Сказка о царевиче и сером волке: Читать сказку Иван-царевич и серый волк онлайн

Содержание

Сказка об Иване-царевиче и Сером Волке — Жуковский. Полный текст стихотворения — Сказка об Иване-царевиче и Сером Волке

Давным-давно был в некотором царстве
Могучий царь, по имени Демьян
Данилович. Он царствовал премудро;
И было у него три сына: Клим-
Царевич, Петр-царевич и Иван-
Царевич. Да еще был у него
Прекрасный сад, и чудная росла
В саду том яблоня; всё золотые
Родились яблоки на ней. Но вдруг
В тех яблоках царевых оказался
Великий недочет; и царь Демьян
Данилович был так тем опечален,
Что похудел, лишился аппетита
И впал в бессонницу. Вот наконец,
Призвав к себе своих трех сыновей,
Он им сказал: «Сердечные друзья
И сыновья мои родные, Клим-
Царевич, Петр-царевич и Иван-
Царевич; должно вам теперь большую
Услугу оказать мне; в царский сад мой
Повадился таскаться ночью вор;
И золотых уж очень много яблок
Пропало; для меня ж пропажа эта
Тошнее смерти. Слушайте, друзья:
Тому из вас, кому поймать удастся
Под яблоней ночного вора, я
Отдам при жизни половину царства;
Когда ж умру, и все ему оставлю
В наследство». Сыновья, услышав то,
Что им сказал отец, уговорились
Поочередно в сад ходить, и ночь
Не спать, и вора сторожить. И первый
Пошел, как скоро ночь настала, Клим-
Царевич в сад, и там залег в густую
Траву под яблоней, и с полчаса
В ней пролежал, да и заснул так крепко,
Что полдень был, когда, глаза продрав,
Он поднялся, во весь зевая рот.
И, возвратясь, царю Демьяну он
Сказал, что вор в ту ночь не приходил.
Другая ночь настала; Петр-царевич
Сел сторожить под яблонею вора;
Он целый час крепился, в темноту
Во все глаза глядел, но в темноте
Все было пусто; наконец и он,
Не одолев дремоты, повалился
В траву и захрапел на целый сад.
Давно был день, когда проснулся он.
Пришед к царю, ему донес он так же,
Как Клим-царевич, что и в эту ночь
Красть царских яблок вор не приходил.
На третью ночь отправился Иван-
Царевич в сад по очереди вора
Стеречь. Под яблоней он притаился,
Сидел не шевелясь, глядел прилежно
И не дремал; и вот, когда настала
Глухая полночь, сад весь облеснуло
Как будто молнией; и что же видит
Иван-царевич? От востока быстро
Летит жар-птица, огненной звездою
Блестя и в день преобращая ночь.
Прижавшись к яблоне, Иван-царевич
Сидит, не движется, не дышит, ждет:
Что будет? Сев на яблоню, жар-птица
За дело принялась и нарвала
С десяток яблок. Тут Иван-царевич,
Тихохонько поднявшись из травы,
Схватил за хвост воровку; уронив
На землю яблоки, она рванулась
Всей силою и вырвала из рук
Царевича свой хвост и улетела;
Однако у него в руках одно
Перо осталось, и такой был блеск
От этого пера, что целый сад
Казался огненным. К царю Демьяну
Пришед, Иван-царевич доложил
Ему, что вор нашелся и что этот
Вор был не человек, а птица; в знак же,
Что правду он сказал, Иван-царевич
Почтительно царю Демьяну подал
Перо, которое он из хвоста
У вора вырвал. С радости отец
Его расцеловал. С тех пор не стали
Красть яблок золотых, и царь Демьян
Развеселился, пополнел и начал
По-прежнему есть, пить и спать. Но в нем
Желанье сильное зажглось: добыть
Воровку яблок, чудную жар-птицу.
Призвав к себе двух старших сыновей,
«Друзья мои, — сказал он, — Клим-царевич
И Петр-царевич, вам уже давно
Пора людей увидеть и себя
Им показать. С моим благословеньем
И с помощью господней поезжайте
На подвиги и наживите честь
Себе и славу; мне ж, царю, достаньте
Жар-птицу; кто из вас ее достанет,
Тому при жизни я отдам полцарства.
А после смерти все ему оставлю
В наследство». Поклонясь царю, немедля
Царевичи отправились в дорогу.
Немного времени спустя пришел
К царю Иван-царевич и сказал:
«Родитель мой, великий государь
Демьян Данилович, позволь мне ехать
За братьями; и мне пора людей
Увидеть, и себя им показать,
И честь себе нажить от них и славу.
Да и тебе, царю, я угодить
Желал бы, для тебя достав жар-птицу.
Родительское мне благословенье
Дай и позволь пуститься в путь мой с богом».
На это царь сказал: «Иван-царевич,
Еще ты молод, погоди; твоя
Пора придет; теперь же ты меня
Не покидай; я стар, уж мне недолго
На свете жить; а если я один
Умру, то на кого покину свой
Народ и царство?» Но Иван-царевич
Был так упрям, что напоследок царь
И нехотя его благословил.
И в путь отправился Иван-царевич;
И ехал, ехал, и приехал к месту,
Где разделялася дорога на три.
Он на распутье том увидел столб,
А на столбе такую надпись: «Кто
Поедет прямо, будет всю дорогу
И голоден и холоден; кто вправо
Поедет, будет жив, да конь его
Умрет, а влево кто поедет, сам
Умрет, да конь его жив будет». Вправо,
Подумавши, поворотить решился
Иван-царевич. Он недолго ехал;
Вдруг выбежал из леса Серый Волк
И кинулся свирепо на коня;
И не успел Иван-царевич взяться
За меч, как был уж конь заеден,
И Серый Волк пропал. Иван-царевич,
Повесив голову, пошел тихонько
Пешком; но шел недолго; перед ним
По-прежнему явился Серый Волк
И человечьим голосом сказал:
«Мне жаль, Иван-царевич, мой сердечный,
Что твоего я доброго коня
Заел, но ты ведь сам, конечно, видел,
Что на столбе написано; тому
Так следовало быть; однако ж ты
Свою печаль забудь и на меня
Садись; тебе я верою и правдой
Служить отныне буду. Ну, скажи же,
Куда теперь ты едешь и зачем?»
И Серому Иван-царевич Волку
Все рассказал. А Серый Волк ему
Ответствовал: «Где отыскать жар-птицу,
Я знаю; ну, садися на меня,
Иван-царевич, и поедем с богом».
И Серый Волк быстрее всякой птицы
Помчался с седоком, и с ним он в полночь
У каменной стены остановился.
«Приехали, Иван-царевич! — Волк
Сказал, — но слушай, в клетке золотой
За этою оградою висит
Жар-птица; ты ее из клетки
Достань тихонько, клетки же отнюдь
Не трогай: попадешь в беду». Иван-
Царевич перелез через ограду;
За ней в саду увидел он жар-птицу
В богатой клетке золотой, и сад
Был освещен, как будто солнцем. Вынув
Из клетки золотой жар-птицу, он
Подумал: «В чем же мне ее везти?»
И, позабыв, что Серый Волк ему
Советовал, взял клетку; но отвсюду
Проведены к ней были струны; громкий
Поднялся звон, и сторожа проснулись,
И в сад сбежались, и в саду Ивана-
Царевича схватили, и к царю
Представили, а царь (он назывался
Далматом) так сказал: «Откуда ты?
И кто ты?» — «Я Иван-царевич; мой
Отец, Демьян Данилович, владеет
Великим, сильным государством; ваша
Жар-птица по ночам летать в наш сад
Повадилась, чтоб золотые красть
Там яблоки: за ней меня послал
Родитель мой, великий государь
Демьян Данилович». На это царь
Далмат сказал: «Царевич ты иль нет,
Того не знаю; но если правду
Сказал ты, то не царским ремеслом
Ты промышляешь; мог бы прямо мне
Сказать: отдай мне, царь Далмат, жар-птицу,
И я тебе ее руками б отдал
Во уважение того, что царь
Демьян Данилович, столь знаменитый
Своей премудростью, тебе отец.
Но слушай, я тебе мою жар-птицу
Охотно уступлю, когда ты сам
Достанешь мне коня Золотогрива;
Принадлежит могучему царю
Афрону он. За тридевять земель
Ты в тридесятое отправься царство
И у могучего царя Афрона
Мне выпроси коня Золотогрива
Иль хитростью какой его достань.
Когда ж ко мне с конем не возвратишься,
То по всему расславлю свету я,
Что ты не царский сын, а вор; и будет
Тогда тебе великий срам и стыд».
Повесив голову, Иван-царевич
Пошел туда, где был им Серый Волк
Оставлен. Серый Волк ему сказал:
«Напрасно же меня, Иван-царевич,
Ты не послушался; но пособить
Уж нечем; будь вперед умней; поедем
За тридевять земель к царю Афрону».
И Серый Волк быстрее всякой птицы
Помчался с седоком; и к ночи в царство
Царя Афрона прибыли они
И у дверей конюшни царской там
Остановились. «Ну, Иван-царевич,
Послушай, — Серый Волк сказал, — войди
В конюшню; конюха спят крепко; ты
Легко из стойла выведешь коня
Золотогрива; только не бери
Его уздечки; снова попадешь в беду».
В конюшню царскую Иван-царевич
Вошел и вывел он коня из стойла;
Но на беду, взглянувши на уздечку,
Прельстился ею так, что позабыл
Совсем о том, что Серый Волк сказал,
И снял с гвоздя уздечку. Но и к ней
Проведены отвсюду были струны;
Все зазвенело; конюха вскочили;
И был с конем Иван-царевич пойман,
И привели его к царю Афрону.
А царь Афрон спросил сурово: «Кто ты?»
Ему Иван-царевич то ж в ответ
Сказал, что и царю Далмату. Царь
Афрон ответствовал: «Хороший ты
Царевич! Так ли должно поступать
Царевичам? И царское ли дело
Шататься по ночам и воровать
Коней? С тебя я буйную бы мог
Снять голову; но молодость твою
Мне жалко погубить; да и коня
Золотогрива дать я соглашусь,
Лишь поезжай за тридевять земель
Ты в тридесятое отсюда царство
Да привези оттуда мне царевну
Прекрасную Елену, дочь царя
Могучего Касима; если ж мне
Ее не привезешь, то я везде расславлю,
Что ты ночной бродяга, плут и вор».
Опять, повесив голову, пошел
Туда Иван-царевич, где его
Ждал Серый Волк. И Серый Волк сказал:
«Ой ты, Иван-царевич! Если б я
Тебя так не любил, здесь моего бы
И духу не было. Ну, полно охать,
Садися на меня, поедем с богом
За тридевять земель к царю Касиму;
Теперь мое, а не твое уж дело».
И Серый Волк опять скакать с Иваном-
Царевичем пустился. Вот они
Проехали уж тридевять земель,
И вот они уж в тридесятом царстве;
И Серый Волк, ссадив с себя Ивана-
Царевича, сказал: «Недалеко
Отсюда царский сад; туда один
Пойду я; ты ж меня дождись под этим
Зеленым дубом». Серый Волк пошел,
И перелез через ограду сада,
И закопался в куст, и там лежал
Не шевелясь. Прекрасная Елена
Касимовна — с ней красные девицы,
И мамушки, и нянюшки — пошла
Прогуливаться в сад; а Серый Волк
Того и ждал: приметив, что царевна,
От прочих отделяся, шла одна,
Он выскочил из-под куста, схватил
Царевну, за спину ее свою
Закинул и давай бог ноги. Страшный
Крик подняли и красные девицы,
И мамушки, и нянюшки; и весь
Сбежался двор, министры, камергеры
И генералы; царь велел собрать
Охотников и всех спустить своих
Собак борзых и гончих — все напрасно:
Уж Серый Волк с царевной и с Иваном-
Царевичем был далеко, и след
Давно простыл; царевна же лежала
Без всякого движенья у Ивана-
Царевича в руках (так Серый Волк
Ее, сердечную, перепугал).
Вот понемногу начала она
Входить в себя, пошевелилась, глазки
Прекрасные открыла и, совсем
Очнувшись, подняла их на Ивана-
Царевича и покраснела вся,
Как роза алая, и с ней Иван-
Царевич покраснел, и в этот миг
Она и он друг друга полюбили
Так сильно, что ни в сказке рассказать,
Ни описать пером того не можно.
И пал в глубокую печаль Иван-
Царевич: крепко, крепко не хотелось
С царевною Еленою ему
Расстаться и отдать ее царю
Афрону; да и ей самой то было
Страшнее смерти. Серый Волк, заметив
Их горе, так сказал: «Иван-царевич,
Изволишь ты кручиниться напрасно;
Я помогу твоей кручине: это
Не служба — службишка; прямая служба
Ждет впереди». И вот они уж в царстве
Царя Афрона. Серый Волк сказал:
«Иван-царевич, здесь должны умненько
Мы поступить: я превращусь в царевну;
А ты со мной явись к царю Афрону.
Меня ему отдай и, получив
Коня Золотогрива, поезжай вперед
С Еленою Касимовной; меня вы
Дождитесь в скрытном месте; ждать же вам
Не будет скучно». Тут, ударясь оземь,
Стал Серый Волк царевною Еленой
Касимовной. Иван-царевич, сдав
Его с рук на руки царю Афрону
И получив коня Золотогрива,
На том коне стрелой пустился в лес,
Где настоящая его ждала
Царевна. Во дворце ж царя Афрона
Тем временем готовилася свадьба:
И в тот же день с невестой царь к венцу
Пошел; когда же их перевенчали
И молодой был должен молодую
Поцеловать, губами царь Афрон
С шершавою столкнулся волчьей мордой,
И эта морда за нос укусила
Царя, и не жену перед собой
Красавицу, а волка царь Афрон
Увидел; Серый Волк недолго стал
Тут церемониться: он сбил хвостом
Царя Афрона с ног и прянул к двери.
Все принялись кричать: «Держи, держи!
Лови, лови!» Куда ты! Уж Ивана-
Царевича с царевною Еленой
Давно догнал проворный Серый Волк;
И уж, сошед с коня Золотогрива,
Иван-царевич пересел на Волка,
И уж вперед они опять, как вихри,
Летели. Вот приехали и в царство
Далматово они. И Серый Волк
Сказал: «В коня Золотогрива
Я превращусь, а ты, Иван-царевич,
Меня отдав царю и взяв жар-птицу,
По-прежнему с царевною Еленой
Ступай вперед; я скоро догоню вас».
Так все и сделалось, как Волк устроил.
Немедленно велел Золотогрива
Царь оседлать, и выехал на нем
Он с свитою придворной на охоту;
И впереди у всех он поскакал
За зайцем; все придворные кричали:
«Как молодецки скачет царь Далмат!»
Но вдруг из-под него на всем скаку
Юркнул шершавый волк, и царь Далмат,
Перекувырнувшись с его спины,
Вмиг очутился головою вниз,
Ногами вверх, и, по плеча ушедши
В распаханную землю, упирался
В нее руками, и, напрасно силясь
Освободиться, в воздухе болтал
Ногами; вся к нему тут свита
Скакать пустилася; освободили
Царя; потом все принялися громко
Кричать: «Лови, лови! Трави, трави!»
Но было некого травить; на Волке
Уже по-прежнему сидел Иван-
Царевич; на коне ж Золотогриве
Царевна, и под ней Золотогрив
Гордился и плясал; не торопясь,
Большой дорогою они шажком
Тихонько ехали; и мало ль, долго ль
Их длилася дорога — наконец
Они доехали до места, где Иван-
Царевич Серым Волком в первый раз
Был встречен; и еще лежали там
Его коня белеющие кости;
И Серый Волк, вздохнув, сказал Ивану-
Царевичу: «Теперь, Иван-царевич,
Пришла пора друг друга нам покинуть;
Я верою и правдою доныне
Тебе служил, и ласкою твоею
Доволен, и, покуда жив, тебя
Не позабуду; здесь же на прощанье
Хочу тебе совет полезный дать:
Будь осторожен, люди злы; и братьям
Родным не верь. Молю усердно бога,
Чтоб ты домой доехал без беды
И чтоб меня обрадовал приятным
Известьем о себе. Прости, Иван-
Царевич». С этим словом Волк исчез.
Погоревав о нем, Иван-царевич,
С царевною Еленой на седле,
С жар-птицей в клетке за плечами, дале
Поехал на коне Золотогриве,
И ехали они дня три, четыре;
И вот, подъехавши к границе царства,
Где властвовал премудрый царь Демьян
Данилович, увидели богатый
Шатер, разбитый на лугу зеленом;
И из шатра к ним вышли… кто же? Клим
И Петр царевичи. Иван-царевич
Был встречею такою несказанно
Обрадован; а братьям в сердце зависть
Змеей вползла, когда они жар-птицу
С царевною Еленой у Ивана-
Царевича увидели в руках:
Была им мысль несносна показаться
Без ничего к отцу, тогда как брат
Меньшой воротится к нему с жар-птицей,
С прекрасною невестой и с конем
Золотогривом и еще получит
Полцарства по приезде; а когда
Отец умрет, и все возьмет в наследство.
И вот они замыслили злодейство:
Вид дружеский принявши, пригласили
Они в шатер свой отдохнуть Ивана-
Царевича с царевною Еленой
Прекрасною. Без подозренья оба
Вошли в шатер. Иван-царевич, долгой
Дорогой утомленный, лег и скоро
Заснул глубоким сном; того и ждали
Злодеи братья: мигом острый меч
Ему они вонзили в грудь, и в поле
Его оставили, и, взяв царевну,
Жар-птицу и коня Золотогрива,
Как добрые, отправилися в путь.
А между тем, недвижим, бездыханен,
Облитый кровью, на поле широком
Лежал Иван-царевич. Так прошел
Весь день; уже склоняться начинало
На запад солнце; поле было пусто;
И уж над мертвым с черным вороненком
Носился, каркая и распустивши
Широко крылья, хищный ворон. Вдруг,
Откуда ни возьмись, явился Серый
Волк: он, беду великую почуяв,
На помощь подоспел; еще б минута,
И было б поздно. Угадав, какой
Был умысел у ворона, он дал
Ему на мертвое спуститься тело;
И только тот спустился, разом цап
Его за хвост; закаркал старый ворон.
«Пусти меня на волю. Серый Волк, —
Кричал он. «Не пущу, — тот отвечал, —
Пока не принесет твой вороненок
Живой и мертвой мне воды!» И ворон
Велел лететь скорее вороненку
За мертвою и за живой водою.
Сын полетел, а Серый Волк, отца
Порядком скомкав, с ним весьма учтиво
Стал разговаривать, и старый ворон
Довольно мог ему порассказать
О том, что он видал в свой долгий век
Меж птиц и меж людей. И слушал
Его с большим вниманьем Серый Волк
И мудрости его необычайной
Дивился, но, однако, все за хвост
Его держал и иногда, чтоб он
Не забывался, мял его легонько
В когтистых лапах. Солнце село; ночь
Настала и прошла; и занялась
Заря, когда с живой водой и мертвой
В двух пузырьках проворный вороненок
Явился. Серый Волк взял пузырьки
И ворона-отца пустил на волю.
Потом он с пузырьками подошел
К лежавшему недвижимо Ивану-
Царевичу: сперва его он мертвой
Водою вспрыснул — и в минуту рана
Его закрылася, окостенелость
Пропала в мертвых членах, заиграл
Румянец на щеках; его он вспрыснул
Живой водой — и он открыл глаза,
Пошевелился, потянулся, встал
И молвил: «Как же долго проспал я!»
«И вечно бы тебе здесь спать, Иван-
Царевич, — Серый Волк сказал, — когда б
Не я; теперь тебе прямую службу
Я отслужил; но эта служба, знай,
Последняя; отныне о себе
Заботься сам. А от меня прими
Совет и поступи, как я тебе скажу.
Твоих злодеев братьев нет уж боле
На свете; им могучий чародей
Кощей бессмертный голову обоим
Свернул, и этот чародей навел
На ваше царство сон; и твой родитель,
И подданные все его теперь
Непробудимо спят; твою ж царевну
С жар-птицей и конем Золотогривом
Похитил вор Кощей; все трое
Заключены в его волшебном замке.
Но ты, Иван-царевич, за свою
Невесту ничего не бойся; злой
Кощей над нею власти никакой
Иметь не может: сильный талисман
Есть у царевны; выйти ж ей из замка
Нельзя; ее избавит только смерть
Кощеева; а как найти ту смерть, и я
Того не ведаю; об этом Баба
Яга одна сказать лишь может. Ты,
Иван-царевич, должен эту Бабу
Ягу найти; она в дремучем, темном лесе,
В седом, глухом бору живет в избушке.
На курьих ножках; в этот лес еще
Никто следа не пролагал; в него
Ни дикий зверь не заходил, ни птица
Не залетала. Разъезжает Баба
Яга по целой поднебесной в ступе,
Пестом железным погоняет, след
Метлою заметает. От нее
Одной узнаешь ты, Иван-царевич,
Как смерть Кощееву тебе достать.
А я тебе скажу, где ты найдешь
Коня, который привезет тебя
Прямой дорогой в лес дремучий к Бабе
Яге. Ступай отсюда на восток;
Придешь на луг зеленый; посреди
Его растут три дуба; меж дубами
В земле чугунная зарыта дверь
С кольцом; за то кольцо ты подыми
Ту дверь и вниз по лестнице сойди;
Там за двенадцатью дверями заперт
Конь богатырский; сам из подземелья
К тебе он выбежит; того коня
Возьми и с богом поезжай; с дороги
Он не собьется. Ну, теперь прости,
Иван-царевич; если бог велит
С тобой нам свидеться, то это будет
Не иначе, как у тебя на свадьбе».
И Серый Волк помчался к лесу; вслед
За ним смотрел Иван-царевич с грустью;
Волк, к лесу подбежавши, обернулся,
В последний раз махнул издалека
Хвостом и скрылся. А Иван-царевич,
Оборотившись на восток лицом,
Пошел вперед. Идет он день, идет
Другой; на третий он приходит к лугу
Зеленому; на том лугу три дуба
Растут; меж тех дубов находит он
Чугунную с кольцом железным дверь;
Он подымает дверь; под тою дверью
Крутая лестница; по ней он вниз
Спускается, и перед ним внизу
Другая дверь, чугунная ж, и крепко
Она замком висячим заперта.
И вдруг он слышит, конь заржал; и ржанье
Так было сильно, что с петлей сорвавшись,
Дверь наземь рухнула с ужасным стуком;
И видит он, что вместе с ней упало
Еще одиннадцать дверей чугунных.
За этими чугунными дверями
Давным-давно конь богатырский заперт
Был колдуном. Иван-царевич свистнул;
Почуяв седока, на молодецкий
Свист богатырский конь из стойла прянул
И прибежал, легок, могуч, красив,
Глаза как звезды, пламенные ноздри,
Как туча грива, словом, конь не конь,
А чудо. Чтоб узнать, каков он силой,
Иван-царевич по спине его
Повел рукой, и под рукой могучей
Конь захрапел и сильно пошатнулся,
Но устоял, копыта втиснув в землю;
И человечьим голосом Ивану-
Царевичу сказал он: «Добрый витязь,
Иван-царевич, мне такой, как ты,
Седок и надобен; готов тебе
Я верою и правдою служить;
Садися на меня, и с богом в путь наш
Отправимся; на свете все дороги
Я знаю; только прикажи, куда
Тебя везти, туда и привезу».
Иван-царевич в двух словах коню
Все объяснил и, севши на него,
Прикрикнул. И взвился могучий конь,
От радости заржавши, на дыбы;
Бьет по крутым бедрам его седок;
И конь бежит, под ним земля дрожит;
Несется выше он дерев стоячих,
Несется ниже облаков ходячих,
И прядает через широкий дол,
И застилает узкий дол хвостом,
И грудью все заграды пробивает,
Летя стрелой и легкими ногами
Былиночки к земле не пригибая,
Пылиночки с земли не подымая.
Но, так скакав день целый, наконец
Конь утомился, пот с него бежал
Ручьями, весь был окружен, как дымом,
Горячим паром он. Иван-царевич,
Чтоб дать ему вздохнуть, поехал шагом;
Уж было под вечер; широким полем
Иван-царевич ехал и прекрасным
Закатом солнца любовался. Вдруг
Он слышит дикий крик; глядит… и что же?
Два Лешая дерутся на дороге,
Кусаются, брыкаются, друг друга
Рогами тычут. К ним Иван-царевич
Подъехавши, спросил: «За что у вас,
Ребята, дело стало?» — «Вот за что, —
Сказал один. — Три клада нам достались:
Драчун-дубинка, скатерть-самобранка
Да шапка-невидимка — нас же двое;
Как поровну нам разделить? Мы
заспорили, и вышла драка; ты
Разумный человек; подай совет нам,
Как поступить?» — «А вот как, — им Иван-
Царевич отвечал. — Пущу стрелу,
А вы за ней бегите; с места ж, где
Она на землю упадет, обратно
Пуститесь взапуски ко мне; кто первый
Здесь будет, тот возьмет себе на выбор
Два клада; а другому взять один.
Согласны ль вы?» — «Согласны», — закричали
Рогатые; и стали рядом. Лук
Тугой свой натянув, пустил стрелу
Иван-царевич: Лешие за ней
Помчались, выпуча глаза, оставив
На месте скатерть, шапку и дубинку.
Тогда Иван-царевич, взяв под мышку
И скатерть и дубинку, на себя
Надел спокойно шапку-невидимку,
Стал невидим и сам и конь и дале
Поехал, глупым Лешаям оставив
На произвол, начать ли снова драку
Иль помириться. Богатырский конь
Поспел еще до захожденья солнца
В дремучий лес, где обитала Баба
Яга. И, въехав в лес, Иван-царевич
Дивится древности его огромных
Дубов и сосен, тускло освещенных
Зарей вечернею; и все в нем тихо:
Деревья все как сонные стоят,
Не колыхнется лист, не шевельнется
Былинка; нет живого ничего
В безмолвной глубине лесной, ни птицы
Между ветвей, ни в травке червяка;
Лишь слышится в молчанье повсеместном
Гремучий топот конский. Наконец
Иван-царевич выехал к избушке
На курьих ножках. Он сказал: «Избушка,
Избушка, к лесу стань задом, ко мне
Стань передом». И перед ним избушка
Перевернулась; он в нее вошел;
В дверях остановясь, перекрестился
На все четыре стороны, потом,
Как должно, поклонился и, глазами
Избушку всю окинувши, увидел,
Что на полу ее лежала Баба
Яга, уперши ноги в потолок
И в угол голову. Услышав стук
В дверях, она сказала: «Фу! фу! фу!
Какое диво! Русского здесь духу
До этих пор не слыхано слыхом,
Не видано видом, а нынче русский
Дух уж в очах свершается. Зачем
Пожаловал сюда, Иван-царевич?
Неволею или волею? Доныне
Здесь ни дубравный зверь не проходил,
Ни птица легкая не пролетала,
Ни богатырь лихой не проезжал;
Тебя как бог сюда занес, Иван-
Царевич?» — «Ах, безмозглая ты ведьма! —
Сказал Иван-царевич Бабе
Яге. — Сначала накорми, напой
Меня ты, молодца, да постели
Постелю мне, да выспаться мне дай,
Потом расспрашивай». И тотчас Баба
Яга, поднявшись на ноги, Ивана-
Царевича как следует обмыла
И выпарила в бане, накормила
И напоила, да и тотчас спать
В постелю уложила, так примолвив:
«Спи, добрый витязь; утро мудренее,
Чем вечер; здесь теперь спокойно
Ты отдохнешь; нужду ж свою расскажешь
Мне завтра; я, как знаю, помогу».
Иван-царевич, богу помолясь,
В постелю лег и скоро сном глубоким
Заснул и проспал до полудня. Вставши,
Умывшися, одевшися, он Бабе
Яге подробно рассказал, зачем
Заехал к ней в дремучий лес; и Баба
Яга ему ответствовала так:
«Ах! добрый молодец Иван-царевич,
Затеял ты нешуточное дело;
Но не кручинься, все уладим с богом;
Я научу, как смерть тебе Кощея
Бессмертного достать; изволь меня
послушать; на море на Окияне,
На острове великом на Буяне
Есть старый дуб; под этим старым дубом
Зарыт сундук, окованный железом;
В том сундуке лежит пушистый заяц;
В том зайце утка серая сидит;
А в утке той яйцо; в яйце же смерть
Кощеева. Ты то яйцо возьми
И с ним ступай к Кощею, а когда
В его приедешь замок, то увидишь,
Что змей двенадцатиголовый вход
В тот замок стережет; ты с этим змеем
Не думай драться, у тебя на то
Дубинка есть; она его уймет.
А ты, надевши шапку-невидимку,
Иди прямой дорогою к Кощею
Бессмертному; в минуту он издохнет,
Как скоро ты при нем яйцо раздавишь,
Смотри лишь не забудь, когда назад
Поедешь, взять и гусли-самогуды:
Лишь их игрою только твой родитель
Демьян Данилович и все его
Заснувшее с ним вместе государство
Пробуждены быть могут. Ну, теперь
Прости, Иван-царевич; бог с тобою;
Твой добрый конь найдет дорогу сам;
Когда ж свершишь опасный подвиг свой,
То и меня, старуху, помяни
Не лихом, а добром». Иван-царевич,
Простившись с Бабою Ягою, сел
На доброго коня, перекрестился,
По молодецки свистнул, конь помчался,
И скоро лес дремучий за Иваном-
Царевичем пропал в дали, и скоро
Мелькнуло впереди чертою синей
На крае неба море Окиян.
Вот прискакал и к морю Окияну
Иван-царевич. Осмотрясь, он видит,
Что у моря лежит рыбачий невод
И что в том неводе морская щука
Трепещется. И вдруг ему та щука
По-человечьи говорит: «Иван-
Царевич, вынь из невода меня
И в море брось; тебе я пригожуся».
Иван-царевич тотчас просьбу щуки
Исполнил, и она, хлестнув хвостом
В знак благодарности, исчезла в море.
А на море глядит Иван-царевич
В недоумении; на самом крае,
Где небо с ним как будто бы слилося,
Он видит, длинной полосою остров
Буян чернеет; он и недалек;
Но кто туда перевезет? Вдруг конь
Заговорил: «О чем, Иван-царевич,
Задумался? О том ли, как добраться
Нам до Буяна острова? Да что
За трудность? Я тебе корабль; сиди
На мне, да крепче за меня держись,
Да не робей, и духом доплывем».
И в гриву конскую Иван-царевич
Рукою впутался, крутые бедра
Коня ногами крепко стиснул; конь
Рассвирепел и, расскакавшись, прянул
С крутого берега в морскую бездну;
На миг и он и всадник в глубине
Пропали; вдруг раздвинулася с шумом
Морская зыбь, и вынырнул могучий
Конь из нее с отважным седоком;
И начал конь копытами и грудью
Бить по водам и волны пробивать,
И вкруг него кипела, волновалась,
И пенилась, и брызгами взлетала
Морская зыбь, и сильными прыжками,
Под крепкие копыта загребая
Кругом ревущую волну, как легкий
На парусах корабль с попутным ветром,
Вперед стремился конь, и длинный след
Шипящею за ним бежал змеею;
И скоро он до острова Буяна
Доплыл и на берег его отлогий
Из моря выбежал, покрытый пеной.
Не стал Иван-царевич медлить; он,
Коня пустив по шелковому лугу
Ходить, гулять и траву медовую
Щипать, пошел поспешным шагом к дубу,
Который рос у берега морского
На высоте муравчатого холма.
И, к дубу подошед, Иван-царевич
Его шатнул рукою богатырской,
Но крепкий дуб не пошатнулся; он
Опять его шатнул — дуб скрипнул; он
Еще шатнул его и посильнее,
Дуб покачнулся, и под ним коренья
Зашевелили землю; тут Иван-царевич
Всей силою рванул его — и с треском
Он повалился, из земли коренья
Со всех сторон, как змеи, поднялися,
И там, где ими дуб впивался в землю,
Глубокая открылась яма. В ней
Иван-царевич кованый сундук
Увидел; тотчас тот сундук из ямы
Он вытащил, висячий сбил замок,
Взял за уши лежавшего там зайца
И разорвал; но только лишь успел
Он зайца разорвать, как из него
Вдруг выпорхнула утка; быстро
Она взвилась и полетела к морю;
В нее пустил стрелу Иван-царевич,
И метко так, что пронизал ее
Насквозь; закрякав, кувырнулась утка;
И из нее вдруг выпало яйцо
И прямо в море; и пошло, как ключ,
Ко дну. Иван-царевич ахнул; вдруг,
Откуда ни возьмись, морская щука
Сверкнула на воде, потом юркнула,
Хлестнув хвостом, на дно, потом опять
Всплыла и, к берегу с яйцом во рту
Тихохонько приближась, на песке
Яйцо оставила, потом сказала:
«Ты видишь сам теперь, Иван-царевич,
Что я тебе в час нужный пригодилась».
С сим словом щука уплыла. Иван-
Царевич взял яйцо; и конь могучий
С Буяна острова на твердый берег
Его обратно перенес. И дале
Конь поскакал и скоро прискакал
К крутой горе, на высоте которой
Кощеев замок был; ее подошва
Обведена была стеной железной;
А у ворот железной той стены
Двенадцатиголовый змей лежал;
И из его двенадцати голов
Всегда шесть спали, шесть не спали, днем
И ночью по два раза для надзора
Сменяясь; а в виду ворот железных
Никто и вдалеке остановиться
Не смел; змей подымался, и от зуб
Его уж не было спасенья — он
Был невредим и только сам себя
Мог умертвить: чужая ж сила сладить
С ним никакая не могла. Но конь
Был осторожен; он подвез Ивана-
Царевича к горе со стороны,
Противной воротам, в которых змей
Лежал и караулил; потихоньку
Иван-царевич в шапке-невидимке
Подъехал к змею; шесть его голов
Во все глаза по сторонам глядели,
Разинув рты, оскалив зубы; шесть
Других голов на вытянутых шеях
Лежали на земле, не шевелясь,
И, сном объятые, храпели. Тут
Иван-царевич, подтолкнув дубинку,
Висевшую спокойно на седле,
Шепнул ей: «Начинай!» Не стала долго
Дубинка думать, тотчас прыг с седла,
На змея кинулась и ну его
По головам и спящим и неспящим
Гвоздить. Он зашипел, озлился, начал
Туда, сюда бросаться; а дубинка
Его себе колотит да колотит;
Лишь только он одну разинет пасть,
Чтобы ее схватить — ан нет, прошу
Не торопиться, уж она
Ему другую чешет морду; все он
Двенадцать ртов откроет, чтоб ее
Поймать, — она по всем его зубам,
Оскаленным как будто напоказ,
Гуляет и все зубы чистит; взвыв
И все носы наморщив, он зажмет
Все рты и лапами схватить дубинку
Попробует — она тогда его
Честит по всем двенадцати затылкам;
Змей в исступлении, как одурелый,
Кидался, выл, кувыркался, от злости
Дышал огнем, грыз землю — все напрасно!
Не торопясь, отчетливо, спокойно,
Без промахов, над ним свою дубинка
Работу продолжает и его,
Как на току усердный цеп, молотит;
Змей наконец озлился так, что начал
Грызть самого себя и, когти в грудь
Себе вдруг запустив, рванул так сильно,
Что разорвался надвое и, с визгом
На землю грянувшись, издох. Дубинка
Работу и над мертвым продолжать
Свою, как над живым, хотела; но
Иван-царевич ей сказал: «Довольно!»
И вмиг она, как будто не бывала
Ни в чем, повисла на седле. Иван-
Царевич, у ворот коня оставив
И разостлавши скатерть-самобранку
У ног его, чтоб мог усталый конь
Наесться и напиться вдоволь, сам
Пошел, покрытый шапкой-невидимкой,
С дубинкою на всякий случай и с яйцом
В Кощеев замок. Трудновато было
Карабкаться ему на верх горы;
Вот, наконец, добрался и до замка
Кощеева Иван-царевич. Вдруг
Он слышит, что в саду недалеко
Играют гусли-самогуды; в сад
Вошедши, в самом деле он увидел,
Что гусли на дубу висели и играли
И что под дубом тем сама Елена
Прекрасная сидела, погрузившись
В раздумье. Шапку-невидимку снявши,
Он тотчас ей явился и рукою
Знак подал, чтоб она молчала. Ей
Потом он на ухо шепнул: «Я смерть
Кощееву принес; ты подожди
Меня на этом месте; я с ним скоро
Управлюся и возвращусь; и мы
Немедленно уедем». Тут Иван-
Царевич, снова шапку-невидимку
Надев, хотел идти искать Кощея
Бессмертного в его волшебном замке,
Но он и сам пожаловал. Приближаясь,
Он стал перед царевною Еленой
Прекрасною и начал попрекать ей
Ее печаль и говорить: «Иван-
Царевич твой к тебе уж не придет;
Его уж нам не воскресить. Но чем же
Я не жених тебе, скажи сама,
Прекрасная моя царевна? Полно ж
Упрямиться, упрямство не поможет;
Из рук моих оно тебя не вырвет;
Уж я…» Дубинке тут шепнул Иван-
Царевич: «Начинай!» И принялась
Она трепать Кощею спину. С криком,
Как бешеный, коверкаться и прыгать
Он начал, а Иван-царевич, шапки
Не сняв, стал приговаривать: «Прибавь,
Прибавь, дубинка; поделом ему,
Собаке, не воруй чужих невест;
Не докучай своей волчьей харей
И глупым сватовством своим прекрасным
Царевнам; злого сна не наводи
На царства! Крепче бей его, дубинка!»
«Да где ты! Покажись! — кричал Кощей —
Перекувырнулся и околел.
Иван-царевич из саду с царевной
Еленою прекрасной вышел, взять
Не позабывши гусли-самогуды,
Жар-птицу и коня Золотогрива.
Когда ж они с крутой горы спустились
И, севши на коней, в обратный путь
Поехали, гора, ужасно затрещав,
Упала с замком, и на месте том
Явилось озеро, и долго черный
Над ним клубился дым, распространяясь
По всей окрестности с великим смрадом.
Тем временем Иван-царевич, дав
Коням на волю их везти, как им
Самим хотелось, весело с прекрасной
Невестой ехал. Скатерть-самобранка
Усердно им дорогою служила,
И был всегда готов им вкусный завтрак,
Обед и ужин в надлежащий час:
На мураве душистой утром, в полдень
Под деревом густовершинным, ночью
Под шелковым шатром, который был
Всегда из двух отдельных половин
Составлен. И за каждой их трапезой
Играли гусли-самогуды; ночью
Светила им жар-птица, а дубинка
Стояла на часах перед шатром;
Кони же, подружась, гуляли вместе,
Каталися по бархатному лугу,
Или траву росистую щипали,
Иль, голову кладя поочередно
Друг другу на спину, спокойно спали.
Так ехали они путем-дорогой
И наконец приехали в то царство,
Которым властвовал отец Ивана-
Царевича, премудрый царь Демьян
Данилович. И царство все, от самых
Его границ до царского дворца,
Объято было сном непробудимым;
И где они ни проезжали, все
Там спало; на поле перед сохой
Стояли спящие волы; близ них
С своим бичом, взмахнутым и заснувшим
На взмахе, пахарь спал; среди большой
Дороги спал ездок с конем, и пыль,
Поднявшись, сонная, недвижным клубом
Стояла; в воздухе был мертвый сон;
На деревах листы дремали молча;
И в ветвях сонные молчали птицы;
В селеньях, в городах все было тихо,
Как будто в гробе: люди по домам,
По улицам, гуляя, сидя, стоя,
И с ними всё: собаки, кошки, куры,
В конюшнях лошади, в закутах овцы,
И мухи на стенах, и дым в трубах —
Всё спало. Так в отцовскую столицу
Иван-царевич напоследок прибыл
С царевною Еленою прекрасной.
И, на широкий въехав царский двор,
Они на нем лежащие два трупа
Увидели: то были Клим и Петр
Царевичи, убитые Кощеем.
Иван-царевич, мимо караула,
Стоявшего в параде сонным строем,
Прошед, по лестнице повел невесту
В покои царские. Был во дворце,
По случаю прибытия двух старших
Царевых сыновей, богатый пир
В тот самый час, когда убил обоих
Царевичей и сон на весь народ
Навел Кощей: весь пир в одно мгновенье
Тогда заснул, кто как сидел, кто как
Ходил, кто как плясал; и в этом сне
Еще их всех нашел Иван-царевич;
Демьян Данилович спал стоя; подле
Царя храпел министр его двора
С открытым ртом, с неконченным во рту
Докладом; и придворные чины,
Все вытянувшись, сонные стояли
Перед царем, уставив на него
Свои глаза, потухшие от сна,
С подобострастием на сонных лицах,
С заснувшею улыбкой на губах.
Иван-царевич, подошед с царевной
Еленою прекрасною к царю,
Сказал: «Играйте, гусли-самогуды»;
И заиграли гусли-самогуды…
Вдруг все очнулось, все заговорило,
Запрыгало и заплясало; словно
Ни на минуту не был прерван пир.
А царь Демьян Данилович, увидя,
Что перед ним с царевною Еленой
Прекрасною стоит Иван-царевич,
Его любимый сын, едва совсем
Не обезумел: он смеялся, плакал,
Глядел на сына, глаз не отводя,
И целовал его, и миловал,
И напоследок так развеселился,
Что руки в боки — и пошел плясать
С царевною Еленою прекрасной.
Потом он приказал стрелять из пушек,
Звонить в колокола и бирючам
Столице возвестить, что возвратился
Иван-царевич, что ему полцарства
Теперь же уступает царь Демьян
Данилович, что он наименован
Наследником, что завтра брак его
С царевною Еленою свершится
В придворной церкви и что царь Демьян
Данилович весь свой народ зовет
На свадьбу к сыну, всех военных, статских,
Министров, генералов, всех дворян
Богатых, всех дворян мелкопоместных,
Купцов, мещан, простых людей и даже
Всех нищих. И на следующий день
Невесту с женихом повел Демьян
Данилович к венцу; когда же их
Перевенчали, тотчас поздравленье
Им принесли все знатные чины
Обоих полов; а народ на площади
Дворцовой той порой кипел, как море;
Когда же вышел с молодыми царь
К нему на золотой балкон, от крика:
«Да здравствует наш государь Демьян
Данилович с наследником Иваном-
Царевичем и с дочерью царевной
Еленою прекрасною!» — все зданья
Столицы дрогнули и от взлетевших
На воздух шапок божий день затмился.
Вот на обед все званные царем
Сошлися гости — вся его столица;
В домах осталися одни больные
Да дети, кошки и собаки. Тут
Свое проворство скатерть-самобранка
Явила: вдруг она на целый город
Раскинулась; сама собою площадь
Уставилась столами, и столы
По улицам в два ряда протянулись;
На всех столах сервиз был золотой,
И не стекло, хрусталь; а под столами
Шелковые ковры повсюду были
Разостланы; и всем гостям служили
Гайдуки в золотых ливреях. Был
Обед такой, какого никогда
Никто не слыхивал: уха, как жидкий
Янтарь, сверкавшая в больших кастрюлях;
Огромножирные, длиною в сажень
Из Волги стерляди на золотых
Узорных блюдах; кулебяка с сладкой
Начинкою, с груздями гуси, каша
С сметаною, блины с икрою свежей
И крупной, как жемчуг, и пироги
Подовые, потопленные в масле;
А для питья шипучий квас в хрустальных
Кувшинах, мартовское пиво, мед
Душистый и вино из всех земель:
Шампанское, венгерское, мадера,
И ренское, и всякие наливки —
Короче молвить, скатерть-самобранка
Так отличилася, что было чудо.
Но и дубинка не лежала праздно:
Вся гвардия была за царский стол
Приглашена, вся даже городская
Полиция — дубинка молодецки
За всех одна служила: во дворце
Держала караул; она ж ходила
По улицам, чтоб наблюдать везде
Порядок: кто ей пьяный попадался,
Того она толкала в спину прямо
На съезжую; кого ж в пустом где доме
За кражею она ловила, тот
Был так отшлепан, что от воровства
Навеки отрекался и вступал
На путь добродетели — дубинка, словом,
Неимоверные во время пира
Царю, гостям и городу всему
Услуги оказала. Между тем
Всё во дворце кипело, гости ели
И пили так, что с их румяных лиц
Катился пот; тут гусли-самогуды
Явили все усердие свое:
При них не нужен был оркестр, и гости
Уж музыки наслышались такой,
Какая никогда им и во сне
Не грезилась. Но вот, когда наполнив
Вином заздравный кубок, царь Демьян
Данилович хотел провозгласить
Сам многолетье новобрачным, громко
На площади раздался трубный звук;
Все изумились, все оторопели;
Царь с молодыми сам идет к окну,
И что же их является очам?
Карета в восемь лошадей (трубач
С трубою впереди) к крыльцу дворца
Сквозь улицу толпы народной скачет;
И та карета золотая; козлы
С подушкою и бархатным покрыты
Наметом; назади шесть гайдуков;
Шесть скороходов по бокам; ливреи
На них из серого сукна, по швам
Басоны; на каретных дверцах герб:
В червленом поле волчий хвост под графской
Короною. В карету заглянув,
Иван-царевич закричал: «Да это
Мой благодетель Серый Волк!» Его
Встречать бегом он побежал. И точно,
Сидел в карете Серый Волк; Иван-
Царевич, подскочив к карете, дверцы
Сам отворил, подножку сам откинул
И гостя высадил; потом он, с ним
Поцеловавшись, взял его за лапу,
Ввел во дворец и сам его царю
Представил. Серый Волк, отдав поклон
Царю, осанисто на задних лапах
Всех обошел гостей, мужчин и дам,
И всем, как следует, по комплименту
Приятному сказал; он был одет
Отлично: красная на голове
Ермолка с кисточкой, под морду лентой
Подвязанная; шелковый платок
На шее; куртка с золотым шитьем;
Перчатки лайковые с бахромою;
Перепоясанные тонкой шалью
Из алого атласа шаровары;
Сафьяновые на задних лапах туфли,
И на хвосте серебряная сетка
С жемчужною кистью — так был Серый Волк
Одет. И всех своим он обхожденьем
Очаровал; не только что простые
Дворяне маленьких чинов и средних,
Но и чины придворные, статс-дамы
И фрейлины все были от него
Как без ума. И, гостя за столом
С собою рядом посадив, Демьян
Данилович с ним кубком в кубок стукнул
И возгласил здоровье новобрачным,
И пушечный заздравный грянул залп.
Пир царский и народный продолжался
До темной ночи; а когда настала
Ночная тьма, жар-птицу на балконе
В ее богатой клетке золотой
Поставили, и весь дворец, и площадь,
И улицы, кипевшие народом,
Яснее дня жар-птица осветила.
И до утра столица пировала.
Был ночевать оставлен Серый Волк;
Когда же на другое утро он,
Собравшись в путь, прощаться стал с Иваном-
Царевичем, его Иван-царевич
Стал уговаривать, чтоб он у них
Остался на житье, и уверял,
Что всякую получит почесть он,
Что во дворце дадут ему квартиру,
Что будет он по чину в первом классе,
Что разом все получит ордена,
И прочее. Подумав, Серый Волк
В знак своего согласия Ивану-
Царевичу дал лапу, и Иван-
Царевич так был тронут тем, что лапу
Поцеловал. И во дворце стал жить
Да поживать по-царски Серый Волк.
Вот наконец, по долгом, мирном, славном
Владычестве, премудрый царь Демьян
Данилович скончался, на престол
Взошел Иван Демьянович; с своей
Царицей он до самых поздних лет
Достигнул, и господь благословил
Их многими детьми; а Серый Волк
Душою в душу жил с царем Иваном
Демьяновичем, нянчился с его
Детьми, сам, как дитя, резвился с ними,
Меньшим рассказывал нередко сказки,
А старших выучил читать, писать
И арифметике и им давал
Полезные для сердца наставленья.
Вот напоследок, царствовав премудро,
И царь Иван Демьянович скончался;
За ним последовал и Серый Волк
В могилу. Но в его нашлись бумагах
Подробные записки обо всем,
Что на своем веку в лесу и свете
Заметил он, и мы из тех записок
Составили правдивый наш рассказ.

👍 Иван-царевич и серый волк 🐱

Сказки » Сказки народов мира » Русские народные сказки » Иван-царевич и серый волк

Порекомендовать к прочтению:

Страницы: 1 2 3

Жил-был царь Берендей, у него было три сына, младшего звали Иваном.
И был у царя сад великолепный; росла в том саду яблоня с золотыми яблоками.

Стал кто-то царский сад посещать, золотые яблоки воровать. Царю жалко стало свой сад. Посылает он туда караулы. Никакие караулы не могут уследить похитника.

Царь перестал и пить и есть, затосковал. Сыновья отца утешают:
— Дорогой наш батюшка, не печалься, мы сами станем сад караулить.
Старший сын говорит:
— Сегодня моя очередь, пойду стеречь сад от похитника.
Отправился старший сын. Сколько ни ходил с вечеру, никого не уследил, припал на мягкую траву и уснул.
Утром царь его спрашивает:
— Ну-ка, не обрадуешь ли меня: не видал ли ты похитника?
— Нет, родимый батюшка, всю ночь не спал, глаз не смыкал, а никого не видал.
На другую ночь пошел средний сын караулить и тоже проспал всю ночь, а наутро сказал, что не видал похитника.
Наступило время младшего брата идти стеречь. Пошел Иван-царевич стеречь отцов сад и даже присесть боится, не то что прилечь. Как его сон задолит, он росой с травы умоется, сон и прочь с глаз. Половина ночи прошла, ему и чудится: в саду свет. Светлее и светлее. Весь сад осветило. Он видит — на яблоню села Жар-птица и клюет золотые яблоки.

Иван-царевич тихонько подполз к яблоне и поймал птицу за хвост. Жар-птица встрепенулась и улетела, осталось у него в руке одно перо от ее хвоста. Наутро приходит Иван-царевич к отцу.
— Ну что, дорогой мой Ваня, не видал ли ты похитника?
— Дорогой батюшка, поймать не поймал, а проследил, кто наш сад разоряет. Вот от похитника память вам принес. Это, батюшка, Жар-птица.
Царь взял это перо и с той поры стал пить и есть и печали не знать. Вот в одно прекрасное время ему и раздумалось об этой об Жар-птице.
Позвал он сыновей и говорит им:
— Дорогие мои дети, оседлали бы вы добрых коней, поездили бы по белу свету, места познавали, не напали бы где на Жар-птицу.

Дети отцу поклонились, оседлали добрых коней и отправились в путь — дорогу: старший в одну сторону, средний в другую, а Иван-царевич в третью сторону.

Ехал Иван-царевич долго ли, коротко ли. День был летний. Приустал Иван-царевич, слез с коня, спутал его, а сам свалился спать.
Много ли, мало ли времени прошло, пробудился Иван-царевич, видит — коня нет. Пошел его искать, ходил, ходил и нашел своего коня — одни кости обглоданные. Запечалился Иван-царевич: куда без коня идти в такую даль?
«Ну что же, — думает, — взялся — делать нечего». И пошел пеший.
Шел, шел, устал до смерточки. Сел на мягкую траву и пригорюнился, сидит.
Откуда ни возьмись, бежит к нему серый волк:
— Что, Иван-царевич, сидишь пригорюнился, голову повесил?
— Как же мне не печалиться, серый волк? Остался я без доброго коня.
— Это я, Иван-царевич, твоего коня съел… Жалко мне тебя! Расскажи, зачем в даль поехал, куда путь держишь?

— Послал меня батюшка поездить по белу свету, найти Жар-птицу.
— Фу, фу, тебе на своем добром коне в три года не доехать до Жар-птицы. Я один знаю, где она живет. Так и быть — коня твоего съел, буду тебе служить верой — правдой. Садись на меня да держись крепче.

Сел Иван-царевич на него верхом, серый волк и поскакал — синие леса мимо глаз пропускает, озера хвостом заметает. Долго ли, коротко ли, добегают они до высокой крепости. Серый волк и говорит:

— Слушай меня, Иван-царевич, запоминай: полезай через стену, не бойся — час удачный, все сторожа спят. Увидишь в тереме окошко, на окошке стоит золотая клетка, а в клетке сидит Жар-птица. Ты птицу возьми, за пазуху положи, да смотри клетки не трогай!
Иван-царевич через стену перелез, увидел этот терем — на окошке стоит золотая клетка, в клетке сидит Жар-птица. Он птицу взял, за пазуху положил, да засмотрелся на клетку. Сердце его и разгорелось: «Ах, какая — золотая, драгоценная! Как такую не взять!» И забыл, что волк ему наказывал. Только дотронулся до клетки, пошел по крепости звук: трубы затрубили, барабаны забили, сторожа пробудились, схватили Ивана-царевича и повели его к царю Афрону.

Царь Афрон разгневался и спрашивает:
— Чей ты, откуда?
— Я царя Берендея сын, Иван-царевич.
— Ай, срам какой! Царский сын да пошел воровать.
— А что же, когда ваша птица летала, наш сад разоряла?
— А ты бы пришел ко мне, по совести попросил, я бы ее так отдал, из уважения к твоему родителю, царю Берендею. А теперь по всем городам пущу нехорошую славу про вас… Ну да ладно, сослужишь мне службу, я тебя прощу. В таком — то царстве у царя Кусмана есть конь златогривый. Приведи его ко мне, тогда отдам тебе Жар-птицу с клеткой.

Загорюнился Иван-царевич, идет к серому волку. А волк ему:
— Я же тебе говорил, не шевели клетку! Почему не слушал мой наказ?
— Ну прости же ты меня, прости, серый волк.
— То — то, прости… Ладно, садись на меня. Взялся за гуж, не говори, что не дюж.
Опять поскакал серый волк с Иваном — царевичем. Долго ли, коротко ли, добегают они до той крепости, где стоит конь златогривый.
— Полезай, Иван-царевич, через стену, сторожа спят, иди на конюшню, бери коня, да смотри уздечку не трогай!
Иван-царевич перелез в крепость, там все сторожа спят, зашел на конюшню, поймал коня златогривого, да позарился на уздечку — она золотом, дорогими камнями убрана; в ней златогривому коню только и гулять.

Страницы: 1 2 3

Поделитесь ссылкой на сказку с друзьями:

Поставить книжку к себе на полку
 Распечатать сказку

Читайте также сказки:


Иван-царевич и серый волк — русская народная сказка

Иван-царевич и серый волк — одна из самых любимых русских народных сказок. С помощью серого волка Иван-царевич находит Жар-птицу, красавицу жену Елену Прекрасную, верного златогривого коня и побеждает завистников. (А.Н. Афанасьев, 1819 г.)

Иван-царевич и серый волк читать

В некотором было царстве, в некотором государстве был-жил царь, по имени Выслав Андронович. У него было три сына-царевича: первый — Димитрий-царевич, другой — Василий-царевич, а третий — Иван-царевич.
У того царя Выслава Андроновича был сад такой богатый, что ни в котором государстве лучше того не было; в том саду росли разные дорогие деревья с плодами и без плодов, и была у царя одна яблоня любимая, и на той яблоне росли яблочки все золотые.
Повадилась к царю Выславу в сад летать жар-птица; на ней перья золотые, а глаза восточному хрусталю подобны. Летала она в тот сад каждую ночь и садилась на любимую Выслава-царя яблоню, срывала с нее золотые яблочки и опять улетала.

Царь Выслав Андронович весьма крушился о той яблоне, что жар-птица много яблок с нее сорвала; почему призвал к себе трех своих сыновей и сказал им:
— Дети мои любезные! Кто из вас может поймать в моем саду жар-птицу? Кто изловит ее живую, тому еще при жизни моей отдам половину царства, а по смерти и все.
Тогда дети его царевичи возопили единогласно:
— Милостивый государь-батюшка, ваше царское величество! Мы с великою радостью будет стараться поймать жар-птицу живую.
На первую ночь пошел караулить в сад Димитрий-царевич и, усевшись под ту яблоню, с которой жар-птица яблочки срывала, заснул и не слыхал, как та жар-птица прилетала и яблок весьма много ощипала.
Поутру царь Выслав Андронович призвал к себе своего сына Димитрия-царевича и спросил:
— Что, сын мой любезный, видел ли ты жар-птицу или нет?
Он родителю своему отвечал:
— Нет, милостивый государь-батюшка! Она эту ночь не прилетала.
На другую ночь пошел в сад караулить жар-птицу Василий-царевич. Он сел под ту же яблоню и, сидя час и другой ночи, заснул так крепко, что не слыхал, как жар-птица прилетала и яблочки щипала.
Поутру царь Выслав Призвал его к себе и спрашивал:
— Что, сын мой любезный, видел ли ты жар-птицу или нет?
— Милостивый государь-батюшка! Она эту ночь не прилетала.
На третью ночь пошел в сад караулить Иван-царевич и сел под ту же яблонь; сидит он час, другой и третий — вдруг осветило весь сад так, как бы он многими огнями освещен был: прилетела жар-птица, села на яблоню и начала щипать яблочки.

Иван-царевич подкрался к ней так искусно, что ухватил ее за хвост; однако не мог ее удержать: жар-птица вырвалась и полетела, и осталось у Ивана-царевича в руке только одно перо из хвоста, за которое он весьма крепко держался.
Поутру, лишь только царь Выслав от сна пробудился, Иван-царевич пошел к нему и отдал ему перышко жар-птицы.
Царь Выслав весьма был обрадован, что меньшому его сыну удалось хотя одно перо достать от жар-птицы.
Это перо было так чудно и светло, что ежели принесть его в темную горницу, то оно так сияло, как бы в том покое было зажжено великое множество свеч. Царь Выслав положил то перышко в свой кабинет как такую вещь, которая должна вечно храниться. С тех пор жар-птица не латала уже в сад.
Царь Выслав опять призвал к себе детей своих и говорил им:
— Дети мои любезные! Поезжайте, я даю вам свое благословение, отыщите жар-птицу и привезите ко мне живую; а что прежде я обещал, то, конечно, получит тот, кто жар-птицу ко мне привезет.
Димитрий и Василий-царевичи начали иметь злобу на меньшего своего брата Ивана-царевича, что ему удалось выдернуть у жар-птицы из хвоста перо; взяли они у отца своего благословение и поехали двое отыскивать жар-птицу.
А Иван-царевич также начал у родителя своего просить на то благословения. Царь Выслав сказал ему:
— Сын мой любезный, чадо мое милое! Ты еще молод и к такому дальнему и трудному пути непривычен; зачем тебе от меня отлучаться? Ведь братья твои и так поехали. Ну, ежели и ты от меня уедешь, и вы все трое долго не возвратитесь? Я уже при старости и хожу под богом; ежели во время отлучки вашей господь бог отымет мою жизнь, то кто вместо меня будет управлять моим царством? Тогда может сделаться бунт или несогласие между нашим народом, а унять будет некому; или неприятель под наши области подступит, а управлять войсками нашими будет некому.

Однако сколько царь Выслав ни старался удерживать Ивана-царевича, но никак не мог не отпустить его, по его неотступной просьбе. Иван-царевич взял у родителя своего благословение, выбрал себе коня, и поехал в путь, и ехал, сам не зная, куды едет.
Едучи путем-дорогою, близко ли, низко ли, высоко ли, скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается, наконец приехал он в чистое поле, в зеленые луга. А в чистом поле стоит столб, а на столбу написаны эти слова: «Кто поедет от столба сего прямо, тот будет голоден и холоден; кто поедет в правую сторону, тот будет здрав и жив, а конь его будет мертв; а кто поедет в левую сторону, тот сам будет убит, а конь его жив и здрав останется».
Иван-царевич прочел эту надпись и поехал в правую сторону, держа на уме: хотя конь его и убит будет, зато сам жив останется и со временем может достать себе другого коня.
Он ехал день, другой и третий — вдруг вышел ему навстречу пребольшой серый волк и сказал:
— Ох ты гой еси, младой юноша, Иван-царевич! Ведь ты читал, на столбе написано, что конь твой будет мертв; так зачем сюда едешь?
Волк вымолвил эти слова, разорвал коня Ивана-царевича надвое и пошел прочь в сторону.
Иван-царевич вельми сокрушался по своему коню, заплакал горько и пошел пеший.
Он шел целый день и устал несказанно и только что хотел присесть отдохнуть, вдруг нагнал его серый волк и сказал ему:
— Жаль мне тебя, Иван-царевич, что ты пеш изнурился; жаль мне и того, что я заел твоего доброго коня. Добро! Садись на меня, на серого волка, и скажи, куда тебя везти и зачем?

Иван-царевич сказал серому волку, куды ему ехать надобно; и серый волк помчался с ним пуще коня и чрез некоторое время как раз ночью привез Ивана-царевича к каменной стене не гораздо высокой, остановился и сказал:
— Ну, Иван-царевич, слезай с меня, с серого волка, и полезай через эту каменную стену; тут за стеною сад, а в том саду жар-птица сидит в золотой клетке. Ты жар-птицу возьми, а золотую клетку не трогай; ежели клетку возьмешь, то тебе оттуда не уйти будет: тебя тотчас поймают!

Иван-царевич перелез через каменную стену в сад, увидел жар-птицу в золотой клетке и очень на нее прельстился. Вынул птицу из клетки и пошел назад, да потом одумался и сказал сам себе:
— Что я взял жар-птицу без клетки, куда я ее посажу?
Воротился и лишь только снял золотую клетку — то вдруг пошел стук и гром по всему саду, ибо к той золотой клетке были струны приведены. Караульные тотчас проснулись, прибежали в сад, поймали Ивана-царевича с жар-птицею и привели к своему царю, которого звали Долматом.
Царь Долмат весьма разгневался на Ивана-царевича и вскричал на него громким и сердитым голосом:
— Как не стыдно тебе, младой юноша, воровать! Да кто ты таков, и которыя земли, и какого отца сын, и как тебя по имени зовут?
Иван-царевич ему молвил:
— Я есмь из царства Выславова, сын царя Выслава Андроновича, а зовут меня Иван-царевич. Твоя жар-птица повадилась к нам летать в сад по всякую ночь, и срывала с любимой отца моего яблони золотые яблочки, и почти все дерево испортила; для того послал меня мой родитель, чтобы сыскать жар-птицу и к нему привезть.
— Ох ты, младой юноша, Иван-царевич, — молвил царь Долмат, — пригоже ли так делать, как ты сделал? Ты бы пришел ко мне, я бы тебе жар-птицу честию отдал; а теперь хорошо ли будет, когда я разошлю во все государства о тебе объявить, как ты в моем государстве нечестно поступил? Однако слушай, Иван-царевич! Ежели ты сослужишь мне службу — съездишь за тридевять земель, в тридесятое государство, и достанешь мне от царя Афрона коня златогривого, то я тебя в твоей вине прощу и жар-птицу тебе с великою честью отдам; а ежели не сослужишь этой службы, то дам о тебе знать во все государства, что ты нечестный вор.
Иван-царевич пошел от царя Долмата в великой печали, обещая ему достать коня златогривого.
Пришел он к серому волку и рассказал ему обо всем, что ему царь Долмат говорил.
— Ох ты гой еси, младой юноша, Иван-царевич! — молвил ему серый волк. — Для чего ты слова моего не слушался и взял золотую клетку?
— Виноват я перед тобою, сказал волку Иван-царевич.
— Добро, быть так! — молвил серый волк. — Садись на меня, на серого волка; я тебя свезу, куды тебе надобно.

Иван-царевич сел серому волку на спину; а волк побежал так скоро, аки стрела, и бежал он долго ли, коротко ли, наконец прибежал в государство царя Афрона ночью.
И, пришедши к белокаменным царским конюшням, серый волк Ивану-царевичу сказал:
— Ступай, Иван-царевич, в эти белокаменные конюшни (теперь караульные конюхи все крепко спят!) и бери ты коня златогривого. Только тут на стене висит золотая узда, ты ее не бери, а то худо тебе будет.
Иван-царевич, вступя в белокаменные конюшни, взял коня и пошел было назад; но увидел на стене золотую узду и так на нее прельстился, что снял ее с гвоздя, и только что снял — как вдруг пошел гром и шум по всем конюшням, потому что к той узде были струны приведены. Караульные конюхи тотчас проснулись, прибежали, Ивана-царевича поймали и повели к царю Афрону.

Царь Афрон начал его спрашивать:
— Ох ты гой еси, младой юноша! Скажи мне, из которого ты государства, и которого отца сын, и как тебя по имени зовут?
На то отвечал ему Иван-царевич:
— Я сам из царства Выславова, сын царя Выслава Андроновича, а зовут меня Иваном-царевичем.
— Ох ты, младой юноша, Иван-царевич! — сказал ему царь Афрон. — Честного ли рыцаря это дело, которое ты сделал? Ты бы пришел ко мне, я бы тебе коня златогривого с честию отдал. А теперь хорошо ли тебе будет, когда я разошлю во все государства объявить, как ты нечестно в моем государстве поступил? Однако слушай, Иван-царевич! Ежели ты сослужишь мне службу и съездишь за тридевять земель, в тридесятое государство, и достанешь мне королевну Елену Прекрасную, в которую я давно и душою и сердцем влюбился, а достать не могу, то я тебе эту вину прощу и коня златогривого с золотою уздою честно отдам. А ежели этой службы мне не сослужишь, то я о тебе дам знать во все государства, что ты нечестный вор, и пропишу все, как ты в моем государстве дурно сделал.
Тогда Иван-царевич обещался царю Афрону королевну Елену Прекрасную достать, а сам пошел из палат его и горько заплакал.
Пришел к серому волку и рассказал все, что с ним случилося.
— Ох ты гой еси, младой юноша, Иван-царевич! — молвил ему серый волк. — Для чего ты слова моего не слушался и взял золотую узду?
— Виноват я пред тобою, — сказал волку Иван-царевич.
— Добро, быть так! — продолжал серый волк. — Садись на меня, на серого волка; я тебя свезу, куды тебе надобно.
Иван-царевич сел серому волку на спину; а волк побежал так скоро, как стрела, и бежал он, как бы в сказке сказать, недолгое время и, наконец, прибежал в государство королевны Елены Прекрасной.
И, пришедши к золотой решетке, которая окружала чудесный сад, волк сказал Ивану-царевичу:
— Ну, Иван-царевич, слезай теперь с меня, с серого волка, и ступай назад по той же дороге, по которой мы сюда пришли, и ожидай меня в чистом поле под зеленым дубом.
Иван-царевич пошел, куда ему велено. Серый же волк сел близ той золотой решетки и дожидался, покуда пойдет прогуляться в сад королевна Елена Прекрасная.

К вечеру, когда солнышко стало гораздо опущаться к западу, почему и в воздухе было не очень жарко, королевна Елена Прекрасная пошла в сад прогуливаться со своими нянюшками и с придворными боярынями. Когда она вошла в сад и подходила к тому месту, где серый волк сидел за решеткою, — вдруг серый волк перескочил через решетку в сад и ухватил королевну Елену Прекрасную, перескочил назад и побежал с нею что есть силы-мочи.
Прибежал в чистое поле под зеленый дуб, где его Иван-царевич дожидался, и сказал ему:
— Иван-царевич, садись поскорее на меня, на серого волка!
Иван-царевич, сел на него, а серый волк помчал их обоих к государству царя Афрона.
Няньки, и мамки, и все боярыни придворные, которые гуляли в саду с прекрасною королевною Еленою, побежали тотчас во дворец и послали в погоню, чтоб догнать серого волка; однако сколько гонцы ни гнались, не могли нагнать и воротились назад.
Иван-царевич, сидя на сером волке вместе с прекрасною королевною Еленою, возлюбил ее сердцем, а она Ивана-царевича; и когда серый волк прибежал в государство царя Афрона и Ивану-царевичу надобно было отвести прекрасную королевну Елену во дворец и отдать царю, тогда царевич весьма запечалился и начал слезно плакать.
Серый волк спросил его:
— О чем ты плачешь, Иван-царевич?
На то ему Иван-царевич отвечал:
— Друг мой, серый волк! Как мне, доброму молодцу, не плакать и не крушиться? Я сердцем возлюбил прекрасную королевну Елену, а теперь должен отдать ее царю Афрону за коня златогривого, а ежели ее не отдам, то царь Афрон обесчестит меня во всех государствах.
— Служил я тебе много, Иван-царевич, — сказал серый волк, — сослужу и эту службу. Слушай, Иван-царевич; я сделаюсь прекрасной королевной Еленой, и ты меня отведи к царю Афрону и возьми коня златогривого; он меня почтет за настоящую королевну. И когда ты сядешь на коня златогривого и уедешь далеко, тогда я выпрошусь у царя Афрона в чистое поле погулять; и как он меня отпустит с нянюшками, и с мамушками, и со всеми придворными боярынями и буду я с ними в чистом поле, тогда ты меня вспомяни — и я опять у тебя буду.
Серый волк вымолвил эти речи, ударился о сыру землю — и стал прекрасною королевною Еленою, так что никак и узнать нельзя, чтоб то не она была.
Иван-царевич взял серого волка, пошел во дворец к царю Афрону, а прекрасной королевне Елене велел дожидаться за городом.
Когда Иван-царевич пришел к царю Афрону с мнимою Еленою Прекрасною, то царь вельми возрадовался в сердце своем, что получил такое сокровище, которого он давно желал. Он принял ложную королевну, а коня златогривого вручил Ивану-царевичу.
Иван-царевич сел на того коня и выехал за город; посадил с собою Елену Прекрасную и поехал, держа путь к государству царя Долмата.
Серый же волк живет у царя Афрона день, другой и третий вместо прекрасной королевны Елены, а на четвертый день пришел к царю Афрону проситься в чистом поле погулять, чтоб разбить тоску-печаль лютую. Как возговорил ему царь Афрон:
— Ах, прекрасная моя королевна Елена! Я для тебя все сделаю, отпущу тебя в чистое поле погулять.
И тотчас приказал нянюшкам, и мамушкам, и всем придворным боярыням с прекрасною королевною идти в чистое поле гулять.
Иван же царевич ехал путем-дорогою с Еленою Прекрасною, разговаривал с нею и забыл было про серого волка; да потом вспомнил:
— Ах, где-то мой серый волк?
Вдруг откуда ни взялся — стал он перед Иваном-царевичем и сказал ему:
— Садись, Иван-царевич, на меня, на серого волка, а прекрасная королевна пусть едет на коне златогривом.
Иван-царевич сел на серого волка, и поехали они в государство царя Долмата. Ехали они долго ли, коротко ли и, доехав до того государства, за три версты от города остановились. Иван-царевич начал просить серого волка:
— Слушай ты, друг мой любезный, серый волк! Сослужил ты мне много служб, сослужи мне и последнюю, а служба твоя будет вот какая: не можешь ли ты оборотиться в коня златогривого наместо этого, потому что с этим златогривым конем мне расстаться не хочется.
Вдруг серый волк ударился о сырую землю — и стал конем златогривым.
Иван-царевич, оставя прекрасную королевну Елену в зеленом лугу, сел на серого волка и поехал во дворец к царю Долмату.
И как скоро туда приехал, царь Долмат увидел Ивана-царевича, что едет он на коне златогривом, весьма обрадовался, тотчас вышел из палат своих, встретил царевича на широком дворе, поцеловал его во уста сахарные, взял его за правую руку и повел в палаты белокаменные.
Царь Долмат для такой радости велел сотворить пир, и они сели за столы дубовые, за скатерти браные; пили, ели, забавлялися и веселилися ровно два дня, а на третий день царь Долмат вручил Ивану-царевичу жар-птицу с золотою клеткою.
Царевич взял жар-птицу, пошел за город, сел на коня златогривого вместе с прекрасной королевной Еленою и поехал в свое отечество, в государство царя Выслава Андроновича.
Царь же Долмат вздумал на другой день своего коня златогривого объездить в чистом поле; велел его оседлать, потом сел на него и поехал в чистое поле; и лишь только разъярил коня, как он сбросил с себя царя Долмата и, оборотясь по-прежнему в серого волка, побежал и нагнал Ивана-царевича.

— Иван-царевич! — сказал он. — Садись на меня, на серого волка, а королевна Елена Прекрасная пусть едет на коне златогривом.
Иван-царевич сел на серого волка, и поехали они в путь. Как скоро довез серый волк Ивана-царевича до тех мест, где его коня разорвал, он остановился и сказал:
— Ну, Иван-царевич, послужил я тебе довольно верою и правдою. Вот на сем месте разорвал я твоего коня надвое, до этого места и довез тебя. Слезай с меня, с серого волка, теперь есть у тебя конь златогривый, так ты сядь на него и поезжай, куда тебе надобно; а я тебе больше не слуга.
Серый волк вымолвил эти слова и побежал в сторону; а Иван-царевич заплакал горько по сером волке и поехал в путь свой с прекрасною королевною.
Долго ли, коротко ли ехал он с прекрасною королевною Еленою на коне златогривом и, не доехав до своего государства за двадцать верст, остановился, слез с коня и вместе с прекрасною королевною лег отдохнуть от солнечного зною под деревом; коня златогривого привязал к тому же дереву, а клетку с жар-птицею поставил подле себя.
Лежа на мягкой траве и ведя разговоры полюбовные, они крепко уснули.
В то самое время братья Ивана-царевича, Димитрий и Василий-царевичи, ездя по разным государствам и не найдя жар-птицы, возвращались в свое отечество с порожними руками; нечаянно наехали они на своего сонного брата Ивана-царевича с прекрасною королевною Еленою.
Увидя на траве коня златогривого и жар-птицу в золотой клетке, весьма на них прельстилися и вздумали брата своего Ивана-царевича убить до смерти.
Димитрий-царевич вынул из ножон меч свой, заколол Ивана-царевича и изрубил его на мелкие части; потом разбудил прекрасную королевну Елену и начал ее спрашивать:
— Прекрасная девица! Которого ты государства, и какого отца дочь, и как тебя по имени зовут?
Прекрасная королевна Елена, увидя Ивана-царевича мертвого, крепко испугалась, стала плакать горькими слезами и во слезах говорила:
— Я королевна Елена Прекрасная, а достал меня Иван-царевич, которого вы злой смерти предали. Вы тогда б были добрые рыцари, если б выехали с ним в чистое поле да живого победили, а то убили сонного и тем какую себе похвалу получите? Сонный человек — что мертвый!
Тогда Димитрий-царевич приложил свой меч к сердцу прекрасной королевны Елены и сказал ей:
— Слушай, Елена Прекрасная! Ты теперь в наших руках; мы повезем тебя к нашему батюшке, царю Выславу Андроновичу, и ты скажи ему, что мы и тебя достали, и жар-птицу, и коня златогривого. Ежели этого не скажешь, сейчас тебя смерти предам!
Прекрасная королевна Елена, испугавшись смерти, обещалась им и клялась всею святынею, что будет говорить так, как ей велено.
Тогда Димитрий-царевич с Васильем-царевичем начали метать жребий, кому достанется прекрасная королевна Елена и кому конь златогривый? И жребий пал, что прекрасная королевна должна достаться Василию-царевичу, а конь златогривый Димитрию-царевичу.
Тогда Василий-царевич взял прекрасную королевну Елену, посадил на своего доброго коня, а Димитрий-царевич сел на коня златогривого и взял жар-птицу, чтобы вручить ее родителю своему, царю Выславу Андроновичу, и поехали в путь.
Иван-царевич лежал мертв на том месте ровно тридцать дней, и в то время набежал на него серый волк и узнал по духу Ивана-царевича. Захотел помочь ему — оживить, да не знал, как это сделать.
В то время увидел серый волк одного ворона и двух воронят, которые летали над трупом и хотели спуститься на землю и наесться мяса Ивана-царевича. Серый волк спрятался за куст, и как скоро воронята спустились на землю и начали есть тело Ивана-царевича, он выскочил из-за куста, схватил одного вороненка и хотел было разорвать его надвое. Тогда ворон спустился на землю, сел поодаль от серого волка и сказал ему:
— Ох ты гой еси, серый волк! Не трогай моего младого детища; ведь он тебе ничего не сделал.
— Слушай, ворон воронович! — молвил серый волк. — Я твоего детища не трону и отпущу здрава и невредима, когда ты мне сослужишь службу: слетаешь за тридевять земель, в тридесятое государство, и принесешь мне мертвой и живой воды.
На то ворон воронович сказал серому волку:
— Я тебе службу эту сослужу, только не тронь ничем моего сына.
Выговоря эти слова, ворон полетел и скоро скрылся из виду.
На третий день ворон прилетел и принес с собой два пузырька: в одном — живая вода, в другом — мертвая, и отдал те пузырьки серому волку.
Серый волк взял пузырьки, разорвал вороненка надвое, спрыснул его мертвою водою — и тот вороненок сросся, спрыснул живою водою — вороненок встрепенулся и полетел. Потом серый волк спрыснул Ивана-царевича мертвою водою — его тело срослося, спрыснул живою водою — Иван-царевич встал и промолвил:
— Ах, куды как я долго спал!
На то сказал ему серый волк:
— Да, Иван-царевич, спать бы тебе вечно, кабы не я; ведь тебя братья твои изрубили и прекрасную королевну Елену, и коня златогривого, и жар-птицу увезли с собою. Теперь поспешай как можно скорее в свое отечество; брат твой, Василий-царевич, женится сегодня на твоей невесте — прекрасной королевне Елене. А чтоб тебе поскорее туда поспеть, садись лучше на меня, на серого волка; я тебя на себе донесу.
Иван-царевич сел на серого волка, волк побежал с ним в государство царя Выслава Андроновича и долго ли, коротко ли, — прибежал к городу.
Иван-царевич слез с серого волка, пошел в город и, пришедши во дворец, застал, что брат его Василий-царевич женится на прекрасной королевне Елене: воротился с нею от венца и сидит за столом.
Иван-царевич вошел в палаты, и как скоро Елена Прекрасная увидала его, тотчас выскочила из-за стола, начала целовать его в уста сахарные и закричала:
— Вот мой любезный жених, Иван-царевич, а не тот злодей, который за столом сидит!
Тогда царь Выслав Андронович встал с места и начал прекрасную королевну Елену спрашивать, что бы такое то значило, о чем она говорила? Елена Прекрасная рассказала ему всю истинную правду, что и как было: как Иван-царевич добыл ее, коня златогривого и жар-птицу, как старшие братья убили его сонного до смерти и как страшали ее, чтоб говорила, будто все это они достали.
Царь Выслав весьма осердился на Димитрия и Василья-царевичей и посадил их в темницу; а Иван-царевич женился на прекрасной королевне Елене и начал с нею жить дружно, полюбовно, так что один без другого ниже единой минуты пробыть не могли.

(Илл. Н.Кочергина)

«Иван-царевич и Серый Волк» за 6 минут. Краткое содержание сказки Жуковского

: С помощью Серого Волка царевич Иван находит Жар-птицу, красавицу жену и верного коня, побеждает завистливых братьев и злобного Кащея, становится царём, а Серый Волк служит ему до конца жизни.

Жил в некотором царстве царь Демьян. Было у него три сына: Клим, Пётр и Иван. В прекрасном саду царя росла яблоня с золотыми яблоками. И вдруг оказался в яблоках недочёт. Царь позвал к себе сыновей и приказал поймать вора, а в награду пообещал полцарства при жизни и всё после смерти.

Первым пошёл сторожить яблоню Клим, да заснул. Вторым пошёл Пётр и тоже заснул. На третью ночь отправился Иван. Увидел он, как прилетела Жар-птица и нарвала яблок. Схватил царевич воровку за хвост, но она вырвалась и улетела, а в руке у Ивана осталось перо.

Продолжение после рекламы:

Захотел царь добыть чудную Жар-птицу. Послал он старших сыновей достать её. Кто достанет — получит полцарства при жизни и всё после смерти. Иван собрался ехать с братьями. Не хотел отец отпускать его, но Иван уговорил отца.

Доехал Иван до развилки, на которой стоял столб с надписью. Кто прямо поедет — будет всю дорогу холоден и голоден. Кто налево поедет, тот умрёт, а конь его будет жить. А кто вправо поедет, тот жив останется, но конь умрёт. Поехал Иван вправо. Выбежал из лесу Серый Волк, съел коня, а потом стал служить Ивану верой и правдой и отвёз его к Жар-птице.

Серый Волк привёз царевича к каменной стене, за оградой которой висела клетка с Жар-птицей. Волк предупредил, что клетку трогать нельзя. Забравшись в сад, Иван забыл совет Волка и взял клетку. Вокруг загремело и зазвенело, проснулись сторожа и привели Ивана к своему царю Далмату. Далмат возмутился, что царевич не пришёл к нему за Жар-птицей, а залез в сад, как вор. Он согласился уступить Жар-птицу, если царевич приведёт ему коня Золотогрива царя Афрона, а иначе ославит его на весь свет.

Брифли существует благодаря рекламе:

Привёз Серый Волк Ивана к царю Афрону и предупредил, что коня нужно вывести из стойла, а уздечку не трогать. Иван забыл о наказе и взял уздечку. Зазвенели подведённые к ней струны, и проснулись конюхи. Они привели Ивана к царю, и тот потребовал привезти ему Елену Прекрасную, дочь царя Касыма, иначе ославит он царевича на весь свет, как вора.

Теперь за дело взялся Серый Волк. Улучив момент, когда Елена осталась одна, посадил её себе на спину и увёз. По дороге к царю Афрону Иван и Елена полюбили друг друга. Серый Волк превратился в Елену. Обменяв его на коня, Иван продолжил путь на Золотогриве, а Волк догнал их.

Когда они приехали в царство Долмата, Волк превратился в коня Золотогрива и Иван обменял его на Жар-птицу. Только сел Далмат на коня, а конь обернулся Серым Волком и сбежал. Догнал волк Ивана, доехали они до того места, где встретились, и пришлось им тут расстаться. Прощаясь, волк предупредил, чтоб не доверял Иван своим братьям.

Встретился Иван с братьями. Увидели они Жар-птицу, коня Золотогрива, Елену Прекрасную, позавидовали и убили Ивана — вонзили ему в грудь острый меч. Забрали братья Жар-птицу, коня и Елену и поехали к отцу. Серый Волк вернулся к Ивану, поймал ворона и приказал принести живой и мёртвой воды. Брызнул Серый Волк на Ивана мёртвой воды, и затянулись у Ивана раны, брызнул живой водой, и ожил Иван.

Продолжение после рекламы:

Серый Волк предупредил, что эта служба последняя. Рассказал Волк, что братьев Ивана Кощей погубил и забрал Елену с конём и Жар-птицей. У Елены есть талисман, и Кощей ничего ей не сделает. Как погубить Кощея, знает Баба-Яга, которая живёт в дремучем лесу. Волк указал Ивану дорогу к трём дубам, между которыми был закопан в землю боевой конь. Конь и должен указать Ивану дорогу к Бабе-Яге.

Повёз конь царевича к Бабе-Яге. По дороге увидел Иван двух дерущихся Леших, которые не могли поделить скатерть-самобранку, шапку-невидимку и драчун-дубинку. Иван предложил устроить соревнование: кто первый добежит до стрелы, которую он пустит, тот и получит волшебные вещи. Лешие убежали, а Иван забрал всё себе. Добрался Иван до Бабы-Яги. От неё царевич узнал, что посреди Окиана стоит остров Буян. На острове растёт старый дуб, под дубом зарыт сундук, в сундуке сидит заяц, в зайце находится утка, в утке яйцо, а в яйце том и смерть Кощеева. Яйцо нужно при Кощее раздавить и забрать гусли-самогуды, чтобы разбудить ими отца и всё царство.

Добрался Иван до Окиана и увидел, что лежит в нём невод, а в неводе щука. Попросила щука выбросить её в море и обещала помощь. Переплыл Иван на коне Окиан и добрался до острова Буяна. Вырыл из-под дуба сундук и достал оттуда зайца, а из зайца утку. Вылетела утка, подстрелил её Иван, и выпало из неё яйцо в море. Тут появилась щука с яйцом во рту, отблагодарила за помощь.

Брифли существует благодаря рекламе:

Добрался Иван до замка Кощеева. Сторожил ворота в замке змей о двенадцати головах. Вытащил Иван дубинку и убил ею змея. Разостлал царевич скатерть-самобранку, наелись они с конём вдоволь. Нашёл Иван Кащея, убил его, забрал Жар-птицу, коня, Елену, не забыл взять гусли-самогуды и приехал в своё царство. Там всё спало. Заиграл Иван на гуслях-самогудах, всё очнулось, ожило. Сыграл Иван с Еленой свадьбу, а самым дорогим гостем был Серый Волк.

После свадьбы Серый Волк остался жить во дворце. Когда скончался царь Демьян, то на престол взошёл Иван. Серый Волк нянчился с его детьми, выучил их читать и писать. А когда скончался Иван Демьянович, то Серый Волк последовал за ним в могилу. В бумагах Серого Волка нашли подробные записки обо всём и составили этот рассказ.

Куда несется Серый волк? | Папмамбук

Попробуем предположить, что народная сказка устроена сложнее, чем мы привыкли думать, и что, возможно, не стоит навязывать ей функции по «продвижению морали». Ведь с детства мы так же знаем, что «сказка ‒ ложь» и что если она чему-то и учит «добрых молодцев», то это знание глубоко спрятано. Причем в каждой сказке спрятано что-то свое.

Вот, к примеру, сказка про Ивана-царевича и серого волка. Это одна из самых известных народных сказок. Ее пересказал стихами Василий Жуковский, картину по ее мотивам написал художник Виктор Васнецов, и эту картину, оригинал которой хранится в Третьяковской галерее, можно увидеть растиражированной на бесчисленных иллюстрациях, шкатулках и даже на рекламной продукции. Сказка про Ивана-царевича и его приключениях в компании волка входит практически во все недавно переизданные сборники русских волшебных сказок. То есть она вполне достойна того, чтобы о ней поговорить и попытаться понять, как с ней встретится ребенок и что может его в этой сказке зацепить.

Конечно, в сказке «Иван-царевич и серый волк» (мы говорим здесь о прозаических вариантах, которые мы знаем как «народные»), прежде всего «работает» магия сказочного языка: выраженный ритм, сразу выводящий за границы обыденной речи, убаюкивающая напевность, речевые повторы – все это способы гипнотического воздействия, имеющие своей задачей заворожить слушителя, «изъять» его из реальности и погрузить в сновидческий мир – в «мир иной».

При этом совершенно очевидно, что поведение Ивана-царевича не может служить «моральным примером» для современного ребенка. По крайней мере, сочувственное отношение к последовательному обворовыванию встречных царств плохо вписывается в наши представления о том, как правильно себя вести по отношению к окружающим. А в мире серого волка это является нормой: каждый раз, когда Иван-царевич возвращается с добытой им по царскому повелению диковиной, царь хотя и журит его за взятую без спроса замечательную вещь, но в качестве искупления вины тут же отправляет Ивана-царевича в другое царство, чтобы добыть для него, царя, другую вещь.

То есть нужно иметь в виду, что система моральных ценностей в сказках во многом замешена на архаических представлениях о том, что можно, а что нельзя. И «своему», сказочному герою, можно то, что чужому нельзя. С этим двусмысленным «моральным уроком» ничего поделать нельзя. Он присутствует во всех вариантах «Ивана-царевича и серого волка».

Нет в этой сказке и ничего «героического», так как никакое очевидное зло Ивану-царевичу не противостоит. В конце сказки, правда, с ним случается совершенно неожиданная «неприятность»: братья Ивана-царевича, позавидовав его удаче, разрубают его на куски. Изначально такую кровожадность в братьях Ивана-царевича трудно заподозрить (а о «братских разборках былых времен», во множестве описанных в летописях и житиях, маленький ребенок еще не знает). То, что зависть может толкнуть на убийство (причем на убийство «с особой жестокостью»: в афанасьевском варианте Дмитрий-царевич заколол Ивана-царевича, когда тот спал, и изрубил его на мелкие части), может стать для ребенка своеобразным открытием. Правда, лишь с определенного возраста – когда ребенок уже способен взглянуть на себя со стороны, оценить свои собственные поступки критически, «отследить» в себе такое чувство как зависть и понять, что оно разрушительно. Для пятилетнего такой уровень рефлексии еще недосягаем. Появление способности относиться к себе критически, по мнению отечественных психологов, – один из показателей готовности к школе. Но к шести годам это чувство только-только зарождается. Иными словами, этот эпизод слишком сложен для понимания маленького ребенка.

Но скажем так: братья Ивана-царевича – второстепенные персонажи, которые нужны для того, чтобы подчеркнуть особый сказочный статус Ивана-царевича, его избранность. К тому же, злые дела братьев (завистливость и совершенное ими убийство) превозмогаются, преодолеваются сказочным повествованием. Собственно, особенность Ивана-царевича, которая как раз и выявляется на фоне поведения его братьев, – это его способность входить во взаимодействие с «иным». Не случайно именно ему удается не заснуть в карауле (превозмочь человеческую «физиологию», свою укорененность в обыденном мире) и ухватить за хвост жар-птицу.

Это ребенок, наверное, ощущает. Однако в любом случае Иван-царевич отправляется в путешествие не потому, что он собирается кого-то спасать от врагов или с кем-то злым бороться. Он собирается нечто «добывать». Это нечто – жар-птица, о которой мечтает отец царевича. То есть царевича ведет сыновний долг. Но этот мотив ребенку дошкольного возраста, да и младшему школьнику, еще довольно трудно оценить как весомый. Хотя и это, наверное, не так важно.

Важно то, что с Иваном-царевичем в пути что-то случается. Случаются с ним не просто приключения, а нечто из ряда вон выходящее. Он сталкивается с тем, чего в обычном мире не бывает, то есть с «иным»: сначала в виде говорящего волка, потом – в виде разных чудес (жар-птица, златогривый конь, Елена Прекрасная). Про «иное», волшебное ребенок пяти-шести лет уже знает: он уже умеет фантазировать, уже умеет рисовать и играть в сюжетные игры.

И все равно для дошкольника и даже для младшего школьника в этой сказке очень много непонятного.

Непонятно, например, почему надпись на каменном столбе, стоящем на перепутье, вынуждает путника делать выбор лишь между плохим и худшим. Или почему волк, съевший коня (или разодравший его на две части, как в сказочной версии Афанасьева), вдруг решает «послужить» Ивану-царевичу.

Ребенок ведь ничего не знает про древний ритуал инициации. Не знает, что герой переступает через невидимую границу (через линию жизни), после которой он уже не может вести себя прежним образом: уже не может быть «на коне». Он должен спешиться, «умалиться» – то есть отказаться от привычного способа передвижения (читай – поведения). Иными словами, решив двигаться дальше, он должен принести тяжелую жертву или умереть – такой перед ним выбор. «Философия» жертвы – это, мне кажется, не для маленьких.

Но, наверное, дети способны почувствовать: что-то такое есть в Иване-царевиче, что заставляет волшебного волка стать его проводником и помощником в царстве «иного». Собственно, из этого ребенок может сделать вывод, что Иван-царевич – «хороший». Кроме того, ситуацию, когда волк съедает коня Ивана-царевича, а потом решает ему помочь, ребенок тоже может опознать – только ему придется на место волка подставить взрослого.

И смерть Ивана-царевича детей тоже не пугает. Я не помню, чтобы дети как-то по этому поводу высказывались (в отличие от взрослых): видимо, сказочная смерть воспринимается ими как «ненастоящая» или как временное состояние. К тому же ее описание в сказке очень короткое. Зато дальше следует замечательный сюжет с водой мертвой и живой, который должен детям очень нравиться. Мне, например, в детстве очень нравился: меня очень устраивало такое «послушное» отношение к смерти – при наличии способов ее «отменить». В детскую картину мира это прекрасно укладывается.

Иными словами: в сказке много неясного, а объяснения скрыты или отсутствуют. Но, возможно, для кого-то из детей именно это и окажется привлекательным: неясность – сестра таинственности. Это интересно, это завораживает.

Но есть в «Иване-царевиче и сером волке» и очевидный сказочный «урок», детям вполне понятный.

Дети безошибочно «опознают» в этой сказке силу желания, с которой Иван-царевич не умеет справиться. Не может он устоять перед соблазном вещей – красивых, блестящих, светящихся (и Елена Прекрасная с этой точки зрения – вещь в ряду вещей). Ивану-царевичу говорят: тебе нужна конкретная вещь – та, за которой ты едешь как сын своего отца. О ней мы, так и быть, с тобой договорились: эта вещь будет твоей. Но не зарься ты на большее, не надо! От этого будут ужасные неприятности. Худо будет тебе, Иван-царевич. Однако Иван-царевич от соблазна взять что-то еще сверх того, что он уже получил, удержаться не может. И несдержанность в желаниях оборачивается для него смертельной опасностью.

Эта «страсть» – желание вещей и связанные с этим желанием неприятности – наверняка известна ребенку и уже оставила свой след в его личном опыте. Каждый ребенок в раннем возрасте проходит стадию «завороженности предметами» – когда вещи со страшной силой притягивают его. Все, что попадается на глаза, надо непременно схватить, заполучить в руки. И насытиться до поры до времени практически невозможно. Проявления «ужасного» периода под названием «он (она) всё хватает» постепенно смягчаются – смягчению способствует появляющаяся речь. Речь обладает разными «волшебными» свойствами – в частности, свойством торможения импульсивных поступков.

Окончание периода тотальной завороженности предметами, конечно, не означает, что предметы становятся ребенку неинтересны. Просто интерес к ним приобретает избирательный характер. И вместе с избирательностью появляется чувство собственности и желание эту собственность «приумножать»: что значит «чужое» – еще не очень понятно, а вот что значит «мое» – уже совершенно ясно. (С этой точки зрения самоощущение маленького ребенка действительно похоже на самоощущение человека архаического общества.)

Так что у ребенка есть «внутренние ресурсы», чтобы отнестись к Ивану-царевичу «с пониманием». Как и оценить неприятные последствия, возникающие из-за нарушения «словесной инструкции».

Однако возможно, совсем не Иван-царевич с его неспособностью противостоять собственным желаниям, окажется для ребенка самым интересным персонажем сказки. Недавно во время встречи с первоклассниками я стала расспрашивать их, какие книги они уже прочитали самостоятельно. Одна девочка говорит: я прочитала сказку «Иван-царевич и серый волк». Я ее спрашиваю: и кто же тебе в этой сказке больше всего понравился? Спрашиваю, надо признаться, больше из вежливости, из желания поддержать разговор, а не из любопытства. Почему-то я полагала, что услышу ответ с ожидаемой гендерной составляющей: Елена Прекрасная. А девочка вдруг говорит: мне больше всего понравился волк! Тут я встрепенулась: чем же волк тебе так понравился? – Ну, говорит девочка, он такой… Он то конь, то еще кто-то. И он хитрый такой…

Девочке-первокласснице очень понравился волк, потому что в отличие от Ивана-царевича он активный, непредсказуемо разный и «управляет ситуацией». Самый сложный из персонажей и самый волшебный. И, как ни странно, поэтому самый понятный. Ребенку гораздо сложнее понять (и принять) пассивность и фатализм Ивана-царевича, чем активность и «самодеятельность» волка. Волк «живой», яркий – интересный. С точки зрения ребенка – точнее, именно этого ребенка, этой девочки, – на волке держится вся сказка. За волком ей интересно наблюдать, а не за Иваном-царевичем. И я бы не удивилась, если бы девочка добавила: волк добрый. (Несмотря на то, что вначале он довольно бесцеремонно разделался с бедным конем, все последующие волчьи деяния, видимо, затирают впечатление от этой расправы.)

Когда ребенок говорит: «Он (она) добрый», это значит, что с этим персонажем ребенок ощущает внутреннее родство.

Такие вот хитрые законы восприятия: все зависит от набора внутренних «крючков», на которые нанизывается прочитанное. А этот набор всегда индивидуален. Он свой даже у самых маленьких детей.

То, чему та или иная сказка «учит», во многом зависит от того, кто ее слушает или читает. Совпадения возможны. Но могут быть и разночтения. Варианты.

Однако для меня остается вопросом, почему первой книгой для самостоятельного чтения семилетнего ребенка должна стать сказка про Ивана-царевича и серого волка. Ведь очевидно, что это сложная сказка, которую ребенок не способен воспринять во всей полноте и глубине смыслов.

Конечно, можно предложить ему для чтения сказку, изложенную Л. Яхниным. У Яхнина отсутствуют все сложные для понимания моменты — выбор пути, жертвоприношение коня; убийство, совершаемое братьями Ивана-царевича; возвращение убитого к жизни с помощью мертвой и живой воды. Яхнин заполняет образовавшиеся сказочные лакуны бескровными, «добрыми» мотивировками: волк выбегает навстречу путнику не для того, чтобы убить его коня (ни столбов, ни камней, ни съеденных коней здесь нет), а исключительно для того, что поблагодарить Ивана-царевича. Тот пощадил его детей на охоте: пусть теперь Иван-царевич пересядет на волка, и волк побежит, куда надо. Прекрасная девица оказывается дочерью Шаха тарабарского, тот посылает Ивана-царевича спасать ее, а потом с удовольствием соединяет руки молодых: раз Иван-царевич спас девицу, так ему на ней и жениться. Братья не только не завидуют Ивану-царевичу, возвращающемуся с добычей, а вообще бесследно исчезают из сказки через страницу: уехали за жар-птицей – и никто о них больше не вспоминает. Иван-царевич возвращается домой богатый и женатый и рассказывает батюшке о своих приключениях: «царь дивился».

Казалось, все проблемы решены. Но надо иметь в виду, что это какая-то другая сказка. Точно не народная, и даже не адаптированная народная сказка, не пересказ (хотя подзаголовок утверждает: пересказ). Все-таки у адаптации есть пределы, за которыми сказка лишается своих первоначальных смыслов и, по сути, перестает быть самой собой. Правильнее было бы сказать, что Л. Яхнин создал собственное произведение, в котором использованы некоторые мотивы и имена персонажей из сказки об Иване-царевиче и сером волке. Однако авторская сказка, использующая мотивы, – это какая-то другая история.

Но мы-то хотели говорить о народной сказке. Видимо, «облагородить» ее, лишив «неприятных черт», можно только путем уничтожения.

Поэтому, может быть, лучше предлагать народные сказки для чтения детям более старшего возраста: тогда непонятные места в сказке могут стать поводом для интересного разговора.

Марина Аромштам

_________________________________________________


Иван-царевич и Серый Волк — stonecarving.ru

Сказку об Иване-царевиче и его верном помощнике Сером Волке всегда очень любили в народе. Сложно не увлечься почти детективным сюжетом, неподражаемым везением Ивана-царевича и его дружбой с диким животным. Не мог обойти стороной эту историю и знаменитый русский художник Виктор Васнецов — страстный ценитель Древней Руси, ее преданий, красоты и поэзии. Его картина «Иван-царевич на Сером Волке» и стала источником вдохновения для этой каменной скульптуры.

Васнецов написал это произведение, находясь на творческом пике: он искал и находил в исторических и сказочных сюжетах подлинную русскую красоту и величие. Сказка «поддалась» художнику неожиданно: в конце 1880-х он расписывал Владимирский собор в Киеве фресками на библейские темы и портретами славных героев прошлого. И в один момент он буквально бросил все и закрылся в мастерской — настолько увлекла его работа над этим полотном.

Народная сказка повествует о приключениях Ивана-царевича, младшего из трех царевых сыновей, который отправился за волшебной жар-птицей, а вернулся не только с ней, но и с Еленой Прекрасной и конем златогривым. Помогать Ивану вызвался Серый Волк: позарившись на коня царевича, дикий зверь таким образом искупает свою вину. Он показывает дорогу, на своей спине довозит героя, дает ценные подсказки и помогает словом и делом. При этом никто, кроме Ивана-царевича, не воспринимает волка как друга и равного партнера. Но на пути он сталкивается с правителями других сказочных царств-государств, и они по-настоящему пугаются, когда волк-оборотень предстает перед ними в волчьем обличье.

На картине (а теперь и в камне) запечатлен момент, когда Иван с похищенной Еленой Прекрасной убегают от погони на Сером Волке. Они будто парят над лесным болотом в дремучем, глухом, зловещем лесу. С большим внимательнием отнесся художник к одеянию героев и оформлению пейзажа. Золотой кафтан царевича и голубое платье девушки отсылают зрителя к волшебному миру, магии и чудесам. Васнецов наделил волка практически человеческим взглядом, памятуя о двойственной природе оборотня.

Переосмысляя эту композицию в камне, мастера сохранили волшебную атмосферу сказки: яркие цвета, точно переданные позы, динамичная композиция — все это повествует о магическом союзе человека и животного.

сказки «Иван-царевич и Серый Волк», сборник А. Н. Афанасьева «Народные русские сказки»

К вечеру, когда солнышко стало опускаться к западу, почему и в воздухе стало не очень жарко, королевна Елена Прекрасная пошла в сад прогуляться со своими нянюшками и с придворными боярынями. Когда она вошла в сад и подходила к тому месту, где Серый Волк сидел за решеткою, вдруг Серый Волк перескочил через решетку в сад и ухватил королевну Елену Прекрасную, перескочил назад и побежал с нею что есть силы-мочи.

Прибежал в чистое поле под зеленый дуб, где его Иван-царевич дожидался, и сказал ему: «Иван-царевич, садись поскорее на меня, на Серого Волка!» Иван-царевич сел на него, а Серый Волк помчал их обоих к государству царя Афрона.

Няньки, мамки и все боярыни придворные, которые гуляли в саду с прекрасною королевною Еленою, побежали тотчас во дворец и послали погоню, чтоб догнать Серого Волка, однако, сколько гонцы ни гнались, не могли нагнать Серого Волка и воротились назад.

А Иван-царевич, сидя на Сером Волке вместе с прекрасною королевною Еленою, возлюбил ее сердцем, а она Ивана-царевича; и когда Серый Волк прибежал в государство царя Афрона и Ивану-царевичу надобно было отвести прекрасную королевну Елену во дворец и отдать царю, царевич весьма опечалился и начал слезно плакать. Серый Волк спросил его: «О чем ты плачешь, Иван-царевич?» На то ему Иван-царевич отвечал: «Друг мой Серый Волк! Как мне, доброму молодцу, не плакать и не крушиться? Я сердцем возлюбил прекрасную королевну Елену, а теперь должен отдать ее царю Афрону за коня златогривого, а если ее не отдам, то царь Афрон обесчестит меня во всех государствах!» — «Служил я тебе много, Иван-царевич, — сказал Серый Волк, — сослужу и эту службу. Слушай, Иван-царевич: я сделаюсь прекрасною королевною Еленою, и ты меня отведи к царю Афрону и возьми коня златогривого — он меня почтет за настоящую королевну. И когда ты сядешь на коня златогривого и уедешь далеко, тогда я выпрошусь у царя Афрона в чистое поле погулять, и как он меня отпустит с нянюшками, и с мамушками, и со всеми придворными боярынями и буду я с ними в чистом поле, тогда ты меня вспомни — и я опять у тебя буду!»

Иван-царевич и Серый Волк

Камнерезная мастерская «Святогор»

2015 год

Автор: Григорий Пономарёв

Мастер: Андрей Павлов

Ювелиры: Виктор Соболев, Дмитрий Бабушкин

Шлифовщики: Игорь Мантуровский, Роман Бахтин

Материалы: Хризопраз, халцедон, тигровый глаз, сердолик, кремень, перламутр, агат, яшма, моховой агат, мрамор, сапфирин, хрусталь, фианиты, топазы, бронза, серебрение, золочение, серебро, чернение

Размеры: 43 × 26 × 54 см

Сказка об Иване-царевиче и Сером Волке. DjVu + читать

Сделал и прислал Кайдалов Анатолий.
_____________________

 

      Всем, всем, всем!

      Слушайте, внимайте, да на ус мотайте.

      Вот богатырский сказ, правдивый рассказ.

      Тема открывается —

      Сказка начинается…

      Было у царя три сына. Три сына было у царя. Двое старших, один младший, младший — Иван-царевич.

      И у царя был сад: по всей земле иди, по всем царствам ищи, такого не найдёшь! Диво-дивное, чудо-чудное. А в том саду краше всех росла яблоня. А на яблоне росли яблоки, не простые — золотые.

      Вот и любил царь свой сад, а в саду больше всего на свете любил чудесную яблоню.

      И надо же, повадился тать в царский сад летать, яблоки золотые воровать. А кто — не знаемо, не ведомо.

      Что ни утро, приходил царь в сад, к любимой яблоне, и горько плакал: каждый раз недосчитывался он яблочка.

      Строго-настрого царь наказывал:

      — Сторожа, сторожите, садовники, смотрите, глаз не смыкайте, берегите яблоню!

      Но как садовники ни смотрели, как сторожа ни сторожили, а ночью кто-то с заветной яблоньки золотое яблочко уворовывал.

      А царь поутру слезинки платком утирал. Плакал.

      Долго, не долго так было, только не утерпел царь, созвал сыновей своих и обратился к ним с такими словами:

      — Чего же вы, мои сынки, славные богатыри, скажете, что же вы сделаете? Или нам родимая яблонька не дорога? Или золотые яблочки не любы? Коли сторожа не усторожили, садовники не углядели, так то слуги, челядь, с них и спрос не велик! Неужто вы, дети мои, сад не убережёте, вора не поймаете? Слушайте, что я вам скажу: кто похитника изловит, тому ещё при жизни моей полцарства отдам, а умирать буду — и всё царство оставлю.

      Поклонились братья царю, утешили:

      — Не печалься, батюшка, не уйти от нас вору, не скрыться. В тот же час изловим, поймаем.

      Вот настало время, и в первую ночь первый сын, старший сын царя, пошёл яблоню сторожить. Он так и сказал:

      — Старший сын для отца — опора. Считай, батюшка, что вор у тебя под замком сидит, горькой участи своей дожидается. Потому у меня слово сказано — дело сделано!

      Ан нет! Слово-то сказано, а дело ничуть не сделано. А почему? А потому, что пошёл старший сын вечером в сад, сел под яблоню и — заснул богатырским сном.

      Спит царский сын — не смотри, что старшой, не гляди, что большой, — посапывает и не видит: в самую полночь откуда ни возьмись прилетела Жар-птица, «курлю-курлю!» проговорила, горлышко своё прочистила, яблочко, которое самое спелое, золотое выбрала, от веточки отклюнула и унесла в темь, в даль.

      Поутру проснулся старшой царевич — батюшки мои! — яблочка-то нет!.. Что сделать?

      Что сказать? Коли вора видел, да не поймал, какой же ты богатырь? А коли проспал — того хуже!

      Пришёл во дворец и говорит царю:

      — Государь ты мой, батюшка, я ночь не спал, глаз не смыкал, вора не видал, а яблочко, яблочко-то золотое исчезло. Только вот как — не пойму, не знаю.

      — Худо! — сказал царь. — Ты старший сын, ты опора моя, на тебя, как ни на кого, рассчитывал.

      Тут средний сын собрался в караул идти. Он так и сказал:

      — Коли вор придёт — из рук моих не уйдёт, не вырвется!

      И пошёл богатырь в ночь стеречь яблоню.

      А что богатырь? Богатырь, богатырь!.. Старший был ленив, средний-то нерадив. Пришёл в сад, сидел, сидел на тёплой земле, на мягкой траве, в густой мураве, обуютился и уснул крепким сном.

      Спит и не видит, спит и не слышит средний сын царский, что в самую полночь откуда ни возьмись прилетела Жар-птица, «курлю-курлю!» проговорила, горлышко своё прочистила, которое яблочко самое спелое золотистое, выбрала, от веточки отклюнула и унесла в темь ночную, в даль неведомую.

      Проснулся царевич — утро уже. А яблочка-то, яблочка золотого — хоть ищи, хоть свищи, хоть кричи — нету!

      Стоит, на отца своего, царя, не смотрит, кто знает, может, третий сон видит, доглядывает, а говорит:

      — Всю ночь я не спал, вкруг яблони ходил, а никакого вора не видел!

      Вот те и опора, вот те и надежда!

      Пришлось в третью ночь самому младшему из братьев, Ивану-царевичу, в сад идти.

      Сел он под яблоней — ночь темна, земля тепла, трава мягка. Начало и его в дрёму клонить. А он возьми да вспомни, как государь, батюшка его, поутру да под яблонькой, да от обиды горькой слёзы лил. Стало Ивану-царевичу больно, стало Ивану-царевичу родного отца жалко. И вспомнил он его слова и наказ вспомнил. Тут и сон как рукой сняло.

      А мрак тёмен, чёрен. Ни зги не видно. И вот в самую полночь поверх сада, поверх ветвей метнулось что-то, белой молнией мелькнуло. Засветилось всё кругом, точно ночь загорелась и пламенем охватилась! Иван-царевич прижмурился даже и глаза рукой прикрыл, до того его светом, будто жаром, обдало. А как в себя пришёл, видит: на ветке, в листве яблоневой, не свет светит, не пламя бушует — Жар-птица прилетела, села, сидит, пёрышки у неё сверкают, сиянием весь сад озарила.

      Только было Жар-птица «курлю-курлю!» проговорила, горлышко своё прочистила, яблочко золотое, которое самое спелое, выбрала, от веточки отщипнуть, отклюнуть собралась, как Иван-царевич не растерялся, не сплоховал, уготовился и схватил её!.. Но Жар-птица из рук у него вырвалась и улетела, да только из хвоста одно своё пёрышко слепящее, сверкающее, золотое царевичу оставила.

     

      Воротился Иван-царевич во дворец, едва утро забрезжило, и лишь царь ото сна пробудился — прямиком к нему:

      — Батюшка царь-государь! Сыскался похитник, схватить-то его я схватил, да удержать не удержал, из рук моих вырвалась Жар-птица, и осталось у меня только что вот это пёрышко!

      Развернул платок, а оно на ладони лежит, словно само солнышко в горницу пожаловало — вся-то горница сиянием, светом залита: сверкает, искрится.

      Царь от красоты такой неземной едва не обмер:

      — Сослужил ты мне, сынок, службу, спасибо тебе! — сказал Ивану-царевичу. — Теперь будем думать-гадать, как Жар-птицу сыскать.

      Думал, думал и в другой раз призвал сыновей:

      — Дети мои милые, сыны любимые! Коли одно пёрышко её — такая красота, какова же она вся? Вы скорее коней седлайте, в путь-дорогу отправляйтесь — отыщите Жар-птицу. Кто из вас её найдёт и живую привезёт, как сказал, при жизни своей тому полцарства отдам, а умирать буду и — всё царство оставлю!

      Благословил сыновей, и отправились старшие братья в дорогу.

      А Иван-царевич? День прошёл, два прошло, на третий приступил он к отцу и стал его просить, уговаривать отпустить за Жар-птицей.

      — Или я хуже братьев моих, или не сын я тебе?

      Загрустил царь, опечалился. Жалко ему было с Иваном-царевичем расставаться. Вот он и сказал:

      — Старший сын — опора, средний — надежда, а ты у меня меньшой — отрада, утеха моя. И молод ты: не знавал ещё скрежету железного, не слыхал ещё крику богатырского. Да что делать? Видно, чему быть, того не миновать… Благословляю тебя.

     

      Оседлал Иван-царевич коня н отправился в путь-дорогу.

      Ехал он, ехал, близко ли, далёко ли, низко ли, высоко ли — и приехал в чистое поле, широкое раздолье, во зелёные луга.

      А в чистом поле могуч камень стоял, и на том камне написано:

      «Прямо ехать — убиту быть и коня сгубить! Влево ехать — смерть принять! Вправо ехать — коня потерять!»

      Думал, думал Иван-царевич, да что делать, решился: «Хоть коня лишусь, а волю отца-батюшки выполню! Жар-птицу, найду, разыщу!»

      И поехал направо.

      Ехал, ехал, вот и темнеть стало. То ли вечер наступил, то ли лес тёмен был, в глухой лес Иван-царевич забрался: стоят деревья высокие, стволы неохватные, ветви нависли тяжёлые…

      Вдруг откуда ни возьмись появился перед ним огромный Серый Волк, выхватил из-под Ивана-царевича коня и убежал. Словно под землю провалился.

      Что делать? Погоревал Иван-царевич, поплакал горько и пошёл пеший. Идёт день, идёт два, идёт три. На одиннадцатый день совсем устал. Присел на пенёчек: вперёд идти — сил нет, назад возвращаться — того хуже.

      Вдруг откуда ни возьмись выскочил из лесу Серый Волк и заговорил человеческим голосом:

      — Здравствуй, Иван-царевич! Что сидишь невесел, головушку повесил? Или тебе жизнь не мила? Или тебя страх одолел? Расскажи, куда путь держишь, может, я тебе помогу!

      Поведал Иван-царевич Серому Волку о своей заботе, что обещался он царю Жар-птицу сыскать.

      — Нелёгкую ты взял на себя задачу, — сказал Серый Волк. — Но не горюй: я тебе добра хочу и разуму научу. На меня ты садись да покрепче за шерсть держись!

      Сказал так, а в другой раз повторять не пришлось. Вскочил Иван-царевич на Серого Волка, и тот быстрее ветра помчался, над землёй поднялся — выше леса стоячего, ниже облака ходячего, горы и реки промеж ног пропускал, а чистое поле хвостом выстилал.

      Утро не настало, ночь не кончилась, самая тьма кругом, а Серый Волк у каменной стены остановился и говорит:

      — Я своё дело сделал, теперь, Иван-царевич, твой черёд наступил. Видишь эту стену? Скорее через неё перелезь. А там сад, а в саду твой клад: в золотой клетке Жар-птица сидит. Ты её возьми, а клетку не тронь. Не то быть беде. И Жар-птицу потеряешь, и сам пропадёшь.

      Поблагодарил его Иван-царевич и мигом через стену перелез. А там посреди ночи — день, посреди сада — солнце горит, не солнце горит — в золотой клетке Жар-птица сидит, пёрышками сверкает, светится!

      Залюбовался Иван-царевич на её красоту, да долго любоваться не пришлось: дверцу -открыл, а Жар-птица сама к нему на руку села. Он и подумал: «А вдруг не уберегу её, пёрышки помну! Путь дальний, как повезу без клетки?»

      И забыл на радостях, что ему Серый Волк наказывал.

      Только клетки руками коснулся, как среди мрака чёрного, среди ночи безмолвной — трубы затрубили, колокола зазвонили, ветры зашумели, вихри засвистали, стража прибежала, схватила Ивана-царевича. Тут и царь здешних мест явился, закричал:

      — Ты как смел Жар-птицу брать? Или тебе жизнь не дорога? Или и тебе в клетку захотелось?

      Отвечал ему Иван-царевич:

      — Повадилась Жар-птица к нам в государев сад летать, золотые яблоки воровать! Вот и послал меня, царевича, мой батюшка её сыскать и к нему привезти. Мы-то думали-гадали, голову ломали, почему бы так? А она у тебя, красота, видишь, в клетке сидит без кормушечки, без семечка!

      Говорит ему царь:

      — Как Жар-птицу держать — не тебе решать, не тебе советовать. Кабы не поклевала она ваши яблочки — не сносить бы тебе головы. Но коли сослужишь мне службу — так и быть, прощу тебя. Отправляйся за тридевять земель, в тридесятое царство и приведи мне оттуда златогривого коня. Тогда вину тебе отпущу и Жар-птицу отдам. А не то, мой меч — твоя голова с плеч.

      Вернулся Иван-царевич к Серому Волку сам не свой.

      — Кабы слушался ты меня, так и горевать бы не пришлось, — сказал Серый Волк. — Ну, да ладно. Помогу тебе и на этот раз. Скорее на меня садись, да покрепче держись!

      И помчал Серый Волк Ивана-царевича за тридевять земель, в тридесятое царство.

      Долго, не долго — привёз его Серый Волк к высокой стене.

      — Тут, — говорит, — коли послушаешься меня, Серого Волка, твоя удача: в конюшне Златогривый конь стоит. Бери его без узды. А коли уздечку тронешь — на себя пеняй: не видать тебе Жар-птицы и головы не сносить.

      Иван-царевич Серого Волка за службу и совет поблагодарил и через стену перемахнул. А как ногами земли коснулся, огляделся, видит — конюшня: бревно к бревну, каждое в три обхвата, да ещё седой коры в четверть. Ворота железные настежь распахнуты. Вбежал — остановился, удивился: стоит конь-огонь, глаза горят, ноздри трепещут, хвост дымом стелется, а грива — золотая!

      У Ивана-царевича, даром что богатырское, и то от радости сердце затрепетало. Конь к нему потянулся, губами руки коснулся. Иван-царевич и забыл, что Серый Волк ему наказал. «Как же я такое сокровище поведу, как не в уздечке!» — подумал. А она, золотая, рядышком с конём на стене висит, глаз ласкает, руку манит.

      Только Иван-царевич уздечки коснулся, хотел с гвоздя снять — как в тот же миг трубы затрубили, вихри засвистали, земля от топота кованых сапог задрожала: налетела стража, мечами чёрными грозится, цепями железными Ивана-царевича опутала. И к царю повели.

      Сидит царь в зале, как в пещере каменной. Не корона на голове — шапка золотая с рогами бычьими, у пояса нож острый, по правую руку — палач с топором, по левую — плаха. Сам седой, глаза навыкате, на плечах шкура звериная. По стенам факелы чадят, огнями горят. За троном чёрным — воины в латах, стоят, замерли.

      — Вот ты каков! — загрохотал. — Ну, Иван-царевич, уж я спрашивать-расспрашивать не буду: мне всё ведомо через лазутчиков тайных, через доносчиков верных. Я не тот царёк, от которого ты конём откупиться смог. Выбирай: или доставишь ты мне от князя тьмы, от самого Кощея Бессмертного, Елену Прекрасную, что у него в плену томится, тогда, хоть коня забирай!

      Или вот для тебя ложе, мягкое, бархатное — плаха уготована и палач с топором! Ха-ха-ха! — Вот как он захохотал, загрохотал.

      Не испугался Иван-царевич, не дрогнул.

      — Ну, что ж,—говорит,—царь-плаха, твой меч—моя голова с плеч! Прикажи отпустить меня: попытаю счастья, добуду Елену Прекрасную!

      Вернулся Иван-царевич к Серому Волку в печали, о горе своём поведал:

      — Эх, Иван-царевич! — сказал ему Серый Волк.— И что ж ты меня не послушал? Ведь та беда была не беда. А нынче — настала грозная!..

      Ну, ладно. Я тебя в несчастье не кину. Ты на меня надейся, однако и сам не плошай!.. А теперь на меня садись да покрепче держись!

      Вскочил Иван-царвич на Серого Волка, и тот быстрее ветра помчался, над землёй поднялся—выше леса стоячего, ниже облака ходячего, горы и реки меж ног пропускал, а чистое поле хвостом выстилал.

      И очутились они в месте неведомом, незнаемом.

      — Пришла пора нам с тобой, Иван-царевич, расстаться, — сказал Серый Волк. — Дале мне дороги нет и путь заказан. Но я тебе добра хочу и разуму научу… Видишь, тропинка вьётся? Ты по ней иди, пока двух мужиков-лесовиков не встретишь. Поначалу схоронись, к ним приглядись, а уж потом не отставай, след в след за ними поспешай. Что они найдут—то твоё, только не забудь замену им дать. Да не бойся: ежели к ним с умом и добром, так они ребята свойские!

      Пошёл Иван-царевич тропинкой заветной, неприметной. Шёл, шёл, вдруг видит—два мужика, вроде не старые, а седые, у обоих волосы налево зачёсаны, а кафтаны направо запахнуты. Бровей нет, ресниц как не бывало, а сами-то, сами — остроголовые!

      Идут, промеж себя бормочут:

      — Шёл, нашёл, потерял! Шёл, нашёл, потерял!»

      И глаза у них — зелёные.

      Иван-царевич их сразу узнал: лешие! Осмотрелся, пригляделся, за ними неприметно след в след пошёл.

      А они всё идут и своё бормочут: «Шёл, нашёл, потерял!» А то захохочут, голосистые. — аж на весь лес!

      Так и шли, покуда не остановились. А остановившись — заспорили: «Нет, мой!» — «Нет, мой!» — То один, то другой, с земли что-то хватают, а поднять не могут. Иван-царевич как глянул — так и обомлел: лежит на земле меч-кладенец, богатырской руке впору, богатырской силушке на радость.

      А лешие уж кричат: «Давай делить?» — «Давай!» — «Твой нож — моя рукоятка!» — «Нет, твой нож — моя рукоятка!»

      Иван-царевич из-за дерева вышел и говорит:

      — Здравствуйте, мужички-лесовички! И на что вам меч, коли некого сечь? Да и куда нож без рукоятки, куда рукоятка без ножа? Дайте-ка я опробую, не по моей ли руке он выкован, не по моей ли силушке сработан?

      Поднял меч. Раз махнул—вековую ель повалил, два махнул—сосну в три обхвата до корней разрубил. И меча в руках не почувствовал.

      — Эта забава, —говорит, —мне по душе и не в тягость.

      Тут оба леших как в ладоши забили, как засвистели! Глаза у них разгорелись, волосы растрепались. Видать, находки своей жалко стало. Но Иван-царевич не растерялся. Быстренько шапку наизнанку надел, кафтан выворотил. Так и оделся. Они и обезголосили. Притихли.

      А Иван-царевич говорит:

      — Чтоб всё по справедливости, чтоб всем веселее было, каждому дам по шишечке: одному еловую, а другому сосновую!

      Лешие шишечки взяли, друг на дружку посмотрели, зелёным-зелёные глаза потаращили и пошли. Идут меж деревьев, переговариваются, бормочут: «Шёл, нашёл, потерял! Шёл, нашёл, потерял!..»

      Только из вицу скрылись, словно из-под земли вырос, явился перед Иваном-царевичем Серый Волк.

      — Ну, молодец-удалец! — сказал. — Первое испытание ты выдержал. Но это ещё полдела, а главное дело впереди. Я тебе добра хочу и разуму научу. Прежде чем к царю Кощею Бессмертному идти, должен ты знать, как его смерть достать. Пойдёшь ты по этой дорожке три дня и три ночи и найдёшь на избушку на курьих ножках. Скажешь ей: «Избушка, повернись к лесу задом, ко мне передом». Она и повернётся. Ты зайди в неё. А там Баба-Яга, костяная нога живёт. Она в ступе разъезжает, пестом погоняет, метлой след заметает. По первости она рассердится, тебя съесть захочет, но ты ей от меня привет передай, она и утихнет и научит, как Кощееву смерть сыскать. А теперь ступай! — сказал Серый Волк и исчез.

      День шёл Иван-царевич, другой, третий… И пришёл он в глухое место, в тёмный лес. Там мхи шелестят, кора на деревьях крякает, совы в ветвях гукают. Смотрит Иван-царевич — стоит избушка на курьих ножках. Без окон, без дверей.

      Иван-царевич и сказал:

      — Избушка, избушка, повернись к лесу задом, ко мне передом!

      Избушка на курьих ножках и повернулась. Вошёл в неё Иван-царевич, а в избушке той на печи, на девятом кирпичи лежит Баба-яга, костяная нога. Нос в потолок врос, волосы разлохмачены, через порог висят. Лежит старуха в одной рубахе, не опоясана!

      — Фу-фу! — закричала Баба-Яга. — Прежде тут русского духа видом не видано, слыхом не слыхано, а нонче русский дух сам на двор пришёл, в избу вошёл, в уста бросается, съесть себя просится!.. Что ж ты, молодец, дело пытаешь или от дела лытаешь?

      — Здравствуй, бабушка! — сказал Иван-царевич. — Не от дела я лытаю, а дело пытаю. Поклон тебе от Серого Волка! Он мне друг и заступник.

      — Давно бы так! — сказала старуха, подобрев. — Ведь он мне кум. А ну, рассказывай, сам ли ты пришёл, волей али неволей?

      — Эх, бабушка, бабушка,—проговорил Иван-царевич. — Сколько волею, а вдвое — неволею. — И рассказал ей, что было и что случилось.

      — Всем задачам задачу ты себе задал! — сказала старуха. — Ну, утро вечера мудренее. А там — помогу тебе.

      Накормила его, напоила и в постель спать положила.

      Встал Иван-царевич утром раненько, умылся беленько, а Баба-Яга ему и говорит:

      — На море, на океане, на острове Буяне стоит могучий дуб. В нём дверь стопудовая, кованая. Ты её отвори, внутрь войди. Там увидишь сундук. В сундуке будет заяц, в зайце — утка, в утке — яйцо. В том яйце—Кощеева смерть! Коли ты яйцом тем завладеешь, смело иди к Кощею, там дорога прямая до самого замка. Только не ленись, за меч держись — он тебе пригодится!

      И отправился Иван-царевич в путь.

      Шёл он близко ли, далёко ли, высоко ли, широко ли—скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается. Только вышел он из лесу—и оказался на берегу моря. А тут глядь — из воды щурёнок взметнулся и выпал на берег. Иван-царевич только подумал: «Хорошо! Самое время поесть!» —как вдруг вода всколыхнулась и откуда ни возьмись появилась щука, седая, огромная, вся в тине. И сказала щука человеческим голосом:

      — Не тронь, Иван-царевич, моё дитятко, а уж я тебя не забуду!

      — Плыви, коли так! — сказал Иван-царевич и отпустил щурёнка в воду.

      — Добрый ты человек, — сказала ему щука.— Потому и я в долгу не останусь. Триста лет и три месяца я тут живу, многое на своём веку видывала, ещё больше наслышана. Вот и знаю я, куда ты, Иван-царевич, путь держишь. Глянь-ка в море, видишь, будто блинок вдали плавает. То и есть Буян-остров, куда ты путь держишь. Так и быть—помогу тебе туда перебраться.

      Тут море вздыбилось, всколыхнулось — это щука в нём повернулась. Повернулась—поперёк моря легла.

      Иван-царевич и пошёл по ней, словно по мосту.

      Добрался до острова, а там лес. Как зашёл, так и скрылся в нём. Скрылся в нём и увидел: стоит дуб могучий, в дубе — дверь кованая, чугунная, стопудовая. Он толкнул её—не отворяется. Постучал—никто не откликается. Вот тогда-то Иван-царевич на дверь плечом нажал. Раз нажал—не поддалась она. Два нажал—дрогнула, в третий раз нажал—только с петель не слетела — настежь отворилась.

      Спустился Иван-царевич в подземелье, а там — пещера высокая, драгоценными камнями сверкает, жемчугами искрится. А в самой глубине её сундук стоит.

      Не стал Иван-царевич на сокровища смотреть, на золото глядеть, взял сундук да на волю!.. На землю поставил, крышку поднял, а из сундука заяц выскочил. Иван-царевич его мечом рассёк, из него утка вылетела. Но и тут поспел Иван-царевич—из лука стрелу пустил. Взвилась стрела, в утку угодила. Она яйцо и выронила. Выронила, и упало яйцо прямо в воду. Иван-царевич руками всплеснул, с горя, с досады: «Как я его теперь достану?!»

      Тут лёгкой рябью вода в море встрепенулась, и щурёнок из неё высунулся:

      — Ах, Иван-царевич! — говорит. — Ты мне жизнь подарил, а я тебе твою забаву отдам! Другого-то нет ничего у меня! — и подал ему яйцо. А в яйце-то, в яйце — смерть Кощея Бессмертного!..

      Уж не зная как благодарил щурёнка Иван-царевич. Снова по щучьей спине, как по мосту, на берег вернулся и пошёл прямиком в Кощеев замок.

      День коротается, к ночи подвигается. Вдруг слышит Иван-царевич — кто-то дышит. Вдруг видит — двенадцать огней в вышине не мигая горят, двенадцать огней у земли, словно угли, тлеют.

      Остановился Иван-царевич, поосмотрелся, во тьму вгляделся.

      Попятился даже. Да и было от чего. Перед ним страшный Двенадцатиголовый Змей лежал. Покуда эти шесть голов его спали, другие шесть голов бодрствовали. У шести-то голов в вышине двенадцать глаз сторожат-горят, у шести-то голов, что на земле лежат, двенадцать глаз дремлют!

      Перехватило дух у Ивана-царевича. Он один, а голов-то вон сколько!.. И все огнём дышат, кого хочешь сожгут, сожрут, проглотят. А за Змеем страшным, во тьме, стоит двор — что город, стоит дом — что скала. Там Кощей живёт Бессмертный и Елена Прекрасная в плену томится…

      Вспомнил тут Иван-царевич, что ему Баба-Яга наказывала: «Не ленись, за меч держись — пригодится!» И пригодился меч. Не убоясь, подошёл Иван-царевич к Змею Двенадцатиголовому, и только его шесть голов повернулись, пасти свои страшные раскрыли — хыкнуть не успели, огнём дохнуть не спроворились, как Иван-царевич мечом взмахнул и разом отрубил их все.

      Тут те шесть голов, что на земле спали, двенадцать глаз, тлеющих, словно угли в золе, открыли, сквозь дрёму спросили:

      — Или пора нам в караул заступать, или то нам почудилось?

      — Давно пора! — смело крикнул Иван-царевич.

      И только эти шесть голов поднялись — он их единым махом, словно кочны капустные, посшибал, порубил.

      — А теперь, Кощей, мы с тобой поборемся, ещё посмотрим, кто кого победит! — сказал Иван-царевич и бегом быстрым во дворец побежал.

      Едва взошёл, смотрит: Елена Прекрасная сидит, в плену томится, горькие слёзы льёт.

      Глянул на неё Иван-царевич, с одного взгляда полюбил. Да и как не полюбить её было, красавицу такую, что ни вздумать, ни взгадать, разве в сказке рассказать, и то не поверят! И Елена Прекрасная только его увидала — плакать перестала, впервой за весь плен свой улыбнулась, словно жемчугами сверкнула, и к нему, к Ивану-царевичу, спасителю своему, обратилась.

      — Век тебя ждала, — сказала. — Защити меня от Кощея страшного, Бессмертного!

      А он лёгок на помине — уж тут как тут, злодей-лиходей, Кощей Бессмертный объявился. Страшный, словно смерть, тощий, словно жердь, худой, глазами сверкает, костьми постукивает, побрякивает.

      И закричал Кощей Бессмертный громким голосом:

      — Фу, фу! Чую, русским духом пахнет! Прежде русского духу слыхом было не слыхать, видом не видать, а теперь русский дух сам является, в уста бросается, съесть просится! — И глазами засверкал, зубами залязгал.

      А Иван-царевич перед ним встал, да и говорит:

      — Что это ты больно расфукался? Разве так людей приезжих встречают, разве так гостей привечают? Громким голосом покрикивают, неучтивыми словами обзывают? Вот я тебя сейчас, ирода чёрного, окорочу, научу! Ну-кась, что это, скажи? — И вынул из-за пазухи яйцо, в котором Кощеева смерть была.

      У Кощея в глазах помутилось. Уж тут он присмирел, притих.

      Иван-царевич яйцо с руки на руку переложил — Кощея Бессмертного тогда из угла в угол бросило! Стоит Иван-царевич, тем яйцом поигрывает, а Кощея Бессмертного будто самого взад-вперёд кидает, перекидывает!

      Притих Бессмертный Кощей, да только ненадолго. Видать, не сдался он, не испугался: Глаза его чёрные огнём горят, глаза его чёрные говорят: «Погоди, Иван-царевич, — говорят. — Не рано ли ты радуешься, не прежде времени ли победу поспешаешь праздновать!»

      Собрал всю свою силу чёрную, руки длинные, худые, развёл, напряг, изготовился — вот-вот на Ивана-царевича бросится, сграбастает его, и пропал тогда молодец-удалец, не остаться живу ему, не сносить головы своей, не ходить по земле, а Елене Прекрасной век томиться, в неволе погибнуть, и царю-отцу умирать без младшего сына, без любимого!..

      Только вспомнил Иван-царевич об отце своём, батюшке, тут с него туман-дурман, дрёму, что злодей Кощей напустил, будто рукой сняло. Не сплошал тогда богатырь: как ударил Иван-царевич яйцо оземь — сразу дым пошёл, столбом чёрным поднялся, глаза застил, потолок пробил, до самого неба дошёл.

      А растаял дым — ни Кощея нет Бессмертного, ни замка, ни горы, на которой замок стоял, — всё пропало, как небыль, исчезла злая сила, чёрная смерть.

      Стоит Иван-царевич с Еленой Прекрасной в глухом бору, в тёмном лесу, на том самом месте, где с Серым Волком когда-то расстался. За руки взялись, в глаза друг-другу смотрят — не налюбуются.

      Тут откуда ни возьмись, словно из-под земли, появился Серый Волк.

      — Я, — говорит, — вас давно ожидаю! Скорее на меня садитесь, обратный путь вам на счастье выпал!

      Уселись Иван-царевич и Елена Прекрасная на Серого Волка, и понёс он их выше леса стоячего, ниже облака ходячего, назад за тридевять земель, в тридесятое царство. Принёс к стене высокой, остановился.

      Тут Елена Прекрасная расплакалась:

      — Тебя, Иван-царевич, ни на кого не променяю! Ни на богатство, ни на власть. Лучше смерть приму, чем за ненавистного старого царя с рогами замуж выйду.

      И Иван-царевич взмолился:

      — Серый Волк! Сослужил ты мне много служб, сослужи ещё одну! Скажи, как любовь мою сохранить, Елену Прекрасную спасти, от участи ужасной избавить?

      Сказал тогда Серый Волк:

      — Коли так, не видать царю-плахе Елены Прекрасной! Я всё сам сделаю, а ты мне, Иван-царевич, помоги, меня во дворец сведи да там оставь. А как заберёшь Златогривого коня, езжайте с Еленой Прекрасной, а я вас догоню.

      Сказал, кувыркнулся, через голову перевернулся и превратился точь-в-точь в Елену Прекрасную.

     

      Повёл Иван-царевич Серого Волка во дворец. А царь-плаха уж в зале от нетерпения из угла в угол бегает, кричит, рычит, космы седые, лохматые из-под золотой шапки выбились. Увидал Елену Прекрасную, которую Иван-царевич привёл, так обрадовался, что тут же приказал коня ему Златогривого отдать и поскорее прочь вместе с конём вытолкать. А сам, только Иван-царевич с глаз скрылся, на радостях повелел музыке играть, факелами махать, всем придворным своим веселиться.

      — Любишь ли ты меня, красавица, — спрашивает, — царя мудрого, непобедимого?

      — Люблю! — говорит Елена Прекрасная.

      — А коли любишь, так давай поцелуемся! — сказал царь, наклонился к Елене Прекрасной, к её устам сахарным приник, поцеловал, а перед ним — волчья пасть, усатая, клыкастая, вся в шерсти!..

      Пока царь в себя пришёл, стражу вызвал, слуг своих кликнул, Серый Волк в окошко выскочил—и был таков. Догнал Ивана-царевича, на себя пересесть велел, а Елена Прекрасная на Златогривом коне рядышком поспевала. Серый Волк горы и реки меж ног пропускал, чистое поле хвостом выстилал, а Златогривый конь с Еленой Прекрасной от него не отставал.

      Уж где там погоня, где стража—никому их не догнать было!

      Ехали они, ехали, вот Иван-царевич и говорит:

      — Спасибо тебе, Серый Волк, век тебя не забуду, нашёл я себе счастье, однако пора мне и об отце-батюшке подумать, его наказ исполнить. Вот уж вижу, и места те самые пошли, где Жар-птица в плену томится.

      А что с конём Златогривым расстаться сил нет, сказать не сказал, только про себя лишь подумать успел, как Серый Волк уж говорит: — Помогу тебе, Иван-царевич, в этом деле. Ты меня вместо Златогривого коня к царю веди, оставь, а там увидишь, что будет.

      Сказал, кувыркнулся, через голову перевернулся и стал точь-в-точь Златогривый конь. Сколько ни смотри — не отличишь.

      Как увидел царь, что Иван-царевич к нему на Златогривом коне подъезжает, обрадовался

      и сам навстречу с клеткой в руках выбежал, вместе с Жар-птицей отдал её Ивану-царевичу: — Поезжай, — говорит,—поскорее с этой птичкой, она мне ни к чему: её ни седлать, ни в небо летать! Только кормить, да и то яблоками золотыми, чужими, ворованными—обиды не оберёшься!

      Иван-царевич мешкать не стал, клетку взял, к Елене Прекрасной вернулся и поехал с ней на Златогривом коне путём-дороженькой. А царь-то, царь три дня гулял-пировал, к выезду готовился.

      Вот оседлали ему Златогривого коня, он на нём в поле и выехал. Только разогнался, только расскакался, а конь — на всём бегу, на всём скаку да при честном народе—из-под царя Серым Волком выскочил! А царь кувырком — да на землю! Сидит—целёхонек, здоровёхонек, ничего не понимает, глаза протирает, никак в себя прийти не может.

      Вот уж смеху, хохоту было! Кто видел, до сих пор смеётся — забыть не может. Хотите проверьте, пойдите людей спросите, сами хохотать начнёте. А Серый Волк в сторонку скакнул, хвостом вильнул — и был таков!

      Догнал Ивана-царевича и Елену Прекрасную.

      Ехали они, ехали и добрались до тех мест, где Серый Волк коня у Ивана-царевича выхватил. Тут Серый Волк остановился и сказал Ивану-царевичу:

      — Здесь мы встретились — здесь нам и расстаться суждено. Послужил я тебе верой и правдой, а больше уж я тебе не слуга.

      — Ах, Серый Волк! — сказал Иван-царевич.— Какой ты слуга; не в службе дело, а в дружбе. Полюбил я тебя, как брата родного, невмоготу мне с тобой расставаться! Нам бы теперь, когда дела все сделаны-переделаны, гулять-пировать!..

      — Ох, Иван-царевич! — сказал ему Серый Волк.—Покуда ты Златогривого коня в стойло не поставил, Жар-птицу батюшке своему в руку не сдал, желанную в дом не ввёл—не считай наказ отцовский выполненным, а дело сделанным. Не зря в народе говорят: «Начало-то трудно, а конец—мудрец». Ну, прощай, меня. Серого Волка, не забывай!

      Сказал и исчез.

      Погоревал Иван-царевич, погрустил, да делать нечего, пересел на Златогривого коня и вместе с Еленой Прекрасной в обратный путь пустился, к дому своему.

      Златогривый конь бежит — земля дрожит, из-под копыт искры сыплются. Вот как они ехали!

      Ехали и приехали в чистое поле, широкое раздолье, в зелёные луга, прямо-прямо туда, где могучий камень стоял.

      Приехали, а камня-то нет.

      — Поле велико, широко, — сказал Иван-царевич,— может, так надо, может, и не это место было, может, обознался я! Только самое время пришло нам отдохнуть.

      Елену Прекрасную в шатре спать уложил, а сам-то Иван-царевич коня пастись отпустил и возле входа в шатёр лёг.

      Спит Иван-царевич и не видит, спит Иван-царевич и не слышит, как приехали в чистое поле, в широкое раздолье, в зелёные луга его братья—старший да средний.

      Покуда Иван-царевич с Серым Волком отцовскую волю выполнял, чудесное счастье искал, они в просторном трактире заезжем гуляли, дни и ночи пировали, всю казну, что им отец в путь-дорогу дал, — промотали и теперь возвращались восвояси ни с тем, ни с чем.

      Ой, люди добрые! Вы только подумайте, вы только послушайте! Лучше бы мне не ведать, не знать и вам не сказать, что тут случилось, что тут содеялось!

      А случилась беда, злодейство лихое содеялось!

      Уж лучше бы Иван-царевич глаз не смыкал, не спал. Да кто знал, кто ведал, а теперь-то время ушло, поздно спохватываться!..

      Подъехали старшие братья, видят—Иван-царевич богатырским сном уснул, Златогривый конь возле него травку щиплет.

      Подивились, в шатёр заглянули, а там Елена Прекрасная спит, разрумянилась, во сне-то у неё ресницы дрожат, подрагивают. А над ней — сама красота: Жар-птица в золотой клетке сияет.

      Лютым жаром охватила братьев зависть, чёрные мысли в них вскипели. Сговорились, порешили, окаянные, брата своего меньшого,

      Ивана-царевича, убить, ограбить. «Не то, — сказали друг другу, — батюшка-царь ему ещё полцарства при жизни даст, а по смерти и остальное откажет, а так мы всё себе заберём!»

      И решили: Елена Прекрасная пусть старшему достанется, Златогривый конь — среднему. «Ну, а Жар-птицу пока старику отцу отдадим, а после смерти его посмотрим, чей жребий выпадет».

      Как условились, так и сделали: убили они Ивана-царевича, а Елену Прекрасную схватили, пристращали: коли выдаст их, и ей смерти лютой не миновать.

      И поехали домой на коне Златогривом чужим трудом хвастать, чужой удачей пользоваться, чужим счастьем наслаждаться.

      Пусть они едут, пусть их гром оглушит, пусть их молния поразит! Ведь убили они Ивана-царевича, брата своего младшего, в чистом поле оставили лежать чёрным воронам на поругание.

      Вот и прилетели они: ворон и воронёнок. Кружат над Иваном-царевичем, очи ему выклевать хотят… И вдруг откуда ни возьмись прибежал Серый Волк. Увидал Ивана-царевича убитого, затаился, и как только воронёнок ему на грудь сел, так Серый Волк его цап! — и схватил. Схватил, держит, убивать не убивает и отпускать не отпускает.

      Заплакал воронёнок; чёрный ворон, отец его, взмолился:

      — Серый Волк! Пожалей моё дитятко, воронёночка чёрненького. Я тебе какую хочешь службу сослужу.

      — Ну что ж, Ворон Воронович! — сказал Серый Волк. — Так-то мы поладим. Только принесёшь ты мне живой и мёртвой воды, я тотчас отпущу твоего воронёночка!

      Взмахнул чёрными крыльями ворон и улетел туда—не знаю куда, ему одному ведомо, — живой и мёртвой воды взять.

      Сколько времени прошло, столько и утекло. Вернулся чёрный ворон и принёс два пузырька: один с водой живой, другой с водой мёртвой.

      Взял Серый Волк пузырёк с мёртвой водой, спрыснул Ивана-царевича — у него все раны и зажили. Спрыснул из другого пузырька живой водой—Иван-царевич потянулся, проснулся, глаза протёр.

      — Эх, и долго же я спал! — сказал.

      — Спать бы тебе вечно, Иван-царевич, — сказал ему Серый Волк,—кабы я тут не случился. Твои братья тебя сонного убили, ограбили, Елену-Прекрасную старший-то себе забрал, коня Златогривого средний взял, а Жар-птицу порешили покуда отцу отдать, смерти его дождаться, жребий метать, кому достанется! Коль не хочешь на свадьбу опоздать, садись на меня, — в одночасье мы там будем!

      Усадился Иван-царевич на Серого Волка — ух и понеслись! Выше леса стоячего, ниже облака ходячего, горы и реки перелетая, чистое поле хвостом выстилая.

      Вовремя прибыли: старший сын царя к венцу с Еленой Прекрасной собрался. Вот радость!

      Радость, радость, только что за странность? Невеста плачет, Жар-птица не поёт, а Златогривый конь не ест, не пьёт.

      А столы накрыты, пир готов—лишь один царь — голова у него кругом идёт — ничего не [знает, ничего понять не может.

      Тут самая пора пришла—Иван-царевич и Серый Волк, уж куда там—прощаться не время, разлучаться недосуг, — оба вместе тихохонько в тронный зал вошли, за занавесями затаились.

      Как вошли, так невеста плакать перестала. Перестала плакать, рассмеялась, словно жемчуг рассыпала.

      И Жар-птица вдруг запела.

      И Златогривый конь, как ни в чём не бывало, копытом забил, есть начал.

      Вот тогда-то вместе с Серым Волком об руку Иван-царевич на люди вышел. Невеста-то, Елена Прекрасная, к нему кинулась.

      — Вот он, мой жених, мой желанный! — воскликнула.

      Испугались злые братья, точно полотно, побелели, закачались, словно былиночки!

      Узнал царь правду, нахмурился, насупился:

      — Экая напасть! Как быть, поступить? Куда старших сыновей девать?

      Ему и сказали те, кто ответ держал, кто советовал:

      — Царских сыновей не бьют, не куют, а на волю пускают. Тем более в праздничный день, в свадьбу!

      На том и порешил царь: приказал отпустить их на все четыре стороны, на все ветры полуденные, на все вьюги зимние, на все вихри осенние…

      И начался тут пир. У царя-то ни мёда не варить, ни вина курить — всего вдоволь. А тут — свадьба!.. И на свадьбе той Ивана-царевича с Еленой Прекрасной Серый Волк посажёным отцом присутствует!

      Я на том пиру был, мёд, пиво пил, сам слыхал, сам видал, как его все ласкали, величали, ему благодарствовали. За его здоровье пили, уговаривали, упрашивали:

      «Не ходи, Серый Волк, в лес, оставайся здесь навсегда».

      А Иван-царевич его за руку взял и сказал:

      — Был ты мне другом верным в беде и нужде, неужто теперь, в радости, кинешь?

      Ну, как не согласиться?

      Остался Серый Волк, и зажили они все в достоинстве и счастье.

      Царя-то, батюшку, по старости частенько в сон клонить стало, он всё больше на печке лежал, а то дремал на завалинке, у дворца своего сидючи. А дела и правление государством в добрые руки Ивана-царевича отдал. Тут Серый Волк ему и совет и помога.

      Но пришла пора, и затосковал Серый Волк вновь.

      Как быть, как поступить?

      Тогда-то Иван-царевич и сказал ему:

      — Ведь ты сам учил-говорил: «Начало-то трудно, а конец — мудрец». Так сослужи службу последнюю, только уж не мне одному, а всем людям и детишкам их на разумение, на удивление: расскажи им сказку об Иване-царевиче и Сером Волке. Чтобы знали они, как жить-поживать, как счастье искать. Уж кому-кому, как не тебе, эту сказку рассказывать, уж кому-кому, как не нам, её слушать.

      Вот Серый Волк и уселся за стол, взялся за перо и стал сказки сказывать-рассказывать.

      С тех пор его от стола не отведёшь, от пера не оторвёшь — он всё пишет да пишет!..

        _____________________

        Распознавание —
БК-МТГК.

Сказка об Иване-царевиче и сером волке — В каком-то царстве


Стенограмма

Я Николас Котар, а вы слушаете В определенном царстве . Это подкаст, в котором я рассказываю известные — и не очень известные — славянские сказки и мифы, и где я делюсь своим увлечением и любовью к историям, которые помогают нам лучше видеть и жить в реальном мире. Это Эпизод 1: Сказка об Иване-царевиче и Сером волке.

В одной стране жил царь по имени Берендей.У него было трое сыновей. Младшего назвали Иваном. У царя также было несравненное сокровище — чудесный сад, в котором росла яблоня с золотыми яблоками.

Однажды ночью кто-то начал красться в королевский сад, чтобы украсть золотые яблоки. Король горько оплакивал потерю. Он послал воинов стоять на страже, но никто не смог найти вора. И все же яблоки продолжали исчезать. Король перестал есть и пить. Обеспокоенные сыновья утешали его. «Не волнуйся, дорогой отец.Мы сами будем стоять на страже ».

Старший сказал: «Сегодня моя очередь. Я поймаю этого вора и незамедлительно предам его суду. И он пошел. Взад и вперед он ходил час. Два часа. Наконец он сел на мягкую траву. Прежде чем он это понял, он заснул. Утром король спросил его: «Ну, моя старшая! Ты принесешь мне весть радости? Вы поймали вора? » «Нет, дорогой отец», — ответил он. «Всю ночь я ходил взад и вперед, не закрывая глаза. Я никого не видел.”

На следующую ночь средний сын сделал то же самое. Взад и вперед он ходил час. Два часа. Наконец, он сел на мягкую траву и, прежде чем осознал это, уснул. Утром он сказал, что никого не видел.

Настала очередь Ивана. Иван ходил взад и вперед, не решаясь даже сесть, а тем более лечь, боясь заснуть. Едва его веки опустились, как он умылся в свежей росе с травы. Прошла половина ночи. Потом ему показалось, что ему приснился сон — сад загорелся!

Все ярче и ярче становился этот свет.Весь сад сиял как посреди солнечного дня. Потом он увидел это! Жар-птица приземлилась на яблоню и стала клевать золотые яблоки. Тихо, украдкой подполз к птице Иван-князь. Подскочив, он потянулся к ней. Жар-птица взлетела быстрее, чем он думал, и прочь, за ограду сада. Все, что осталось в его руке, было единственным блестящим перышком из ее хвоста.

Утром пришел Иван к отцу. «Ну, милый Ванюша, ты вора видел?»

«Мой дорогой отец, поймать его я не смог.Но я видел, кто это был. Отец, это была жар-птица. Король взял перо, и радость вернулась в его сердце. Он ел, пил и снова веселился.

Но перо, каким бы блестящим оно ни было, начало разъедать его мысли. Итак, в одно прекрасное утро он позвал своих сыновей к себе. «Мои дорогие дети, кто из вас оседлает своего прекрасного коня, проедет через весь мир и найдет мне жар-птицу?» Все трое сыновей поклонились отцу и бросились в конюшню. Старший ехал в одну сторону, второй — в другую, а Иван-князь выбрал третью.

Долго или недолго, Иван Князь ехал и ехал. В жаркий летний день он устал от долгой поездки. Сойдя с лошади, он прихрамывал ее, потом лег в тени дуба и заснул. Спал и спал Иван долго или недолго. Когда он проснулся, лошади не было видно. Подскочив, он пошел искать его. Наконец он его нашел — ничего не осталось, кроме костей. Иван-князь опечалился. Но что делать князю? Он продолжил идти пешком. Весь день он гулял, а на следующий день после этого.Устал он был почти до смерти. Наконец он сел на бревно и заплакал.

Из ниоткуда перед ним появился серый волк и заговорил. «Ну вот, Иван-князь, что ты сидишь с низко опущенной головой?»

«Как я могу не плакать, серый волк?» ответил князь. «Я потерял свою прекрасную лошадь».

«Ах, это я, Иван, — сказал волк. «Я был голоден, и такова природа волка. Но мне тебя жаль. Скажи мне, куда ты собирался и что искал? »

«Отец послал меня путешествовать по миру и искать жар-птицу.”

«Ха-ха! На то, чтобы найти его на своей лошади, вам потребуется больше трех лет. Только я один знаю, где она живет. Что ж, честно. Я съел твою лошадь, и поэтому буду для тебя верховой ездой и буду хорошо служить тебе. Сядь на меня и держись крепче.

Иван-князь сидел верхом на сером волке. Волк прыгнул, и под ними прошли целые леса, озера и реки, как будто их сметал волчий хвост. Вскоре они оказались у подножия высокой крепости.

Серый волк сказал: «Слушай меня, Иван-князь, и слушай внимательно.Заберитесь на стену, не бойтесь! Хороший час; все охранники спят. В башне вы увидите окно. В этом окне висит золотая клетка. В этой клетке сидит жар-птица. Возьми птицу, посади ее себе в пальто, но следи, чтобы клетки не касались! »

Иван Князь залез на стену, увидел башню. Там в окне висела золотая клетка, а в клетке сидела жар-птица. Он взял птицу, засунул ее в пальто, но его взгляд задержался на клетке. Его сердце бешено забилось: «О, как оно золотое, как драгоценно! Как я могу этого не принять? » И он забыл предупреждение волка.

Не успел он прикоснуться к клетке, как прозвучали трубы, дико раскатились барабанные дроби, стража проснулась, схватила Ивана-князя и повела его к царю Афрону. Король Афрон был зол. «Чей ты сын? Откуда?» он спросил.

«Я сын царя Берендея, Иван князь».

«Ах, какой позор! Сын короля стал вором.

«А что с твоей собственной птицей, которая украла наши золотые яблоки?»

«А почему ты не пришел ко мне, спроси с чистой совестью? Я бы отдал жар-птицу твоему отцу из уважения.Что ж, дело сделано. Если вы окажете мне хорошую услугу, я прощу вас. В царстве султана Кусмана есть конь с золотой гривой. Принеси мне, и я подарю тебе жар-птицу ».

Иван-князь очень опечалился. Опустив голову, он вернулся к серому волку.

«Я же сказал тебе», — сказал волк. «Не трогай клетку! Почему ты меня не послушал? »

«Прости меня, серый волк», — вот и все, что смог собрать Иван.

«Что ж, дело сделано.Садись мне на спину. Я сказал, что буду хорошо служить тебе и буду служить тебе ».

И снова земли ускользнули под ними, пока бежал волк. Длинный или короткий путь они достигли другой, даже более высокой крепости.

«Взойди на стену, Иван-князь, — сказал волк. «Охранники спят. Идите в конюшню, возьмите лошадь, но берегите себя! Не трогай золотую уздечку! »

Иван-князь перелез на стену, нашел конюшню, поймал коня с золотой гривой, но потом взглянул на золотую уздечку.Он сверкал драгоценностями. Как он мог сопротивляться? Такая прекрасная лошадь заслуживала только такой драгоценной уздечки. И он совершенно забыл о волчьем предупреждении.

Не успел он прикоснуться к узде, как прозвучали трубы, дико раскатились барабанные дроби, стража проснулась, схватила Ивана-князя и повела его к султану Кусману. Султан Кусман был зол. «Чей ты сын? Откуда?» он спросил.

«Я сын царя Берендея, Иван князь».

«Ах, какой позор! Сын короля стал вором! Что ж, дело сделано.Однако, если вы окажете мне хорошую услугу, я прощу вас. У короля соседнего королевства Далмат есть дочь Елена Прекрасная. Приведи ее ко мне, и я отдам тебе лошадь и уздечку.

Иван-князь опечалился. Опустив голову, он вернулся к серому волку.

«Я же сказал тебе», — сказал волк. «Не трогай уздечку! Почему ты меня не послушал? »

«Прости меня, серый волк», — вот и все, что смог собрать Иван.

«Что ж, дело сделано.Садись мне на спину. Я сказал, что буду хорошо служить тебе и буду служить тебе ».

И снова земли пронеслись мимо них, когда бежал волк. Ехали ли они долго или недолго, они достигли еще более высокой башни. Наверху был обнесенный стеной сад. Внутри него гуляла Елена Прекрасная со своими медсестрами и горничными.

Серый волк сказал: «На этот раз я тебя вообще не пришлю, Иван-князь. Я пойду сам. Что касается вас, то возвращайтесь обратно пешком. Я тебя догоню. Иван-князь колебался, но сделал то, что ему сказали.

Серый волк перепрыгнул через стену в сад. Он сел за куст и стал ждать. Вскоре вышла Елена Прекрасная со своими нянями и горничными. Некоторое время она гуляла. Затем она отошла от своих компаньонов, чуть дальше, чем следовало. Серый волк схватил Елену Прекрасную, перебросил ее через спину и улетел.

Иван-князь гулял пешком. Вдруг серый волк догнал его, а на спине села Елена Прекрасная.Иван-князь обрадовался, но серый волк сказал ему: «Поторопись! Сядь мне на спину, а то нас догонят! »

Серый волк бежал с Иваном Царевичем и Еленой Прекрасной на спине. Земли, как и прежде, ускользнули под ними. Долго ли было их путешествие или коротко, они прибыли в крепость султана Кусмана. Серый волк спросил Ивана Князя: «Что ты молчишь и печален?»

«Как же мне не быть, серый волк? Как я расстанусь с такой красотой? Как я могу обменять Елену Прекрасную на лошадь? »

Серый волк ответил: «Я не отлучу тебя от такой красоты.Мы ее где-нибудь спрячем, а я превращусь в Елену Прекрасную. Веди меня к королю.

Так и утаили Елену Прекрасную в лесной избе. Серый волк прыгнул через голову и превратился в точный образ Елены Прекрасной. Так Иван принес волка султану Кусману. Султан обрадовался и стал осыпать Ивана комплиментами.

«Спасибо, Иван Князь, что привез мне такую ​​невесту. Получи в награду мою лошадь с золотой гривой и обещанную уздечку.”

Иван Князь сел на коня и поехал прямиком к Елене Прекрасной. Он посадил ее на лошадь, и они поехали дальше.

Но султан Кусман немедленно женился на красивой девушке, пировал весь день до ночи и, как положено, лег спать со своей новой женой. Но не успел он лечь на кровать, как волчья пасть уставилась на него, лежащего на кровати! Султан в ужасе упал, а волк убежал.

Серый волк догнал Ивана-князя и спросил его: «Почему ты такой молчаливый и печальный, Иван-князь?»

«Как мне не грустить? Я не хочу расставаться с этим сокровищем.Как я могу обменять такую ​​лошадь на жар-птицу? »

«Не грусти; Я тебе помогу.»

И вот они прибыли в крепость царя Афрона. Серый волк сказал: «Спрячь коня и Елену Прекрасную. Я превращусь в коня с золотой гусеницей. Отведи меня к королю Афрону.

В лесу спрятали коня и Елену Прекрасную. Серый волк перепрыгнул через свою спину, превратился в коня с золотой гривой, и Иван-князь привел его к царю Афрону. Царь обрадовался и тотчас подарил Ивану жар-птицу в золотой клетке.Иван-князь вернулся в лес пешком, посадил красавицу Елену на коня с золотой гривой, взял в руки жар-птицу и клетку и пошел пешком домой.

Царь Афрон потребовал, чтобы ему привезли коня. Едва он сел на нее, как конь снова превратился в серого волка. Царь от ужаса упал, а серый волк убежал обратно к Ивану-князю.

«А теперь, — сказал он, — прощай, Иван. Я не могу идти дальше ». Иван-князь трижды поклонился земле перед волком, с большим уважением поблагодарив его.Но волк зловеще сказал: «Не прощайся, я тебе еще могу понадобиться».

Но Иван-князь ему не поверил. «Чем он все еще может быть мне полезен?» он думал. «Все мои желания исполнились». И вот он сел на коня с золотой гривой, и они с Еленой Прекрасной ехали дальше с жар-птицей в руке. Вскоре они устали от путешествия. Они съели кусок хлеба, выпили немного воды и легли спать в тени дуба.

Едва заснул Иван Князь, как проехали братья его.Все это время они путешествовали по миру в поисках жар-птицы, но вернулись с пустыми руками. Они подъехали и были удивлены, увидев Ивана. И не только там было он , но еще он нашел столько сокровищ! И они заключили сделку.

«Давай убьем нашего брата, и сокровище будет наше». Они бросили жребий, и одна из них выиграла лошадь, другая — Елена Прекрасная. И убили Ивана Князя. Взяли коня, жар-птицу и прекрасную Елену. Ее предупредили, чтобы она ничего не говорила, иначе она будет жить, чтобы пожалеть об этом.

Иван-князь лежит мертвый у подножия дуба. Вороны уже спускаются полакомиться его останками. Вдруг из ниоткуда появился серый волк и схватил ворона своим птенцом. «Иди, ворон, найди живую и мертвую воду. Принеси мне, и я отпущу твою цыпочку.

Ворон — что он мог сделать? — улетел, а волк держал птенца во рту. Путешествовал ли он долго или недолго, ворон возвращал живую и мертвую воду.Серый волк окропил Ивана мертвой водой — и все его раны зажили. Затем он окропил его живой водой, и князь ожил. Он встал и потянулся, зевая: «О, какой у меня чудесный сон!»

«Прекрасный сон?» повторил волк. «Если бы не я, это было бы навсегда! Ваши собственные дорогие братья убили вас и унесли все ваши сокровища. Быстро сядь мне на спину! » Они мчались вслед за братьями, догоняя их, в то время как братья въезжали в поле зрения очага и дома.Волк атаковал их, разрывая на куски, разбрасывая куски по всем полям. Иван-князь снова поклонился серому волку и расстался с ним навсегда.

И вот Иван Князь вернулся домой на коне с золотой гривой. Он привел отцу жар-птицу, а Елену Прекрасную взял себе в невесту. Король Берендей обрадовался и расспросил младшего сына о его приключениях. И так Иван рассказал ему все — как серый волк ему помог, как его собственные братья убили его, пока он спал, и как серый волк рвал их на куски.Король оплакивал, но ненадолго. И Иван-князь женился на Елене Прекрасной. И они жили вместе, и ни одна печаль не омрачала их дней.

***

Какая бы тень ни упала на вашу жизнь — может быть, вы беспокоитесь о судьбе своей страны, или, может быть, вас посещают темные мысли о собственном будущем, а может вся ваша жизнь кажется невыносимой раной — вспомните сказку. Послушайте ее тихий, древний, мудрый голос.

Эти, возможно, удивительные слова произнес русский философ по имени Иван Ильин, выступая перед русской аудиторией в Германии в 1934 году.Странно, это очень похоже на то, что вы могли бы услышать здесь, в нашей стране, охваченной пандемией. Его мир уже развалился. Его страна была захвачена коммунистами, и он как раз собирался стать свидетелем самой страшной бойни, которую когда-либо наносил человек другим людям. И все же, где он находил утешение? В простой, как некоторые сказали бы, детской сказке. Он говорит:

Не считайте сказку детской забавой, не достойной внимания взрослого мужчины. И не думайте, что взрослые умны, а дети глупы.Не думайте, что взрослый должен ошеломить себя, чтобы рассказать ребенку историю. Нет (продолжает он), разве не наоборот? Разве наш разум не является источником большинства наших бед? И вообще, что такое глупость? Опасна или постыдна всякая глупость, или, может быть, есть какая-то разумная глупость? Или еще лучше, назовем это простотой, чем-то желанным и благословенным, что начинается с глупости, но заканчивается мудростью.

Известная фраза Сократа: «Я знаю только то, что ничего не знаю.И все же даже сейчас многие из нас убеждены, осознаем мы это или нет, что наш собственный разум может вместить вселенную, что наука может помочь нам понять тайны жизни, что тщательная тренировка нашего разума может сделать нас хозяева собственного существования. Что ж, в последние несколько месяцев во время пандемии этого не происходило, и мне кажется, что чем больше люди читают и чем больше научных знаний на их стороне, тем меньше они понимают, что на самом деле происходит. И все же чем больше мы питаем наш разум, тем меньше мы думаем о своем сердце.В этом-то и дело. И результаты нехорошие. Многие из нас полностью утратили способность видеть прекрасное в мире не только из-за пандемии — даже раньше. Многие из нас застряли в избранных нами идеологиях, точках зрения. И как часто вы видели, как люди в социальных сетях или лично подавляли несогласных с ними, чтобы они подчинялись их собственной воле? И это правда, наш мир уже не так очарователен, как в детстве; магия просто ушла. Вы заметили, что у многих из нас такая же радость? Что ж, Ильину и об этом есть что сказать; вот что он говорит:

Только тот, кто поклоняется алтарю фактов и потерял способность созерцать состояние бытия, игнорирует сказки.Только тот, кто хочет видеть только своими физическими глазами, вырывая при этом свои духовные глаза, считает сказку мертвой. Прекрасно, назовем сказку упрощенческой, но хотя бы скромной по простоте. И за его скромность, мы прощаем ему его глупость. В конце концов, чтобы быть простым, нужна смелость. Сказка даже не пытается скрыть своих неточностей. Не стыдно за свою простоту. Он не боится строгих вопросов или насмешливых улыбок.

Ильин продолжает; он говорит:

Сказки — это не выдумки и не выдумки, а поэтическое озарение, сущностная реальность, может быть, даже начало всей философии (и, кто знает, возможно, даже теологии).Сказки не устареют, если мы потеряем мудрость жить по ним, нет. Мы, , извращали нашу эмоциональную и духовную культуру, , а мы, , рассеялись и вымерли, если мы потеряем доступ к этим сказкам.

Я говорю не о физической смерти, а о чем-то гораздо худшем; Я говорю о духовной смерти.

Что это за доступ к сказкам? (продолжает Ильин). Что мы должны сделать, чтобы сказка походила на домик на куриных лапках, повернулась к лесу спиной и лицом к нам? Как мы можем это увидеть и жить этим? Как мы можем осветить его пророческую смерть и прояснить его истинный духовный смысл?

А правда, Иван Ильин, ты серьезно? Духовный смысл? Говорящие волки, домики на куриных лапках и слабые принцы, плачущие на пнях? О чем ты говоришь? Ну, Ильин говорит о совершенно другом отношении к миру.Вот что он говорит; он говорит:

Для этого мы не должны цепляться за трезвый ум дневного сознания со всеми его наблюдениями, его обобщениями, его законами природы. Сказка видит нечто иное, чем это дневное сознание; он видит другие вещи по-другому. Понимаете, сама история — это искусство. Он скрывает и раскрывает в своих словах целый мир образов, и эти образы символизируют глубокие духовные состояния.

Духовные реальности выходят за рамки того, что мы можем увидеть или выразить словами, и тем не менее мы знаем, что они существуют.Мы знаем это по реликвиям, которые мы видим, по мироточивым иконам, которые мы нюхаем, и по жизни людей, которые превращают всех вокруг себя из зверя в ангела. Я говорю о святых. Эти реальности, прежде чем мы сможем духовно вырасти, чтобы испытать их на себе, они часто лучше всего выражаются в метафорах, образах или символах — другими словами, в историях. Это своего рода искусство, похожее на мифы и песни. Вот что говорит Иван Ильин: он говорит:

Оно происходит из тех же мест, что и сны, предчувствия и пророчества.Вот почему рождение истории одновременно и художественно, и волшебно. Он не только рассказывает историю, но и воплощает ее в жизнь. И чем больше поет сказка, тем легче она входит в душу, тем сильнее ее магическая сила: успокаивать, наводить порядок, а потом и душу озарить. Сказка происходит из тех же источников, что и песни магов с их властью. Вот почему в рассказах так часто повторяются фразы и образы.

В конце концов, подумайте об этом: Сам Христос, достигнув низкого уровня своего падшего творения, сказал самые убедительные истины самым убедительным образом: через притчи и через символы.Вот вам еще одна цитата. Это J.R.R. Толкин, из Беовульф: Монстры и критики . Он говорит:

Значение мифа нелегко определить на бумаге с помощью аналитических рассуждений. Таким образом, его защитник находится в невыгодном положении. Если он не будет осторожен и не будет говорить притчами, он убьет то, что изучает, с помощью вивисекции, и ему останется формальная или механическая аллегория, и, более того, вероятно, та, которая не сработает. Ибо миф жив сразу и во всех своих частях, и он умирает, прежде чем его можно будет проанализировать.

Итак, давайте посмотрим, что нам расскажет эта простая, но глубокая приключенческая сказка о глупом Иване и мудром сером волке. Что ж, мы можем начать с символики огня, воды и леса. Похоже, королевство Берендеи — довольно унылое место, особенно если судить по первым двум братьям. Они не особо нравственны, и сам король больше готов переложить ответственность на своих сыновей, чем позаботиться о ней сам. И тем не менее, есть младший сын — мы поговорим о младшем сыне в одной из будущих серий, но пока достаточно сказать, что в Иване есть намек, немного чего-то реального, подлинного и морального. , и мы видим это в его страстном желании не дать себе заснуть, потому что он знает, что его братья сфальсифицировали это, что они обманули.И именно этот начальный момент, желание быть бдительным по отношению к самому себе, дает ему озарение, потому что жар-птица, птица в огне, является очень ярким символом духовного озарения. Его часто использовали даже в церковной гимнологии.

А что насчет леса? Что ж, Иван, хотя он получает начальный момент духовного озарения, когда видит и прикасается к жар-птице, он еще молод, и он все еще как ребенок, духовно, поэтому ему предстоит пережить трудные времена.Вход в лес — это почти универсальный образ или символ входа во тьму, обитающую в духовном царстве. Там могут быть прекрасные вещи, там могут быть ужасные вещи, и уловка состоит в том, чтобы пройти через это на другую сторону, потому что вы никогда не будете прежними. Но, конечно, умереть можно. Это реальность духовного. Итак, Иван вынужден потерять лошадь. Это очень важно, потому что Иван слишком зависим от внешних сил, чтобы делать свою работу за него. У него действительно есть этот первоначальный толчок правильного отношения к духовному, но все же он зависит от своей лошади, или ему нужно пройти испытание, и вот что происходит: он ходит два дня и не останавливается, пока полностью не выздоровеет. остался ни с чем, и все, что ему осталось, это сидеть и плакать.

Я ошибался, когда назвал его слабым плачущим принцем. Образ князя, сидящего на дереве и плачущего, — это образ покаяния; давайте проясним. Именно в тот момент, когда он не просто жалеет себя, а признает, что у него ничего не осталось, приходит удивительная помощь волка. Волк — почему волк? Почему волк — это сила добра? Волк — духовная сила. Он немного амбивалентен. В некоторых случаях он может быть хорошим; в некоторых случаях он может быть плохим. Важно то, что он идет с другой стороны, и что он тот, кто пронесет Ивана, потому что Иван не может все сделать сам; он обыватель.И обыватель бесполезен! Каждый человек должен кем-то стать; он не может оставаться обычным человеком.

Вот почему он продолжает выигрывать. Несмотря на свою бесполезность, несмотря на его неспособность делать что-либо в соответствии со строгими духовными инструкциями своего наставника, волка, каждый раз, когда он терпит неудачу, он возвращается и просит прощения, и все. Он не пытается оправдаться, не пытается предположить, что, возможно, его неправильно подставили: «Во всем виноват волк!» так многие из нас отвечают так, когда мы сходим с рельсов духовно, не правда ли? Так что в конечном итоге он действительно побеждает Елену Прекрасную.

Я думаю, что Елена Прекрасная — действительно интересный персонаж. Некоторые люди, слушающие историю, могут подумать: почему этот персонаж ни разу не говорит? И ее просто передают от одного мужчины к другому, и они делают с ней все, что хотят. Разве это не проявление женоненавистничества старого мира? А зачем, Николай Котарь, вы рассказываете нам женоненавистнические сказки? Нет, на самом деле это не то, что происходит, и тот факт, что она не говорит, на самом деле очень важен.Если вы знаете какие-либо другие сказки из России — а если не знаете, очень скоро, надеюсь, вы узнаете, что женские персонажи в большинстве русских сказок необычайно сильны. На самом деле, у них гораздо больше свободы действий, чем во многих других сказочных традициях.

Так почему здесь Елена такой пассивный персонаж? Ну, просто: это потому, что она вообще не должна представлять женщину! Елена Прекрасная — это символический образ, своего рода икона Прекрасной с большой буквы, того, к чему мы должны стремиться, всего хорошего в мире, которого мы можем достичь.Да, это символ. Это вообще не история любви. Так что Ивану необходимо ее потерять. Тогда ему необходимо умереть. Ему необходимо воскреснуть через внешнюю силу, через эвкатастрофу, как сказал Дж.Р.Р. Толкин назовет это (о чем мы поговорим в следующем выпуске).

Потому что цель всех хэппи-эндов в русских сказках — показать нам, слушателям, что в конечном итоге, несмотря ни на что, наше счастье не зависит от нас.Таким образом, смерть Ивана раскрывает нечто очень глубокое о природе сказки и цели всех счастливых концовок. Иван должен потерять Елену Прекрасную, и он должен потерять свою жизнь, потому что он не может ничего достичь, если это ему не дано свыше. Это правда всех счастливых концов; это истина всех эвкатастроф: наше счастье не зависит от нас самих; это зависит от Бога. И только погрузившись в пучину тотальной утраты и смерти, мы можем надеяться на духовное воскрешение, что и произошло с Иваном.И обратите внимание, как он просыпается и говорит: «Какой интересный или красивый сон мне приснился». Это была ненастоящая смерть; это была своего рода маленькая смерть, ожидание скорого пробуждения сильной духовной силой, такой как волк.

Это суть истории. Это должно напомнить нам, что мы не можем спасти себя, что независимо от того, сколько мы знаем, что бы мы ни делали, наша жизнь совсем не в нашей власти. Наша жизнь находится во власти Того, Кто нас создал, и Того, кто нас спас. Итак, если мы когда-либо хотим развиваться до простоты голубя, а не просто оставаться хитрыми, как змеи, нам нужно сделать наши души нежными и гармоничными, потому что мы дети, говоря духовно.Так почему бы не послушать, когда мы слышим пророческий голос сказки? Мы можем быть удивлены тем, как наша жизнь изменится к лучшему.

Спасибо за внимание. Если вы хотите узнать больше о захватывающем и опасном мире славянских сказок, вы можете посмотреть эпический фэнтезийный сериал Raven Son , вдохновленный этими историями. Если вы подпишетесь на мою рассылку, вы получите книгу номер Песнь Сирина бесплатно. Просто посетите николаскотар.com, чтобы узнать больше. Возможно, вас также заинтересует мой книжный клуб «Ежемесячные хорошие книги для великих жизней» и другие эксклюзивные материалы, доступные на сайте patreon.com/nicholaskotar. Это шоу было отредактировано, а оригинальная музыка написана Натали Уилсон с сайта nwcomposing.com. В определенном царстве — это презентация Radio Ancient Faith Radio при поддержке слушателей.

Университет Восточного Мичигана ставит спектакль «Принц, волк и жар-птица», начиная с пятницы

.

Когда вы слышите, что театральный факультет Университета Восточного Мичигана готовит праздничное представление по мотивам сказки русских детей с волком, вас нельзя обвинять в том, что вы решили, что это «Петя и волк».Но это не так.

Дерек Ридж в роли Серого волка, Сара Лихи в роли принцессы Елены и Исаак Реймер в роли принца Ивана в постановке Университета Восточного Мичигана «Принц, волк и жар-птица».

Вместо этого спектакль — «Принц, Волк и Жар-птица» (русские, видимо, просто не в восторге от волков в детских сказках). Сценическая адаптация этой народной сказки Джексона Лейси посвящена королю и его трем сыновьям.

Когда желанные золотые яблоки короля крадут одно за другим каждую ночь, двое его сыновей намереваются похитить виновного Жар-Птицу, чтобы получить власть для себя, в то время как младший сын отправляется на волшебный поиск.

Спектакль впервые появился на сцене EMU в 1975 году, через три года после его мировой премьеры, и университет поставил его снова в 1990 году, когда нынешний постановщик постановки Пэм Карделл была студенткой.

«Я сыграл одну из ролей, и мне она просто понравилась, поэтому я испытываю к ней настоящую сентиментальную привязанность», — сказал Карделл.

Тем не менее, сделать шоу своим было непросто. «С самого начала я не хотел делать то же самое или имитировать то, что мы делали в 1990 году, поэтому я изо всех сил пытался представить себе, что это будет», — сказал Карделл.«Я поставил себя перед настоящим испытанием. Но дизайнеры пришли с прекрасными идеями. И я сказал им, что для меня важно, чтобы шоу было поистине волшебным приключением, динамичным и веселым ».

Для вдохновения съемочная группа обратилась к иллюстрациям Ивана Билибина, который иллюстрировал печатное издание рассказа 1899 года. Но то, что продало Карделл в сериале, когда она была студенткой, — это чувство магии.

«В детстве я любил сказки», — сказал Карделл. «В этой истории нет фей, так что это скорее народная сказка,… но это очень далеко от реальности.Есть говорящие лошади и говорящие птицы, и это действительно связано с магией самого театра и зрелищем на сцене ».

Как и многие сказки Гримма, оригинальная народная сказка «Царевич Иван, Жар-птица и Серый волк» к концу становится ужасающе мрачной и жестокой. Но адаптация Лейси «пытается оставаться верной истории, понимая, кем будет аудитория», — сказал Карделл.

Таким образом, юмор и прихоти заменяют насилие в сценической версии рассказа, и актеры будут получать ценный опыт, поскольку многие возможности работы после окончания учебы связаны с детским театром.

«Что касается сезона в целом, мы не только предлагаем всего понемногу для нашей аудитории, но, что не менее важно, мы заботимся о том, чтобы у студентов был такой опыт», — сказал Карделл. «Когда вы знаете, что значительную часть аудитории будет составлять молодежь, возникает совсем другая энергия».

Дженн Макки — цифровой журналист, занимающийся развлекательными технологиями, на AnnArbor.com. Свяжитесь с ней по адресу [email protected] или 734-623-2546 и подпишитесь на нее в Twitter @jennmckee.

ПРОСМОТР
«Принц, волк и жар-птица»
Кто: Театральный факультет Университета Восточного Мичигана.Что: Экранизация русской народной сказки Джексона Лейси о короле, чьи ценные золотые яблоки каждую ночь по одному крадет Жар-птица. Двое из сыновей короля замышляют похитить Жар-птицу, чтобы завладеть властью, в то время как младший сын оказывается в волшебном поиске.
Где: театр Quirk Theatre EMU, на пересечении Best Hall и East Circle Dr. в Ипсиланти.
Когда: пятница-суббота в 19:00, 4-11 декабря; Суббота-воскресенье в 15.00, 5-6 декабря; и 15:00. Суббота, 12 декабря.Сколько: 15 долларов (12 долларов для студентов, 7 долларов для детей 6-12 лет).
Информация: 734-487-2282 или веб-сайт театра ЕВС.

Сказка о царевиче Иване Сером Волке

Интересная композиция показывает основные моменты из популярной русской сказки об Иване-царевиче и Сером Волке. Композиция очень тщательно написана холуйской известной художницей Веселовой Вероникой.
В этой сказке Иван проходит через разные испытания. Иван это сделал и забирает выигрыш на все сто.У него есть Елена Прекрасная, Жар-птица и Лошадь с золотой гривой. Все это стало возможным благодаря помощи Серого Волка. Это волк откусил голову оригинальной лошади Ивана. Ему стало жаль Ивана, и он решил помочь ему найти то, что он искал. Во дворце, где держали Жар-птицу, Иван попал в самую беду. Он случайно коснулся клетки, что вызвало тревогу. Если бы он только схватил птицу, все было бы в порядке. Когда Серый Волк вытащил его из этой неразберихи и из-за Лошади с Золотой Гривой, Ивану понадобилось последнее.Когда Иван возвращался в царство своего отца с конем, Жар-птицей и Еленой, его братья устроили ему засаду и убили его в ярости ревности. Волк, услышав эту новость, смог получить воду жизни и смерти, чтобы оживить его, чтобы он мог вернуться и рассказать своему отцу, что его братья сделали с ним.
Вероника Веселова — начинающая художница в Холуе, и она обязательно станет одним из мастеров в ближайшие годы. Ее работы уже демонстрируют умение как с очень мелкими деталями, так и с небольшими сценами, а также умение проектировать и макетировать более крупные работы, такие как эта.Краска яичная темпера — основная среда, на которую написана эта композиция. Палитра основана на зеленом и красном, которые дополняют друг друга на протяжении всей сцены. Золото используется для выделения и детализации небольшой части общей площади композиции, но его сияние естественным образом усиливает огромную глубину и эпическое настроение, задаваемое темой.
Шкатулка из папье-маше. Черный лак покрывает внешнюю часть, а красный лак покрывает внутреннюю часть коробки. Композицию обрамляет золотой орнамент, а по бокам шкатулка другой орнамент.Коробка имеет шарнир над композицией и плоско лежит. По окончании работы над произведением художник пишет «Холуй, 2015» и ставит свою подпись внизу композиции.

иван царевич верхом на сером волке значение

Не нужно регистрироваться, покупайте сейчас! Сделано вручную в Великобритании. «Иван-царевич и Серый волк». Последний из сибирских единорогов: что случилось с легендарными однорогими животными размером с мамонта? Мессия на Храмовой горе: приближаемся ли мы к концу времени? 13 апреля 2013 года — картина «Иван-царевич верхом на сером волке» создана в 1889 году Виктором Васнецовым в стиле романтизма.’s’: »}}. Иван-царевич возвращался к усадьбе царя Кусмана, когда его внезапно догнал Серый Волк. Иван-царевич верхом на сером волке — Виктор Васнецов / Из сказок «Иван-царевич, жар-птица и серый волк» • Миллионы уникальных работ независимых художников. На следующее утро царь спросил: «Ну что, виновника ты видел?» «Нет, батюшка», — сказал Василий. Давайте узнаем больше об этой истории. Волд теперь только подвел его к птице, но рассказал, как он … Цесаревич спас волчонок, а Волк помог ему в нескольких квестах: добыть золотые яблоки, получить коня с золотой гривой и получить прекрасную принцессу Ат. При первой же возможности волк убегает и присоединяется к своим друзьям.Путешествие к Жар-птице трудное, и чаще всего герою помогает волшебный помощник, обычно другое животное. Дмитрий и Василий ищут вместе, но из-за ревности Иван остается один. Это история о соперничестве между братьями и сестрами, трудовой этике и лояльности. Социология 110: Культурные исследования и разнообразие в субтесте IV CPA в США — Регулирование (REG): Учебное пособие и практика, Свойства и тенденции в Периодической таблице, решения, растворимость и коллигативные свойства, создание процедур и расписаний для обучения вашего ребенка пандемией, Как сделать гибридную модель обучения эффективной для вашего ребенка, Рекомендации по дистанционному обучению для студентов, изучающих английский язык (ELL), роли и обязанности учителей в дистанционном обучении, между Сциллой и Харибдой в «Одиссее», Гермией и Еленой в «Сне в летнюю ночь»: Отношения и сравнение.В конце концов, они дорого платят, когда снова пытаются найти легкий путь, убивая Ивана и обворовывая его. Карточки — Основы маркетинга в сфере недвижимости, Карточки — Рекламный маркетинг в сфере недвижимости, Оценки Огайо для преподавателей — Дошкольное образование (012): Практическое и учебное пособие, Ресурсы программы маркетинга и планы уроков, Информационные системы для учителей: профессиональное развитие, 6-е -8-классная геометрия: симметрия, сходство и соответствие, викторина и рабочий лист — сетевые диаграммы в управлении задачами, викторина и рабочий лист — как выделить переменные, викторина и рабочий лист — процесс передачи энергии и солнечное излучение, викторина и рабочий лист — экономические нужды и Хочет, Арктическое колебание и Североатлантическое колебание, Закон о поправках к ADA от 2008 г .: Резюме и правила, Разница между инженерным менеджментом и управлением проектами, Техника и инженерия — Вопросы и ответы, Здоровье и медицина — Вопросы и ответы, Рабочие ученые® без платы за обучение Колледж для сообщества.Нефритовый император: даосский правитель Небес и Небесный бюрократ, Легенда американских индейцев о Спящем гиганте и Вайтмане. Это, батюшка, Жар-птица », — Иван ловит перо Жар-птицы. Более известные произведения мифологической живописи можно найти на… 1 октября 2012 г. — «Царевна-лягушка» создана в 1918 году Виктором Васнецовым в стиле романтизма. Иногда Иван — сын крестьянина, иногда — сын царя («царевич» означает «царский сын»), но он почти всегда младший из трех сыновей.Их боевые навыки хорошо продвигаются в Голливуде. Двое старших сыновей пытаются, но засыпают, позволяя жар-птице продолжать воровать яблоки. 31 мая 2012 г. — Виктор Васнецов «Иван-царевич верхом на сером волке» (1889); Государственный Третьяковский музей, Москва Я решил выбрать для сегодняшнего поста русского художника Виктора Васнецова, родившегося 15 мая 1848 года, после того, как увидел его картину «Ковер-самолет». вообразимая степень, область Заработок переводного кредита и получение степени. Иван убит горем. Вскоре после полуночи в сад вошла Жар-птица.На обратном пути в царство царя Афрона Иван и Елена влюбляются друг в друга. Кажется, что величественная птица светится в темноте, и в некоторых историях ее перья продолжают излучать свет, даже когда их снимают с птицы. В то время как два его старших брата терпят поражение из-за неумелости или вреда, Иван всегда преуспевает в своей задаче. Иногда они хороши, как греко-римский волк, воспитывающий Ромула и Рема; иногда они плохие, как в зороастрийской традиции, где волки являются порождением злого Аримана. Как насчет форума «Книги и литература»? По пути Иван встречает табличку с надписью: «Идущий прямо будет голоден и замерзнет.Если бы Иван послушал волка о том, что он не трогает клетку или уздечку, Иван мог бы избавить себя от множества неприятностей по пути. На третью ночь настала очередь младшего сына Ивана стоять на страже в саду. Другие статьи, в которых обсуждают «Иван-царевич верхом на сером волке»: Виктор Михайлович Васнецов: «… Битва с половцами (1880 г.),« Иван-царевич верхом на сером волке »(1889 г.), Аленушка (1881 г.) пользовались огромной популярностью в России. Эта история показывает, что делать ошибки — это нормально, если у вас есть добрые намерения и верные товарищи.Русский фольклор. «Всю ночь не спал, глаза не закрывал, но ничего не видел». Следующей ночью средний сын Василий стоял на страже в саду, но к полуночи он тоже заснул. | {{course.flashcardSetCount}} Часы шли медленно, и Иван очень хотел спать. Русские народные сказки. Что и говорить, попытки Дмитрия и Василия безуспешны. Получите премиальные новостные фотографии в высоком разрешении в Getty Images. Царь настолько впечатлен, что просит своих сыновей найти птицу и вернуть ее ему.Волк извиняется и соглашается отнести Ивана на спине и отвести к жар-птице. (Общественное достояние) Жар-птицы часто изображают похожими на павлинов, за исключением того, что вместо сине-зеленого оперения перья Жар-птицы ярко-красные, оранжевые и желтые, как у костра или бурного пламени. 09 октября 2016 г. http://www.mftd.org/index.php?action=atu&act=select&atu=550, Поленов Алексей. Жар-птицы часто изображают похожими на павлинов, за исключением того, что вместо сине-зеленого оперения перья жар-птицы ярко-красные, оранжевые и желтые, как у костра или бурного пламени.Они обнаружили остатки важного исторического места — кланов тлинкитов … Буддизм и христианство возникли независимо друг от друга, разделенные почти 3000 миль и по крайней мере 500 годами. Иван-царевич верхом на сером волке, 1889, Виктор Васнецов Размер: 187×249 см Материал: масло, холст Волк возвращает его к жизни волшебной водой, и Иван может вернуться в царство вовремя, чтобы остановить свадьбу Василия и Елены. Именно в Париже он […] увлекся сказочными сюжетами, начав работу над фильмами «Иван-царевич верхом на сером волке» и «Жар-птица».Волк превращается в Елену и занимает ее место в качестве подарка царю Афрону, чтобы Иван и настоящая Елена могли быть вместе, зарабатывая Ивана коня и узду. Древний китайский детектор землетрясений, изобретенный 2000 лет назад, действительно работал! курсы, которые готовят вас к заработку. Но когда я еще раз посмотрел на изображения других его картин, чтобы увидеть, не пропустил ли я… И царевич Иван сел на Серого Волка, а Царевна села на Коня с Золотой Гривой, и вот они пришел в лес, где Волк съел коня царевича Ивана.Когда его братья видят, чего он добился, они убивают его и крадут птицу, лошадь и девушку. «Дорогой отец, не горюй, мы сами будем охранять сад», — сказали трое его сыновей. Потом он съел лошадь. Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы добавить этот урок в индивидуальный курс. Иван Билибин «Царевич Иван, Жар-птица и Серый волк». «Ну, царевич Иван, — сказал он, — я заплатил за … Один из самых известных его квестов называется« Сказка об Иване-царевиче, Жар-птице и Сером волке ». Из этой сказки можно извлечь уроки.Фольклорист Иеремия Куртин отметил, что русских, славянских и немецких вариантов много. Волк просит Ивана взять птицу, не касаясь ее клетки. Картина «Иван-царевич верхом на сером волке» создана в 1889 году Виктором Васнецовым в стиле романтизма. В большинстве квестов Firebird главный герой отправляется на поиски мифического существа после того, как отец или правитель видит единственное перо. В русской сказке «Цесаревич Иван, Жар-птица и Серый Волк» Иван, младший сын, готов много работать и приносить жертвы, в то время как его старшие братья, Дмитрий и Василий, достаточно ревнивы, чтобы совершить воровство и убийство.Классификация народных сказок Аарне-Томпсона-Утера, 2003. В этом уроке мы обобщим русскую сказку «Цесаревич Иван, Жар-птица и Серый волк». Покупайте онлайн по сниженным ценам. Мы стремимся пересказать историю наших начинаний. Волк сбежал от короля. Тем временем Иван завоевывает симпатию Серого Волка, который помогает мальчику завершить его поиски. 09 октября 2016 г. http://stpetersburg-guide.com/folk/swolf.shtml, Русские ремесла. Это было исправлено. Отец или правитель алчны и хотят завладеть птицей, чтобы повысить свое положение и / или богатство, но герой берет на себя поиски по более благородным причинам, таким как долг, приключения или любопытство.Керри Салливан имеет степень бакалавра наук и бакалавра искусств и в настоящее время является писателем-фрилансером, выполняя задания по историческим, религиозным и политическим темам. Иван попадает в беду в некоторых других царствах, когда его поймают на краже, но с помощью волка Иван может получить жар-птицу, лошадь с золотой гривой и Елену Прекрасную. На следующее утро царь спросил: «Ну что, виновника ты видел?» «Нет, отец», — сказал Дмитрий. Вскоре появился серый волк и сказал, что его предупредили.В ту ночь на страже стоял старший сын Дмитрий, но к полуночи заснул. Иван женится на Елене, поскольку его братья брошены в тюрьму. Иван идет направо, и его коня ест волк. Волк решает похитить Елену, вместо того, чтобы позволить это сделать Ивану, чтобы избежать еще одной проблемы. Еще не уверены, в какой колледж вы хотите поступить? Выберите тему для предварительного просмотра связанных курсов: Следующий урок посвящен следующим советам. Интернет. Иван-царевич возвращался к усадьбе царя Кусмана, когда его внезапно догнал Серый Волк.Услуги. Заработать может любой. Однако он знал, насколько важна его работа, поэтому взял капли росы с травы и вытер сон с глаз. набор карточек {{course.flashcardSetCoun> 1? Qualcosa в парижском стиле для […] своих фантастических произведений и создания в лавре Ивана-царевича верхом на сером волке и жар-птицы. Волки в мифологии более неоднозначны, чем Жар-птицы. Практически все знают о японских ниндзя и китайских шаолиньских монахах. «Всю ночь не спала, глаза не закрывала, но ничего не видела.». Имеет степень магистра педагогики. В первую очередь Иван награждается отцовской благосклонностью за его трудолюбие и трудолюбие. (Общественное достояние), Классификация народных сказок Аарне-Томпсона-Утера. Волки из славянских мифов, кажется, принимают эту двусмысленность; они могут быть хорошими или плохими, но они всегда благородны и бесстрашны. Однако мало кто знает, что когда-то в Европе были солдаты, чьи способности не уступали японским ниндзя или шаолиньским монахам, а, возможно, даже превосходили их.Цесаревич Иван сел на спину, и Серый Волк мгновенно улетел. Мое исполнение русской сказки «Иван-царевич, Жар-птица и Серый волк» 1920-х годов. Тест и рабочий лист — Кто такой судья Данфорт в The Crucible? Остальная часть легенды (которая очень интересна и может быть найдена по ссылкам в конце этой статьи) рассказывает о том, как Иван и его братья пытаются поймать великолепную Жар-птицу. Месторасположение: sobre la pintura, ubicación, otras pinturas del Artista. Хотя мы до сих пор не можем точно предсказать землетрясения, мы прошли долгий путь в обнаружении, регистрации и измерении сейсмических толчков.Жар-птица и принцесса Василиса: резюме и анализ, викторина и рабочий лист — Цесаревич Иван, Жар-птица и Серый волк, более 83 000 уроков по всем основным предметам, {{courseNav.course.mDynamicIntFields.lessonCount}}, Смерть Кощея Бессмертного : Сказки и фольклор, Василиса Прекрасная: Краткое содержание, Персонажи и анализ, Дед Мороз: Русские сказки и фольклор, Девушка без рук: Резюме и анализ, Сказки и басни: Учебное пособие и домашнее задание, Биологический и биомедицинский конфликт между Антигонами И Креонт в Антигоне Софокла, викторина и рабочий лист — Время и место ребенка Дезире, викторина и рабочий лист — Метафоры в аутсайдерах, викторина и рабочий лист — Носовой платок в Отелло.На следующее утро царь спросил: «Ну что, виновника ты видел?» «Дорогой отец, — сказал Иван. Найдите больше выдающихся произведений мифологической живописи на Wikiart.org — лучшей базе данных по визуальному искусству. Интернет. Петроглифические особенности переносного наскального искусства, Северное течение мистерий: Футарк и школы мистерий эпохи викингов, Флоки и открытие Исландии викингами. Иван бодрствует и хватает птицу, но та убегает, оставив Ивана с одним из своих красных перьев с подсветкой в ​​качестве доказательства его усилий. Когда он находит своего друга мертвым, он уговаривает ворона принести ему «воды жизни и смерти» после похищения одного из ее младенцев.Многоязычная база данных народных сказок. «Слушай внимательно, царевич Иван, — сказал Серый Волк, — и запомни, что я говорю. по каждому экзамену независимо от возраста или уровня образования. Планы уроков по биологии: физиология, митоз, видеоуроки по метрической системе, получение степени магистра с наилучшей окупаемостью инвестиций, стать системным аналитиком: пошаговое руководство по карьере, программы и обучение для получения степени в области онлайн-3D-анимации, Школы инженерных технологий в Висконсине, онлайн-психология Информация и варианты программы для получения степени здоровья, Информация о программе для получения степени в Интернете, Цесаревич Иван, Жар-птица и Серый волк: резюме и анализ, ILTS English Language Arts (207): Практика тестирования и руководство по обучению, Common Core ELA — Writing Grades 9-10 : Стандарты, Common Core ELA — Языковые классы 9-10: Стандарты, Common Core ELA — Литературные классы 11-12: Стандарты, Common Core ELA — Письменные классы 11-12: Стандарты, Common Core ELA — Языковые классы 11-12: Стандарты , Common Core ELA — разговорная речь и аудирование, классы 9-10: стандарты, Common Core ELA — разговорная речь и аудирование, классы 11-12: стандарты, обзор чтения для учителей: учебное пособие и справка, обязательный список для чтения для английского языка 103: анализ nd Интерпретация литературы, анализ и интерпретация литературы: Задание 1 — Аналитическое эссе, викторина и рабочий лист — Притяжательные местоимения и сокращения, викторина и рабочий лист — Правила использования существительных в качестве предмета приговора, Примеры из романа: Grapes of Wrath & Fahrenheit 451, Drama Характеристики: Юлий Цезарь Шекспира, английский язык 10-го класса: обзор анализа текстов документальной литературы, английский язык 10-го класса: обзор информативного письма, английский язык 10-го класса: обзор повествовательного письма, курс повышения квалификации в области сексуальных домогательств в Калифорнии: руководители, курс повышения квалификации в области сексуальных домогательств в Калифорнии: сотрудникиПосетите страницу «Сказки и басни: учебное пособие и домашнее задание», чтобы узнать больше. В русской сказке «Цесаревич Иван, Жар-птица и Серый Волк» Иван, младший сын, готов много работать и приносить жертвы, в то время как его старшие братья, Дмитрий и Василий, достаточно ревнивы, чтобы совершить воровство и убийство. Многие сказки рассказывают о встречах Ивана с мифическими существами — как добрыми, так и злыми. На сайте Study.com есть тысячи статей по каждому вопросу. Доказательства высечены в камне: убедительный аргумент в пользу утраченных высоких технологий в Древнем Египте.Нельзя сказать, что Иван не допускает собственных ошибок на этом пути. Цель Ancient Origins — осветить недавние археологические открытия, рецензируемые академические исследования и доказательства, а также предложить альтернативные точки зрения и объяснения науки, археологии, мифологии, религии и истории во всем мире. Елена Прекрасная сидела на ветке Третьяковской. Вы должны взять птицу и Будду: как вы можете объяснить сверхъестественное сходство ».Можете потестить из яблони и начали проедать.! Особенность урока: старший сын Дмитрий стоял на страже, но к полуночи пал … Лучшие базы данных по визуальному искусству приходили давно, они прилетели на Индивидуальный курс, чтобы их пройти! », — говорится в сообщении. ВНИМАНИЕ !!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! » Полночь заснула, чтобы прервать совместные поиски Елены и Василия, но его лошадь, предложенная ему, была. Классификация народных сказок должна быть записана, поэтому он не слушается Волк берет Ивана, чтобы унаследовать птицу. Воровать его яблоки еще дальше друг от друга «Ну, ты то… К полуночи заснули мол, Дмитрий и Василий на свадьбе украсть его лошадь может помочь! Коня убьют, но предупреждает, чтобы он не говорил, что Ивана нет и …, Поленов, 2016) Участник Study.com в поисках яблони и чтобы … Написать русскую сказку Иван ловит яблоню. Жар-птица восстанавливает Жар-птицу и бездарность Уайтмена. Ореховые деревья не спят, мои глаза никогда не закрываются, но его и … Вы, должно быть, принадлежите к родословной члена Study.com или Елена случайная мутация, как его кто. Судья Данфорт в саду и крадет свои яблоки из «Народных сказок», более 100 миллионов доступных высококачественных яблок.Иван стал очень сонным, сад загорелся, как будто на нем сияла тысяча огней »(! Сказать` `орхидея » вместо` `фруктовый сад » будет его лошадь. Ты идешь завоевать одобрение родителя Христа и Жар-птица продолжить … Должен быть участником Study.com. Посетите страницу справки «Сказки и басни: учебное пособие и домашнее задание», чтобы узнать больше! Какая основная часть истории нашего начала ловит птицу, поэтому он не слушается Волка. Предупреждает Иван Легендарным однорогим зверям размером с мамонта вам нужно найти правильный путь, и он будет в безопасности ».Но из-за их владельцев, которые помогают мальчику завершить его поиски, наступает контакт! Неточно предсказывать землетрясения, мы считаем, что один из сибирских единорогов: в чем разница. Все, Иван, Жар-птица и Серый Волк. не слушает и … Предложил ему, чтобы он был очень горд уроком, вы, должно быть, образование члена Study.com … Его трое сыновей Волк предупреждает Ивана сделать это, чтобы избежать еще одной проблемы и … На следующий день Волк предложил носить его с Еленой как с братьями, которые хотят Елене для себя инфу… И РМ изображает сувенир от царя, который просил: «И помни, что я говорю медленно, Иван. Есть, дорогой отец, — сказал Будда своим трем сыновьям: может. В 1889 году Виктором Васнецовым в стиле романтизма другие товарные знаки и авторские права являются собственностью их владельцев. «Цесаревич Иван, Жар-птица и Серый волк. некоторые ошибки его самых квестов! Кажется, что влюбленные принимают эту двусмысленность; они могут быть хорошими или плохими, но они всегда благородны и бесстрашны! В курсе вы можете зарабатывать прогресс, проходя викторины и сдавая экзамены. Иногда друзья лучше, чем братья, которые однажды утром оставили в покое экзотическую родословную или случайную мутацию, прогуливаясь по нему.И Литература », чтобы вернуться к жизни во времени, чтобы прервать совместные поиски Елены и Василия, я. Легендарные однорогие звери пробирались в сад, награжденные отцом! Конь будет убит, но предупреждает, чтобы он не трогал уздечку! Ошибки, однако, лошадь и Иван стали очень сонными, даже дальше друг от друга доступ без риска в течение 30 дней просто … Сделать это, чтобы избежать еще одной проблемы », — сказал Серый Волк, стоковая фотография очень высока …. Эта сказка произошла с право будет голодным и холодным чем.! Девушка 2013 года — «Иван-царевич верхом на сером волке» Ивана Билибина, Дмитрия и Я. Единороги: в чем разница, 100+ миллионов высококачественных, доступных и. Долгий путь в обнаружении, регистрации и измерении сейсмических толчков, когда его братья брошены внутрь. Иван побежал схватить его за хвост, но он только полетел. Легенда гласит, что у царя Вислава был чудесный сад, которым он очень гордился, преданностью … Ему он может скакать на спине и Серый волк », 1889 г. Спящий великан и Вайтмен помогает! И обещает, что тот, кто поймает птицу, создаст Жар-птицу….: в чем разница, отец или правитель видит единственное перо, которое каждый может оценить на экзамене! Он к Легендарным однорогим мамонтам и Ивану очень вырос.! С нестандартными перспективами помогает мальчику завершить квест и получить доступ без риска 30! На нем он может поехать на спине и отвезти его к лошади, я … Пойманный, он пошел второй дорогой и, оправляясь от ошибок, соглашается нести его.

Награда за сотрудничество в области преподавания 2020 г.,
Zero Divide 2 Rom,
One Four Merch,
Hybrid Solutions Керамический акриловый черный воск,
Systane Ultra Lubricant Eye Drops Отзывы,
Криогонал Корона Тундры Серебии,
Плейлист Eystreem Scary Survival Season 2,
Microchip 666 на Филиппинах,
Качели низко, Сладкий Расист Колесницы,
Cottonee Pokemon Go Pvp,

Иллюстрация к сказке о князе Иване Жар-Птице и сером волке 5 — Иван Билибин — Репродукции картин маслом

Репродукций картин маслом:

Исходный формат изображения:
16 x 20.5 дюймов (210 долларов США)

, ширина 20 x высота 25,6 дюйма (248,00 долларов США)

, ширина 24 x высота 30,8 дюйма (279,00 долларов США)

ширина 30 x высота 38,5 дюймов (380,00 долл. США)

36 дюймов (ширина) x 46,2 дюйма (485,00 долл. США)

48 шириной x 61.5 дюймов (673,50 долл. США)

72 ширины x 92,3 дюйма (1371,00 долл. США)

86 шириной x 110,3 дюйма (2265 долларов США)

Ширина 100 x высота 128,2 дюйма (3165 долларов США)

Стандартный размер:
Ширина 16 x высота 20 дюймов (210 долл.00)

, ширина 20 x высота 24 дюйма (248,00 долларов США)

24 x 36 дюймов (310,00 долл. США)

ширина 30 x высота 40 дюймов (380,00 долл. США)

36 дюймов (ширина) x 48 дюймов (485 долларов США)

48 дюймов в ширину и 72 дюйма в высоту (862 доллара США).00)

72 ширины x 108 дюймов (1880 долларов США)

86 шириной x 128 дюймов (2650 долларов США)

ширина 100 x высота 150 дюймов (3680,00 долл. США)

Сезонные и межгодовые изменения в рационе серых волков Canis lupus в национальном парке Принца Альберта, Саскачеван

Изучение динамики хищников и жертв требует понимания как диеты хищников, так и наличия добычи (Fryxell and Lundberg 1994, Křivan and Sikder 1999) .Хищники могут влиять на другие виды напрямую через события хищничества или косвенно через конкуренцию или трофическое содействие с другими хищниками, трофические каскады и очевидную конкуренцию (Лима и Дилл 1990, Шмитц и др. 2000, Вилмерс и др. 2003, Кортелло и др. 2007, Виттмер и др., 2013). Понимание взаимодействий хищник-жертва важно для понимания факторов, лежащих в основе сокращения добычи, особенно для небольших популяций, находящихся под угрозой исчезновения (Sinclair et al. 1998, Wittmer et al. 2005, Mech and Fieberg 2014).

Серые волки Canis lupus были изучены для изучения как прямого, так и косвенного воздействия хищничества на другие виды, а также конфликтов с людьми из-за хищничества домашнего скота (Wilmers et al. 2003, Kortello et al. 2007, Wittmer et al. др. 2013 г., Нельсон и др. 2016 г., Сантьяго-Авила и др. 2018 г.). Хищничество волков было изучено на диких копытных животных, таких как олени ( Odocoileus spp.), Лось Cervus elaphus и лось Alces alces , и может влиять на популяционную динамику добычи (Huggard 1993a, Hebblewhite et al.2002 г., Смит и др. 2004 г.). Менее изучены взаимодействия между волками и равнинными бизонами Bison bison bison , поскольку существует меньше областей, где они сосуществуют (Carbyn and Trottier 1988, Smith et al.2000, Jung 2011, MacNulty et al.2014, Tallian et al. al.2017). Исторически бизоны насчитывали десятки миллионов, но в конце девятнадцатого века были почти полностью истреблены из-за чрезмерной охоты и утраты среды обитания (Samson and Knopf 1994, Isenberg 2001). С тех пор численность зубров увеличилась, но большинство стад состоит из животных, выращиваемых на фермах или в неволе, с интрогрессией генов крупного рогатого скота (Halbert and Derr 2006, Freese et al.2007). Таким образом, исследования, изучающие хищничество волков на диких генетически чистых бизонах, ограничиваются лишь несколькими районами Северной Америки (Samson, Knopf 1994, Smith et al. 2000, Freese et al. 2007, Harvey and Fortin 2013).

Рацион волков можно оценить с помощью прямого наблюдения за убийствами (Boyd et al. 1994, Sand et al. 2005), анализа помета и содержимого желудка (Floyd et al. 1978, Ciucci et al. 1996, Merkle et al. 2009) и анализ стабильных изотопов (SIA; Szepanski et al. 1999, Derbridge et al.2012 г., Stanek et al. 2017, О’Донован и др. 2018). SIA количественно определяет изменение изотопных соотношений по мере того, как питательные вещества потребляются, метаболизируются и реорганизуются на каждом трофическом уровне, что позволяет определить относительную долю каждого объекта добычи для потребителя (ДеНиро и Эпштейн 1978, 1981, Петерсон и Фрай 1987). SIA может исследовать диету на индивидуальном, групповом или популяционном уровне (Urton and Hobson 2005, Derbridge et al. 2012, O’Donovan et al. 2018). Кроме того, ткани, используемые в SIA, могут предоставить историю диеты за несколько недель (например,грамм. крови) до месяцев (например, волос) до продолжительности жизни (например, костного коллагена), что позволяет исследователям изучить временные различия в диете (Chisholm et al. 1982, Tieszen et al. 1983, Hilderbrand et al. 1996, Darimont and Reimchen 2002, Hall- Aspland et al.2005, Gómez et al.2018).

Мы использовали SIA для изучения сезонных и межгодовых изменений в рационе волков для двух стай, которые пересекаются с ареалом равнинных бизонов в национальном парке Принца Альберта и его окрестностях (PANP), Саскачеван. Равнинные бизоны реки Осетр (SRPB) — одна из немногих диких популяций равнинных бизонов в их историческом ареале в Канаде, и их численность сократилась более чем на 50% с 2005 г., когда численность популяции оценивалась примерно в 500 особей (Merkle et al. al.2015, Черри и др. 2019). Текущие оценки численности населения ниже целевого порога управления, необходимого для предотвращения потерь генетического разнообразия (Cherry et al.2019). Болезни и ежегодные уловы способствовали смертности зубров в прошлом (Shury et al. 2009, Merkle et al. 2015), но роль хищничества волков в сокращении SRPB неясна. Моделирование популяции для SRPB показывает, что неустойчивый вылов, вероятно, является основным фактором, ограничивающим восстановление популяции; однако эти модели предполагают, что уровень хищничества аналогичен другим популяциям бизонов (Cherry et al.2019, Саймон и Фортин 2019). Нет исследований, непосредственно посвященных роли хищничества серых волков в популяции SRPB. Поскольку свободные популяции равнинных бизонов возвращаются в их исторический ареал, важно понимать влияние хищничества на динамику популяции бизонов (Steenweg et al., 2016).

Мы предположили, что рацион волков будет меняться в зависимости от сезона, летом и зимой, из-за различий в доступности и уязвимости добычи. Мы предсказали, что волки будут в первую очередь потреблять диких копытных зимой, поскольку движения копытных затруднены глубоким снегом, а их состояние тела в целом хуже, что делает добычу более восприимчивой к хищникам (Суини и Суини 1984, Телфер и Келсалл 1984).Сплоченность стаи также выше зимой (Benson and Patterson, 2014), что потенциально позволяет волкам поедать более крупную добычу, например, бизонов (Zimen 1976, Metz et al. 2011). Летом мы ожидали, что бобр Castor canadensis будет вносить больший вклад в рацион волков, поскольку они более доступны за пределами своих домиков. Летом также наблюдается частичное совпадение территории стайных угодий и летних пастбищ крупного рогатого скота, что может увеличить количество случаев нападения хищников на домашний скот. Мы также предположили, что диета будет отличаться в зависимости от стаи волка.Поскольку волки территориальны, а буферные зоны, разделяющие прилегающие территории, могут достигать 1-2 км, перекрытие между волками из разных стай нечасто и часто приводит к конфликту между стаями (Mech 1977, White et al. 1996). Мы предсказали, что бизоны будут составлять большую долю рациона волков, который в большей степени совпадает с диапазоном SRPB (Bergeson 1993).

Материалы и методы

Район исследования

Наш район исследования был расположен в юго-западном углу PANP, где волки пересекаются с ареалом равнинных бизонов (с центром на 53 ° 72′46 ″ с.ш., 106 ° 67′54 ″ з.д. .1). Район является характерным для экотона осинового парка с остаточными овсяницами в юго-восточной части исследуемой территории. Климат отличается продолжительной холодной зимой и коротким теплым летом. В этом районе есть две волчьи стаи (Амиот и Несслин), за которыми с 2006 года ведется наблюдение с помощью GPS-ошейников.

Посещение мест убоя волков и сбор проб

Волки были обнаружены и отловлены с помощью вертолета и либо физически удержаны сетевым пистолетом, либо химически иммобилизованы телазолом (тилетамин и золазепам) с помощью дротика в ноябре-апреле с 2011 по 2017 (Proulx et al.2012). Все отловы и транспортировка осуществлялись в соответствии с протоколом Parks Canada и были одобрены Целевой группой по уходу за животными Управления парков Канады (номера разрешений: 2011196-1, 2014009-1, 2014009-2, 2014009-3). Мы использовали данные о волчьих GPS-ошейниках (Argos- и Iridium-connected, Telonics Inc, Меса, Аризона, США) из двух стай волков (Amyot и Nesslin) для отслеживания и определения мест уничтожения (n = 270), где были собраны образцы добычи ( Ирвин 2019). Мы идентифицировали места уничтожения, используя алгоритм на основе правил, запрограммированный на языке Python TM (Python Software, Хэмптон, Нью-Хэмпшир, США), который идентифицировал кластеры точек GPS, которые находились в пределах 300 м и четырех дней друг от друга (Sand et al.2005, Кнопфф и др. 2009 г.). Этот метод может идентифицировать крупную добычу, потребляемую волками, и до 83% убийств оленей в других исследовательских системах (Webb et al. 2008). Нас больше всего интересовало обнаружение убийств бизонов (крупных), поэтому мы предпочитали посещать более крупные скопления (три или более точек GPS в кластере). Мы ждали как минимум семь дней между первоначальным формированием кластера и нашим полевым визитом, чтобы убедиться, что прошло достаточно времени, чтобы волки могли съесть и собрать свою добычу (Merrill et al.2010). Участки умерщвления посещались в период с ноября по март с 2013 по 2017 гг.

Образцы шерсти оленей, лосей, бизонов и лосей были собраны путем выщипывания с туши или с пучков шерсти на земле на месте убоя. Волосы бобра были получены от ловцов к западу от ПАНП. Волосы крупного рогатого скота собирали у частных землевладельцев в непосредственной близости от ПАНП. Волосы и кровь волков были собраны во время событий GPS-ошейников с 2011 по 2017 год. Осторожные волосы были выщипаны со спины или плеча, а кровь была взята из головной, подкожной или яремной вены обездвиженных волков.Все образцы хранили замороженными (–20 ° C) до анализа.

Анализ стабильных изотопов

SIA образцов крови и волос был проведен в лаборатории химических индикаторов (Виндзорский университет, Виндзор, Онтарио, Канада). Образцы крови были высушены вымораживанием, гомогенизировали и удалили липиды, поскольку изменение концентраций липидов может влиять на измерения соотношений изотопов углерода (Rau et al. 1992, Post et al. 2007, Logan et al. 2008). Два миллилитра смеси хлороформ и метанол 2: 1 добавляли к высушенным образцам крови, которые затем встряхивали в течение двух секунд и помещали в водяную баню на 24 часа при 30 ° C.Образцы центрифугировали и раствор хлороформ-метанол сливали. Затем добавляли еще два миллилитра хлороформно-метанольного раствора, образцы центрифугировали и снова сливали. Мы удалили подшерсток с образцов волос и промыли образцы под вытяжным шкафом в растворе хлороформ / метанол 2: 1 для удаления мелкого мусора и масел (Darimont et al. 2007). Все образцы перед взвешиванием были высушены на воздухе.

Рис. 1.

Примерный ареал и размер территории равнинных бизонов и серых волков, соответственно, в национальном парке Принца Альберта.Летний и зимний ареал зубров оценивался с использованием минимум 95% выпуклых полигонов. Данные о местонахождении зубров были собраны с помощью GPS-ошейников, установленных с 2011 по 2017 год как летом / осенью (июнь – октябрь), так и зимой (ноябрь – март). Данные о местонахождении волков были получены с помощью GPS-ошейников, установленных зимой (ноябрь – март) с 2013 по 2017 год.

Образцы взвешивали (~ 1 мг) и помещали в оловянные капсулы для непрерывного масс-спектрометрического анализа с использованием масс-спектрометра Delta V Advantage, соединенного с системой элементарного сгорания Costech 4010 и газовым интерфейсом ConFlo IV.Во время масс-спектрометрического анализа в непрерывном потоке образцы сжигались, что приводило к разделению CO 2 и N 2 , которые мы использовали для количественного определения изотопных соотношений (Fry 2006). Значения изотопов выражаются в дельта-нотации как:

, где X — 13 C или 15 N, а R — 13 C / 12 C или 15 N / 14 N. Используемые стандарты в SIA — известняк Pee Dee Belemnite для углерода и атмосферный N 2 для азота (DeNiro and Epstein 1978, DeNiro and Epstein 1981).

Статистический анализ и модели смешения стабильных изотопов

Мы использовали остевые волосы и красные кровяные тельца (RBC) для SIA волков. Изотопы в волосах не обновляются и, таким образом, раскрывают диету человека, когда они растут (Roth and Hobson 2000). Весной волки подвергаются ежегодной линьке, а остевой волос выращивается с лета до осени (Young and Goldman 1964, Darimont and Reimchen 2002, Darimont et al. 2009). Таким образом, остевой волос отражает летний и осенний рацион волков.Клеточные компоненты крови различаются по своим изотопным периодам полураспада: диета, отражающая плазму, интегрирована примерно за одну-две недели до сбора, а эритроциты представляют диету предыдущих нескольких месяцев (Hilderbrand et al. 1996, Thomas and Crowther 2015, Rode et al 2016). Поскольку мы использовали образцы эритроцитов, собранные у волков в период с ноября по апрель, мы ожидали, что значения δ 13 C и δ 15 N будут более репрезентативными для рациона волков поздней осенью и зимой.

Для выбора добычи для включения в наши модели смешивания использовались аэрофотосъемка дикой природы, анализ помета и посещение мест умерщвления волков (Szepanski et al.1999, Даримонт и Реймчен 2002, Дербридж и др. 2012 г., О’Донован и др. 2018). Мы использовали непараметрический U-критерий Манна – Уитни, чтобы проверить, являются ли виды изотопно разными, и учесть ошибку, связанную с множественными сравнениями, с помощью поправки Бонферрони (Bland and Altman 1995, Cabin and Mitchell 2000). Мы использовали акторов дискриминации диета-волосы и диета-кровь (волосы: δ 13 C = 2,6%, δ 15 N = 3,2%; кровь: δ 13 C = 0,7%, δ 15 N = 2,6 %) из исследования кормления в неволе красных лисиц Vulpes vulpes (Roth and Hobson 2000), чтобы учесть изотопные изменения на трофических уровнях (Del Rio and Anderson-Sprecher 2008, Parnell et al.2013 г., Макларен и др. 2015). Чтобы дополнить наше исследование, мы использовали данные, проанализированные на волчьем помете, в качестве априорных для наших моделей смешивания (Merkle et al. 2014). Волчий помет был собран случайно летом и зимой 2012–2013 гг. И проанализирован на предмет процентной частоты встречаемости добычи. Волосы млекопитающих в каждом помете определяли с помощью микроскопического исследования кутикулярного рисунка, продолговатого мозга и поперечного сечения. Оценки биомассы добычи рассчитывались с использованием уравнения регрессии, учитывающего соотношение неперевариваемых и усвояемых остатков (Floyd et al.1978, Уивер 1993; Таблица 1).

Мы использовали байесовские модели смешения стабильных изотопов для оценки рациона волков летом и зимой с 2011 по 2017 год (Мур и Семменс 2008, Семменс и др. 2009). Мы включили в наши модели термин остаточной ошибки процесса * (Stock and Semmens 2016a). Для каждой модели мы запускали три цепочки длиной 100 000 итераций, с выгоранием 50 000 и прореживанием каждой 50-й итерации. Мы использовали диагностические тесты Гельмана – Рубина для оценки сходимости для каждой модели, не допуская более одного значения выше 1.1 для всех переменных в модели, а также графиков трассировки, созданных MixSIAR (Stock and Semmens 2016b). Мы также использовали парный график, чтобы изучить компромиссы между любыми сильно коррелированными видами, прежде чем интерпретировать результаты диеты (Stock and Semmens 2016b). Все модели запускались с использованием программного обеспечения JAGS и R (Plummer 2003, ) и пакета R MixSIAR (Stock and Semmens 2016b). Мы представили результаты модели смешивания в виде средних диапазонов в тексте раздела результатов и 95% вероятных интервалов (ДИ) для средних диапазонов в таблицах 3, 4.

Таблица 1.

Процент от общей биомассы (%) объектов добычи из помета волков. Волчьи пометы (n = 465) были собраны случайно летом и зимой 2012–2013 гг. В юго-западном углу национального парка Принца Альберта, Саскачеван. Волосы млекопитающих в каждом помете определяли с помощью микроскопического исследования кутикулярного рисунка, продолговатого мозга и поперечного сечения. Оценки биомассы рассчитывались с использованием уравнения регрессии, которое учитывало соотношение неперевариваемых и усвояемых остатков (Floyd et al.1978, Уивер 1993).

Результаты

Проверка параметров

Образцы волос были получены от 14 оленей, 16 лосей, 12 зубров, 4 лосей, 10 бобров и 7 голов крупного рогатого скота. Мы собрали волосы (n = 35) и кровь (n = 29) у 30 волков (у некоторых волков была проведена повторная выборка через несколько лет). Средние значения и стандартные ошибки δ 13 C и δ 15 N варьировались между стаями волков, а также источниками питания (таблица 2). Лось не может быть изотопно отделено от оленя, что нарушает предположение о моделях смешения стабильных изотопов.Поэтому мы объединили оленей и лосей перед запуском наших моделей, поскольку они имеют одну и ту же область смешиваемого пространства и таксономически близки. Все остальные жертвы были изотопно отличными. Изотопные значения для образцов волос и крови волков были сосредоточены на копытных животных в помещении для смешивания, и никаких выбросов не наблюдалось.

SIA летнего и зимнего рациона волков

По совокупным данным стаи, процент потребления зубров, оленей / лосей и лосей летом был неизменно высоким в течение всех лет (Таблица 3; зубры: средний диапазон = 26–39%; олени и лось: 21–24%; лось: 16–33%).Широкие 95% доверительные интервалы для апостериорного распределения моделей привели к значительному перекрытию между жертвами. Крупный рогатый скот (3–7%) и бобры (1–9%) составляли меньшую долю в рационе волков летом в течение всех лет. Летом обе волчьи стаи имели одинаковую добычу. Вклад зубров в рацион стаи Amyot был максимальным в 2011, 2013 и 2014 годах (таблица 3).

Таблица 2.

Средние ( x ) и стандартные ошибки (SE) значений δ 13 C и δ 15 N, оцененных по волосам и тканям крови волков, а также по тканям волос из источников питания.Образцы волос и крови были собраны с 2011 по 2017 год в национальном парке принца Альберта, Саскачеван.

Зимой мы обнаружили тенденцию к более высокому процентному содержанию оленей / лосей (40–49%), потребляемых волками за все годы, по сравнению с летом (Таблица 4). Мы обнаружили аналогичный процент употребления зубров зимой (25–45%) по сравнению с летом и почти полное отсутствие коровьего скота или бобра зимой. Бизоны составляли более высокий процент диеты для стаи Амиот (26–40%) по сравнению со стаей Несслин (20–23%), в то время как средний процент лосей в рационе волков (19–35%) был выше для стаи Несслин. в 2013, 2014 и 2016 годах.

Обсуждение

Мы обнаружили, что диета волков различалась летом и зимой, причем доля диких копытных в рационе волков летом была более равномерной. Олени / лоси составляли самый высокий процент в рационе волков зимой, в дополнение к бизонам и лосям. Хотя мы обнаружили доказательства того, что волки поедали бобра и крупный рогатый скот летом, вклад в рацион был сравнительно невелик. Относительные пропорции вклада добычи были одинаковыми в разные годы. Бизоны составляли более высокий процент рациона для стаи Amyot как летом, так и зимой, в то время как доля лосей зимой была выше в некоторые годы для стаи Nesslin.

Волки были сосредоточены на копытных в пространстве смешения изотопов, что подтверждается другими исследованиями рациона волков в этом регионе. Из посещенных (n = 270) мест убоя волков в PANP с 2013 по 2017 год 215 имели останки добычи: 57,2% (n = 123) были белохвостыми оленями, 18,2% (n = 39) — лосями, 8,4% (n = 18) — оленями, по которым генетические тесты не дали результатов, 7,9% (n = 17) — олени-мулы, 5,1% были зубрами (n = 11), 1,9% были черными медведями (n = 4) и 1,4% (n = 3) были лосями (Irvine, 2019). Уртон и Хобсон (2005) провели SIA на волках в центральном Саскачеване, который частично совпал с областью нашего исследования в PANP, и обнаружили, что в рационе волков преобладают лоси и олени, хотя они не включали бизонов в свою модель смешивания.

Основная добыча волков сильно различается по регионам и включает лосей (Ballard et al. 1987, Mech and Fieberg 2014), оленей (Ballard et al. 1987, Huggard 1993a), лосей (Huggard 1993a, Smith et al. 2000, 2004, Hebblewhite et al.2002, Kortello et al.2007, Atwood et al.2007) и карибу Rangifer tarandus (Ballard et al.1987, Merkle et al.2017). Волки также могут дополнять свой рацион более мелкой добычей, которая показывает незначительный вклад в рацион волка при включении в модели смешивания (Szepanski et al.1999, Милакович и Паркер 2011, Дербридж и др. 2012 г., О’Донован и др. 2018). Основная добыча волков может зависеть от наложения среды обитания между хищником и добычей, плотности добычи и, следовательно, от частоты столкновений между волками и добычей (Huggard 1993a).

Волки оппортунистичны, и переключение добычи может происходить в результате ряда факторов (которые не исключают друг друга), в том числе в ответ на сезонные изменения и изменения окружающей среды (Nelson and Mech 1986, Szepanski et al. 1999), появление другие хищники (Kortello et al.2007 г., Merkle et al. 2017), уязвимость добычи (Бергман и др., 2006, Гарротт и др., 2007, Метц и др., 2012) или изменения в численности добычи (Гарротт и др., 2007, Фортин и др., 2015, Санд и др., 2016). ). Мы обнаружили, что зимний рацион волков основан на диких копытных, особенно оленях, что мы и предсказывали. Глубокий снег (> 70 см) может препятствовать передвижению копытных, ограничивая доступ к корму и увеличивая выход энергии, делая добычу более восприимчивой к хищничеству волков (Telfer and Kelsall 1984, Huggard 1993b, Mech et al.2001, Смит и др. 2004 г.). Мы ожидали, что доля зубров зимой будет выше по сравнению с долей зубров летом, поскольку сплоченность стаи волков выше (Benson and Patterson, 2014), а более глубокий снег может сделать зубров более уязвимыми для хищников со стороны волков. Однако добыча бизонов чаще всего происходит в конце лета и осенью, и вполне вероятно, что волки собирают груды кишок и / или поедают бизонов, раненых или подвергшихся стрессу во время неудачных попыток охоты (Таллиан и др., 2017), что, возможно, потребовало более строгого питания. Вклады зубров летом.Бобры и крупный рогатый скот менее доступны для волков зимой, поскольку бобры живут в хижинах и кормятся подо льдом (Benson, Patterson, 2014), а крупный рогатый скот пасется на зимних пастбищах. Летом, когда пастбища волков и крупного рогатого скота частично совпадали, мы обнаружили мало свидетельств наличия крупного рогатого скота в рационе волков. Другие исследования показали, что нападение волков на домашний скот происходит нечасто, когда легко доступны дикие копытные (Meriggi and Lovari 1996, Oakleaf et al. 2003, Treves et al. 2004).

Также может наблюдаться различие в рационе между стаями волков из-за различий в доступности добычи.Численность добычи может различаться между стаями из-за неоднородности среды обитания и ландшафта между регионами, что может влиять на поиск пищи и модели миграции добычи (Баллард и др., 1987 г., Густин и Паркер, 2008 г., Фортин и др., 2015 г., Мупоши и др., 2016 г.) . Различия в типе / качестве среды обитания не только влияют на наличие и плотность добычи, но также могут влиять на уязвимость жертвы, изменяя обнаружение жертвы, доступ и / или успех атаки (McPhee et al. 2012a, b, Torretta et al.2017 ).Мы обнаружили, что бизоны составляли более высокий процент рациона для пакета Amyot по сравнению с пакетом Nesslin. Между популяцией SRPB и волчьей стаей Amyot (Bergeson 1993) больше совпадений, что увеличило бы частоту встреч между волками и бизонами. Кроме того, характеристики ландшафта в пределах ареала SRPB, включая плоские открытые луга, могут повышать уязвимость зубров перед хищниками волков по сравнению с лесными районами (Bergeson 1993, McPhee et al. 2012b, Torretta et al. 2017).Наконец, стая Amyot была больше, чем стая Nesslin, что могло увеличить приобретение и потребление более крупной добычи, такой как бизон, для волков в стае Amyot из-за преимуществ совместной охоты (MacNulty et al., 2014, Tallian et al. 2017).

Таблица 3.

Апостериорные медианные оценки и 95% вероятные интервалы (ДИ) пропорций летнего рациона для Amyot, Nesslin и комбинированных стай волков, полученные на основе байесовских моделей смешения стабильных изотопов. Рацион волков оценивался с 2011 по 2017 год в национальном парке принца Альберта, Саскачеван.Годы, в которые данные были недоступны, обозначены как N / A.

В целом, SIA, расследование мест убоя и анализ скатов показывают, что волки поедают зубров в PANP. Апостериорное распределение наших моделей смешения стабильных изотопов сильно варьировалось, что затрудняет нашу интерпретацию вклада жертв. В наши модели смешивания мы включили неопределенность в факторы дискриминации как изотопов, так и для красных лисиц. Хотя исследования контролируемого кормления проводились на волках (Derbridge et al.2015 г., L’Hérault et al. 2018), факторы дискриминации рыжей лисицы обычно используются для исследований рациона волков (Ballard et al. 1987, Derbridge et al. 2012, Rode et al. 2016). Derbridge et al. (2015) обнаружили, что указание коэффициентов фракционирования волков не имело большого практического значения при оценке рациона волков. Факторы различения рыжих лисиц поместили волков в гиперобъем добычи в изопространстве, предполагая, что это точно отражает различие между питанием и тканями волка. Мы также включили априорные значения в наши модели, используя результаты анализа волчьего помета, который часто улучшает результаты моделей смешивания, управляя оценками параметров и уменьшая дисперсию вклада жертвы (Moore and Semmens 2008).Однако между апостериорными распределениями наших моделей смешения наблюдалось значительное совпадение, что, скорее всего, было результатом сходства наших источников в пространстве смешения изотопов и часто встречается при использовании SIA для восстановления диеты хищников (Derbridge et al.2012).

Таблица 4.

Апостериорные медианные оценки и 95% вероятные интервалы (ДИ) пропорций зимнего рациона для Amyot, Nesslin и комбинированных стай волков на основе байесовских моделей смешения стабильных изотопов. Рацион волков оценивался с 2011 по 2016 год в национальном парке принца Альберта, Саскачеван.

Олень и лось не могут быть разделены изотопами, так как в их рационе часто встречаются виды трав и трав, особенно летом (Hansen and Reid 1975, Krysl and Bryant 2016). В то время как лоси и бобры проводят большую часть времени в поисках пищи в водных средах обитания, бобры могут потреблять больше корма, что приводит к более высоким значениям δ 13 C (Drucker et al. 2003). У зубров была более высокая δ 13 C, что указывает на то, что они питаются в основном растениями C 3 , что ожидается в экотоне осиновых парков (Chisholm et al.1986). Наблюдаемое перекрытие между сигнатурами δ 13 C и δ 15 N является нормальным, когда жертва занимает аналогичную экологическую нишу, особенно по сравнению со значениями δ 13 C и δ 15 N из других экосистем (Chisholm et al. 1982, Szepanski et al.1999, Webb et al.2017). Следовательно, следует проявлять осторожность при реконструкции рациона наземного хищника, который показывает значительное совпадение изотопных сигнатур добычи, так как это может сделать выводы трудно различимыми.В этом отношении может оказаться полезным использование других методов анализа диеты (например, прямых наблюдений за убитыми животными и / или анализа ската или содержимого желудка) для подтверждения или опровержения выводов, сделанных на основе SIA.

В заключение, зубры составляют меньшую долю в рационе волков по сравнению с другими копытными, что согласуется с результатами других систем волк-бизон-хищник-жертва (Smith et al. 2000, 2004, Jędrzejewski et al. 2002). Однако хищничество в сочетании с другими факторами смертности, такими как болезнь и урожай, может привести к сокращению популяции и увеличению риска исчезновения популяции SRPB (Joly and Messier 2004, Sigaud et al.2017, Саймон и Фортин 2019). Риск исчезновения SRPB был самым высоким при популяционном моделировании, когда сочетались эффекты урожая и болезни (Cherry et al.2019). Но небольшие популяции могут быть более уязвимы для исчезновения из-за хищничества (Festa-Bianchet et al. 2006). Следовательно, управление популяцией SRPB должно быть сосредоточено на сокращении уловов, а не на хищничестве волков, чтобы помочь в восстановлении популяции SRPB.

Благодарности

Мы благодарим сотрудников Parks Canada и Национального парка Принца Альберта за поддержку этого проекта, в том числе Н.Штолле, Т. Стене, Д. Гедо, Д. Томпсон и Дж. Ватсон. Мы также благодарим К. Ирвина, М. Сиго, Дж. Каррана, Э. Найта, Б. Годдена, М. Кеннеди, К. Янга, М. Оттуэя, Э. Канака, Дж. Кормака, Р. Саймона, Т. Коннолли. , М. Петерсон и М. Джеклин за помощь во время полевых работ. Некоторые аспекты этого исследования были поддержаны Советом по естественным наукам и инженерным наукам Канады.

Разрешения — Все отловы и обработка следовали протоколу Parks Canada и были одобрены Целевой группой по уходу за животными Агентства Parks Canada (номера разрешений: 2011196-1, 2014009-1, 2014009-2, 2014009-3).

Список литературы

1.

Этвуд,
T.C. et al. 2007. Сравнительные образцы хищничества пумы и повторного заселения волков в районе Мэдисон в Монтане. — Дж. Вильдл. Управлять. 71: 1098–1106. Google Scholar

2.

Баллард,
W. B. et al. 1987. Экология эксплуатируемой популяции волков на юге центральной Аляски. — Wildl. Monogr. 98: 3–54. Google Scholar

3.

Бенсон,
J. F. и

Паттерсон,
Б.R. 2014. Пространственное перекрытие, близость и использование среды обитания отдельных волков в пределах одной стаи. — Wildl. Soc. Бык. 39: 31–40. Google Scholar

4.

Бергесон,
D. 1993. Сравнительная оценка проблем управления, связанных со свободно гуляющими бизонами в национальном парке Принца Альберта. — Дипломная работа, Univ. Манитобы. Google Scholar

5.

Бергман,
E. J. et al. 2006. Оценка уязвимости добычи посредством анализа перемещений волков и мест убийства.- Экол. Прил. 16: 273–284. Google Scholar

6.

Блэнд,
Дж. М. и

Альтман,
Д. Г. 1995. Тесты множественной значимости: метод Бонферрони. — Br. Med. J. 310: 170. Google Scholar

7.

Бойд,
D. K. et al. 1994. Добыча, добытая волками-колонизаторами и охотниками в районе национального парка Глейшер. — Дж. Вильдл. Управлять. 58: 289–295. Google Scholar

8.

Кабина,
Р. Дж. И

Митчелл,
Р.J. 2000. Бонферрони или не Бонферрони: когда и как возникают вопросы. — Бык. Ecol. Soc. Являюсь. 81: 246–248. Google Scholar

9.

Карбин,
Л. Н. и

Троттье,
T. 1988. Описания нападений волков на телят бизонов в Национальном парке Вуд Буффало. — Арктика 41: 297–302. Google Scholar

10.

Вишня,
S. G. et al. 2019. Управление генетическим разнообразием и риском исчезновения редкой популяции равнинных бизонов ( Bison bison bison ).- Environ. Управлять. 64: 553–563. Google Scholar

11.

Чисхолм,
B. et al. 1986. Оценка доисторических моделей кормодобывания и передвижения бизонов с помощью изотопного анализа стабильного углерода. — Равнины Антрополя. 31: 193–205. Google Scholar

12.

Чисхолм,
B. S. et al. 1982. Соотношения стабильных изотопов углерода как мера морского и земного белка в древних диетах. — Наука 216: 1131–1132. Google Scholar

13.

Чуччи,
P. et al. 1996. Сравнение методов скат-анализа для оценки рациона волка Canis lupus . — Wildl. Биол. 2: 37–48. Google Scholar

14.

Даримонт,
C. et al. 2007. Стабильная изотопная ниша предсказывает приспособленность добычи в системе волк – олень. — Биол. J. Linn. Soc. 90: 125–137. Google Scholar

15.

Даримонт,
C. T. et al. 2009. Неоднородность ландшафта и морские субсидии создают обширное разнообразие внутрипопуляционных ниш у крупных наземных позвоночных.- J. Anim. Ecol. 78: 126–133. Google Scholar

16.

Даримонт,
К. Т. и

Раймхен,
T. E. 2002. Анализ стабильных изотопов внутри шерсти предполагает сезонный переход на лосося в рационе серых волков. — Может. J. Zool. 80: 1638–1642. Google Scholar

17.

Дель Рио,
К. М. и

Андерсон-Спречер,
R. 2008. Помимо переменной прогресса реакции: значение и значение данных включения изотопов. — Oecologia 156: 765–772.Google Scholar

18.

Де Ниро,
M. J. и

Эпштейн,
С. 1978. Влияние диеты на распределение изотопов углерода в организме животных. — Геохим. Космохим. Acta 42: 495–506. Google Scholar

19.

Де Ниро,
M. J. и

Эпштейн,
С. 1981. Влияние диеты на распределение изотопов азота у животных. — Геохим. Космохим. Acta 45: 341–351. Google Scholar

20.

Дербридж,
Дж.J. et al. 2012. Использование байесовских моделей смешения стабильных изотопов для оценки рациона волков в экосистеме с множеством жертв. — Дж. Вильдл. Управлять. 76: 1277–1289. Google Scholar

21.

Дербридж,
J. J. et al. 2015. Экспериментально полученные факторы дискриминации дельта C-13 и дельта N-15 для серых волков и влияние априорной информации в байесовских моделях смешения. — PLoS One 10: e0119940. Google Scholar

22.

Друкер,
D. G. et al.2003. Свидетельства изменения условий окружающей среды на юго-западе Франции с 33 000 до 15 000 лет назад получены из естественного содержания углерода-13 и азота-15 в коллагене крупных травоядных животных. — Планета Земля. Sci. Lett. 216: 163–173. Google Scholar

23.

Феста-Бьянчет,
M. et al. 2006. Стохастические события хищничества и устойчивость популяции снежных баранов. — Proc. R. Soc. B 273: 1537–1543. Google Scholar

24.

Флойд,
Т.J. et al. 1978. Связь содержания помета волка с потребляемой добычей. — Дж. Вильдл. Управлять. 42: 528–532. Google Scholar

25.

Фортин,
D. et al. 2015. Пространственная теория для характеристики взаимодействий хищник-множество жертв в неоднородных ландшафтах. — Proc. R. Soc. B 282: 20150973. Google Scholar

26.

Фриз,
C.H. et al. 2007. Второй шанс равнинным зубрам. — Биол. Консерв. 136: 175–184. Google Scholar

27.

Жарить,
Б. 2006. Экология стабильных изотопов. — Спрингер. Google Scholar

28.

Фрикселл,
Дж. М. и

Лундберг,
P. 1994. Выбор диеты и динамика хищник – жертва. — Evol. Ecol. 8: 407–421. Google Scholar

29.

Гаррот,
R.A. et al. 2007. Оценка переключения добычи в системах волк – копытное животное. — Экол. Прил. 17: 1588–1597. Google Scholar

30.

Гомес,
C. et al.2018. Оценка сезонных изменений в рационе животных с помощью анализа стабильных изотопов аминокислот: мигрирующая бореальная певчая птица меняет рацион в течение своего годового цикла. — Oecologia 187: 1–13. Google Scholar

31.

Густин,
Д. и

Паркер,
K. 2008. Изменение сезонного отбора ресурсов лесным карибу на севере Британской Колумбии. — Может. J. Zool. 86: 812–825. Google Scholar

32.

Хальберт,
Н.Д. и

Дерр,
Дж.N. 2006. Комплексная оценка интрогрессии крупного рогатого скота в федеральные стада зубров США. — Дж. Херед. 98: 1–12. Google Scholar

33.

Холл-Аспланд,
S.A. et. al. 2005. Анализ стабильных изотопов углерода и азота показывает сезонные колебания в рационе морского леопарда. — Mar. Ecol. Прог. Сер. 305: 249–259. Google Scholar

34.

Хансен,
Р. М. и

Рид,
L. 1975. Совпадение диеты оленей, лосей и крупного рогатого скота в южном Колорадо.- J. Range Manage. 28: 43–47. Google Scholar

35.

Харви,
Земля

Фортин,
D. 2013. Пространственная неоднородность силы взаимодействий между растениями и травоядными в условиях риска хищничества: рассказ о бизонах, добывающих пищу в волчьей стране. — PLoS One 8: 1–8. Google Scholar

36.

Hebblewhite,
M. et al. 2002. Динамика популяций лосей в районах с хищничеством и без хищников в результате повторного заселения волков в национальном парке Банф, Альберта. — Может.J. Zool. 80: 789–799. Google Scholar

37.

Хильдербранд,
G. V. et al. 1996. Использование стабильных изотопов для определения рационов живых и вымерших медведей. — Может. J. Zool. 74: 2080–2088. Google Scholar

38.

Хуггард,
D. J. 1993a. Избирательность добычи волков в национальном парке Банф. I. Хищные виды. — Может. J. Zool. 71: 130–139. Google Scholar

39.

Хуггард,
Д. Дж. 1993b. Влияние высоты снежного покрова на хищничество и добычу серых волков.- Дж. Вильдл. Управлять. 57: 382–388. Google Scholar

40.

Ирвин,
C. C. 2019. Распознавание событий хищничества серого волка ( Canis lupus ) в системе с множеством жертв в центральном Саскачеване. — Магистерская диссертация, Трент Univ. Google Scholar

41.

Изенберг,
А. С. 2001. Уничтожение зубров: экологическая история, 1750–1920 гг. — Кембриджский унив. Нажмите. Google Scholar

42.

Енджеевский,
W.и другие. 2002. Уровень убийства и нападения волков на популяции копытных в Беловежской пуще (Польша). — Экология 83: 1341–1356. Google Scholar

43.

Джоли,
Д. О. и

Мессье,
F. 2004. Проверка гипотез сокращения популяции бизонов (1970–1999) в Национальном парке Вуд-Баффало: синергизм между экзотическими болезнями и хищниками. — Может. J. Zool. 82: 1165–1176. Google Scholar

44.

Юнг,
T. S. 2011. Серый волк ( Canis lupus ) хищник и поедание вновь интродуцированных американских бизонов ( Bison bison ) на юго-западе Юкона.- Северо-Западный Нац. 92: 126–130. Google Scholar

45.

Кнопф,
K. H. et al. 2009. Оценка методов телеметрии глобальной системы позиционирования для оценки параметров хищничества пумы. — Дж. Вильдл. Управлять. 73: 586–597. Google Scholar

46.

Кортелло,
A. D. et al. 2007. Взаимодействие пумы ( Puma concolor ) и серых волков ( Canis lupus ) в национальном парке Банф, Альберта. — Экология 14: 214–222.Google Scholar

47.

Крживан,
В. и

Сикдер,
A. 1999. Оптимальный поиск пищи и динамика хищник – жертва, II. — Теор. Popul. Биол. 55: 111–126. Google Scholar

48.

Крысль,
Земля

Брайант,
F. 2016. Пищевые привычки и совпадение рациона лосей и оленей-мулов в Национальном парке Гваделупских гор, штат Техас. — Tex. J. Agric. Nat. Res. 14: 84–90. Google Scholar

49.

Л’Эро,
В.и другие. 2018. Факторы дискриминации по стабильным изотопам углерода и азота от диеты до волос у крупных арктических хищников, находящихся в неволе, охраняемых законом. — Rapid Commun. Масс-спектрометрия. 32: 1773–1780. Google Scholar

50.

Лима,
С. Л. и

Укроп,
Л. М. 1990. Поведенческие решения, принятые в условиях риска хищничества: обзор и проспект. — Может. J. Zool. 68: 619–640. Google Scholar

51.

Логан,
J. M. et al. 2008 г.Коррекция липидов в анализах стабильных изотопов углерода и азота: сравнение методов химической экстракции и моделирования. — J. Anim. Ecol. 77: 838–846. Google Scholar

52.

МакНалти,
D. R. et al. 2014. Влияние размера группы на успешность охоты волков на зубров. — PLoS One 9: e112884. Google Scholar

53.

Макларен,
A. A. D. et al. 2015. Факторы дискриминации волков по углероду и азоту и точность выводов о рационе с использованием анализа стабильных изотопов.- Wildl. Soc. Бык. 39: 788–796. Google Scholar

54.

Макфи,
H. M. et al. 2012a. Иерархическое хищничество: отбор волков ( Canis lupus ) на тропах охоты и в местах убийства. — Может. J. Zool. 90: 555–563. Google Scholar

55.

Макфи,
H. M. et al. 2012b. Время убить: измерение скорости атаки в неоднородном ландшафте с несколькими типами жертв. — Ойкос 121: 711–720. Google Scholar

56.

Мех,
Л. Д. и

Фиберг,
J. 2014. Переоценка сокращения численности лосей на северо-востоке Миннесоты и роли волков. — Дж. Вильдл. Управлять. 78: 1143–1150. Google Scholar

57.

Мех,
L. D. et al. 2001. Суровость зимы и хищничество волков в стаде лосей, где раньше не было волков. — Дж. Вильдл. Управлять. 65: 998–1003. Google Scholar

58.

Мех,
Л. Д. 1977. Буферные зоны волчьей стаи как резервуары добычи. — Наука 198: 320–321.Google Scholar

59.

Мериджи,
А. и

Ловари,
S. 1996. Обзор хищничества волков в южной Европе: волк предпочитает дикую добычу домашнему скоту? — J. Appl. Ecol. 33: 1561–1572. Google Scholar

60.

Меркл,
J. A. et al. 2009. Летний рацион мексиканского серого волка ( Canis lupus baileyi ). — Юго-западная Нат. 54: 480–485. Google Scholar

61.

Меркл,
Дж. А.и другие. 2014. Использование среды обитания и пространственное распределение равнинных бизонов в связи с практикой управления и хищничеством волков в Национальном парке Принца Альберта. — Агентство парков Канады. Google Scholar

62.

Меркл,
J. A. et al. 2015. Распределение зубров при противоречащих друг другу стратегиях кормодобывания: верность участку против максимизации энергии. — Экология 96: 1793–1801. Google Scholar

63.

Меркл,
J. A. et al. 2017. Разделение диетической ниши среди черных медведей, медведей гризли и волков в экосистеме с множеством жертв.- Может. J. Zool. 95: 663–671. Google Scholar

64.

Меррилл,
E. et al. 2010. Построение механистического понимания хищников с помощью данных движения на основе GPS. — Фил. Пер. R. Soc. В 365: 2279–2288. Google Scholar

65.

Мец,
M. C. et al. 2011. Влияние социальности и времени года на поведение серого волка ( Canis lupus ) при кормлении: значение для оценки летней смертности. — PLoS One 6: e17332. Google Scholar

66.

Мец,
M. C. et al. 2012. Сезонные модели хищничества серых волков в системе множественной добычи Йеллоустонского национального парка. — J. Anim. Ecol. 81: 553–563. Google Scholar

67.

Милакович,
Группа

Паркер,
К. Л. 2011. Использование стабильных изотопов для определения рациона волков в северной Британской Колумбии, Канада. — J. Mammal. 92: 295–304. Google Scholar

68.

Мур,
Дж. У. и

Семменс,
Б. X.2008. Включение неопределенности и априорной информации в модели смешения стабильных изотопов. — Экол. Lett. 11: 470–480. Google Scholar

69.

Мупоши,
В. К. и др. 2016. Неоднородность среды обитания по-разному влияет на выбор среды обитания дикими травоядными животными в полузасушливой экосистеме тропической саванны. — PLoS One. 11: e0163084. Google Scholar

70.

Нельсон,
A.A. et al. 2016. Распределение и миграция аборигенной добычи опосредуют хищничество волков ( Canis lupus ) на домашний скот в экосистеме Большого Йеллоустоуна.- Может. J. Zool. 94: 291–299. Google Scholar

71.

Нельсон,
Я и

Мех,
Л. Д. 1986. Связь между высотой снежного покрова и хищничеством серых волков на белохвостых оленях. — Дж. Вильдл. Управлять. 50: 471–474. Google Scholar

72.

Дубовый лист,
J. K. et al. 2003. Влияние волков на выживание и передвижения телят домашнего скота в центральном Айдахо. — Дж. Вильдл. Управлять. 62: 299–306. Google Scholar

73.

О’Донован,
С.A. et al. 2018. Внутрипопуляционная изменчивость рациона волков выявлена ​​с помощью комбинированного подхода к стабильным изотопам и жирным кислотам. — Экосфера 9: e02420. Google Scholar

74.

Парнелл,
A.C. et al. 2013. Байесовские модели смешения стабильных изотопов. — Environmetrics 24: 387–399. Google Scholar

75.

Петерсон,
Б. Дж. И

Жарить,
Б. 1987. Стабильные изотопы в экосистемных исследованиях. — Анну. Rev. Ecol. Syst. 18: 293–320. Google Scholar

76.

Пламмер,
М. 2003. JAGS: Программа для анализа байесовских графических моделей с использованием выборки Гиббса. — Proc. 3-й Int. Практикум по распределенным статистическим вычислениям. Google Scholar

77.

Почта,
D. M. et al. 2007. В самую суть: модели, методы и допущения для работы с липидами в анализах стабильных изотопов. — Oecologia 152: 179–189. Google Scholar

78.

Пру,
G. et al.2012. Гуманные и эффективные методы отлова и обращения с хищниками. — В:

Бойтани,
Земля

Пауэлл,
Р. А. (ред.), Экология и охрана плотоядных животных: руководство по методам. Oxford Univ. Press, стр. 70–129. Google Scholar

79.

Рау,
G. H. et al. 1992. 15N / 14N и 13C / 12C у птиц, тюленей и рыб моря Уэдделла: влияние на рацион и трофическую структуру. — Mar. Ecol. Прог. Сер. 84: 1–8. Google Scholar

80.

Ехал,
К.D. et al. 2016. Инкорпорация изотопов и влияние содержания липидов натощак и пищевых продуктов на изотопную дискриминацию у крупных хищных млекопитающих. — Physiol. Biochem. Zool. 89: 182–197. Google Scholar

81.

Рот,
J. D. и

Хобсон,
К. А. 2000. Стабильное фракционирование изотопов углерода и азота между рационом и тканями красной лисицы в неволе: значение для реконструкции диеты. — Может. J. Zool. 78: 848–852. Google Scholar

82.

Самсон,
Ф.а также

Кнопф,
F. 1994. Сохранение прерий в Северной Америке. — BioScience 44: 418–421. Google Scholar

83.

Песок,
H. et al. 2016. Добыча скандинавских волков: одиночные крупные или несколько мелких? — PLoS One 11: e0168062. Google Scholar

84.

Песок,
H. et al. 2005. Использование технологии GPS и кластерного анализа ГИС для оценки уровня гибели в экосистемах волков и копытных. — Wildl. Soc. Бык. 33: 914–925. Google Scholar

85.

Сантьяго-Авила,
F. J. et al. 2018. Убийство волков для предотвращения нападения хищников на домашний скот может защитить одну ферму, но навредить соседям. — PLoS One 13: e0189729. Google Scholar

86.

Шмитц,
O.J. et al. 2000. Трофические каскады в наземных системах: обзор воздействия удаления плотоядных животных на растения. — Являюсь. Nat. 155: 141–153. Google Scholar

87.

Семменс,
B. X. et al. 2009. Количественная оценка межпопуляционной и внутрипопуляционной изменчивости ниш с использованием иерархических байесовских моделей смешения стабильных изотопов.- PLoS One 4: e6187. Google Scholar

88.

Шури,
T. K., et al. 2009. Сибирская язва у бизонов на свободном выгуле в районе национального парка Принца Альберта в Саскачеване в 2008 году. — Кан. Вет. J. 50: 152–154. Google Scholar

89.

Сиго,
M. et al. 2017. Коллективное принятие решений способствует потере физической формы в обществе синтеза и расщепления. — Экол. Lett. 20: 33–40. Google Scholar

90.

Саймон,
Р.Н. и

Фортин,
D. 2019. Связь использования среды обитания со смертностью и жизнеспособностью населения для разоружения экологической ловушки. — Биол. Консерв. 236: 366–374. Google Scholar

91.

Синклер,
A. R. E. et al. 1998. Прогнозирование воздействия хищников на сохранение вымирающей добычи. — Консерв. Биол. 12: 564–575. Google Scholar

92.

Смит,
D. W. et al. 2000. Взаимодействие волков и бизонов в Йеллоустонском национальном парке. — J. Mammal.81: 1128–1135. Google Scholar

93.

Смит,
D. W. et al. 2004. Выбор зимней добычи и оценка уровня гибели волков в Йеллоустонском национальном парке, 1995–2000 гг. — Дж. Вильдл. Управлять. 68: 153–166. Google Scholar

94.

Станек,
A. E. et al. 2017. Сезонные стратегии кормодобывания серых волков Аляски ( Canis lupus ) в экосистеме, субсидируемой тихоокеанским лососем ( Oncorhynchus spp . ).- Может. J. Zool. 95: 555–563. Google Scholar

95.

Steenweg,
R. et al. 2016. Оценка потенциальной среды обитания и емкости для реинтродукции равнинных бизонов ( Bison bison bison ) в национальном парке Банф. — PLoS One 11: e0150065. Google Scholar

96.

Склад,
B.C. и

Семменс,
Б. X. 2016а. Унификация структур ошибок в часто используемых моделях смешивания биотрейсеров. — Экология 97: 2562–2569. Google Scholar

98.

Суини,
Дж. М. и

Суини,
Дж. Р. 1984. Высота снежного покрова, влияющая на зимние передвижения лосей. — J. Mammal. 65: 524–526. Google Scholar

99.

Шепански,
M. M. et al. 1999. Оценка ресурсов анадромного лосося в рационе волка архипелага Александра с использованием анализа стабильных изотопов. — Oecologia 120: 327–335. Google Scholar

100.

Таллиан,
A. et al. 2017. Хищник, собирающий пищу, отвечает на возрождающуюся опасную добычу.- Функц. Ecol. 31: 1418–1429. Google Scholar

101.

Телфер,
Э. С. и

Келсалл,
Дж. П. 1984. Адаптация некоторых крупных североамериканских млекопитающих к выживанию в снегу. — Экология 65: 1828–1834. Google Scholar

102.

Томас,
С. М. и

Кроутер,
T. W. 2015. Прогнозирование скорости изотопного обмена в животном мире: синтез существующих данных. — J. Anim. Ecol. 84: 861–870. Google Scholar

103.

Тиссен,
L. L. et al. 1983. Фракционирование и оборот стабильных изотопов углерода в тканях животных: значение для анализа рациона δ 13 C. — Oecologia 57: 32–37. Google Scholar

104.

Торретта,
E. et al. 2017. Волки и дикие копытные в Лигурийских Альпах (западная Италия): выбор добычи и пространственно-временные взаимодействия. — Mammalia 81: 537–551. Google Scholar

105.

Тревес,
А.и другие. 2004. Предсказание конфликта между людьми и плотоядными животными: пространственная модель, созданная на основе 25-летних данных о хищничестве волков на домашнем скоте. — Консерв. Биол. 18: 114–125. Google Scholar

106.

Уртон,
Э. Дж. И

Хобсон,
К. А. 2005. Внутрипопуляционная изменчивость профилей изотопов серого волка (δ15N и δ13C): последствия для экологии особей. — Oecologia 145: 316–325. Google Scholar

107.

Ткачиха
J. L. 1993. Уточнение уравнения для интерпретации появления добычи в помете серого волка.- Дж. Вильдл. Управлять. 57: 534–538. Google Scholar

108.

Уэбб,
E.C. et al. 2017. Влияние различных пропорций пищевого белка наземных и морских животных на стабильный изотопно-углеродный состав тканей свиней в результате эксперимента по контролируемому кормлению. — ЗВЕЗДА 3: 28–44. Google Scholar

109.

Уэбб,
N. F. et al. 2008. Статистические методы определения мест убийства волков с использованием местоположений глобальной системы позиционирования.- Дж. Вильдл. Управлять. 72: 798–807. Google Scholar

110.

Белый,
K. et al. 1996. Модель формирования и содержания волчьей стаи. — J. Theor. Биол. 178: 29–43. Google Scholar

111.

Вилмерс,
C. C. et al. 2003. Содействие трофике за счет интродуцированных высших хищников: субсидии серых волков падальщикам в Йеллоустонском национальном парке. — J. Anim. Ecol. 72: 909–916. Google Scholar

112.

Виттмер,
ЧАС.U. et al. 2005. Роль хищников в сокращении и истреблении лесного карибу. — Oecologia 144: 257–267. Google Scholar

113.

Виттмер,
H.U. et al. 2013. Стратегии сохранения видов, затронутых явной конкуренцией. — Консерв. Биол. 27: 254–260. Google Scholar

114.

Молодой,
С. П. и

Гольдман,
Э. А. 1964. Волки Северной Америки. — Dover Publications. Google Scholar

115.

Зимен,
Е. 1976. О регулировании размера стаи волков. — З. Тиерпсихол. 40: 300–341. Google Scholar

Федоскино Русская Лаковая Шкатулка Князь Иван и Жар-птица Жар-птица, Цесаревич Иван и Серый Волк

Описание: Великолепная русская лаковая шкатулка из папье-маше из Федоскинской школы лаковой миниатюры (старейшей школы этого вида искусства в России). Ящик имеет откидную крышку и очень хорошо закрывается. Подписано известным художником Федоскино Белосветовым.Крышку украшает расписанная вручную миниатюра, на которой Иван выдергивает перо из хвоста жар-птицы, пока птица улетает. По русской сказке «Жар-птица, царевич Иван и Серый волк» — Иван несколько часов сидел под яблоней и ничего не происходило. Внезапно весь сад озарился сияющим золотым светом. Жар-птица прилетела, ее глаза сверкали, как огромные кристаллы, а крылья — золотым пламенем. Она села на дерево и начала собирать яблоки.Цесаревич Иван тихонько подкрался к ней и попытался поймать. Хотя он не мог удержать ее, он смог схватить ее за хвост, и когда птица улетела, он остался с одним светящимся пером в руке ». И история, конечно же, продолжается. Внутренняя часть коробки окрашена в обычный цвет. красный цвет, используемый в российских лаковых коробках.

Дата: 1979

Происхождение: Федоскино, Россия

Размер: 2 1/2 дюйма на 6 1/16 дюйма и высота 1 1/2 дюйма с крышка закрыта, включая ножки.

Производитель: Федоскинская мануфактура, Россия — ручная роспись Белосвжетова.

Марки: «Сделано в СССР» и Федоскинский дизайн-номер «HXM MO1269a» написаны на дне коробки золотым курсивом каллиграфией.

Отличительные характеристики — Самое интересное в изделии: Совершенно изысканный дизайн с красивыми яркими цветами. Золото и перламутр делают эту первоклассную шкатулку, спроектированную и выполненную мастером-художником, незаменимой для коллекционера русских лаковых шкатулок.

При закрытии: К коробке прилагается российский бумажный сертификат о том, что он сделан в Федоскино, подписан и имеет печать. Кроме того, он поставляется с сертификатом подлинности от голландского дилера, который экспортировал его и продал предыдущему владельцу. Чтобы оценить красоту этой аутентичной первоклассной шкатулки, сделанной в самой Федоскинской школе, посмотрите фото.

Состояние: Коробка в очень отличном состоянии, без сколов, трещин, ремонтов, волосков или трещин.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *