Стойкий оловянный солдатик рисунки к сказке: Стойкий оловянный солдатик рисунок для детей

Содержание

Стойкий оловянный солдатик — читать сказку c картинками | Сказки Андерсена

Было когда-то на свете двадцать пять оловянных солдатиков, все братья, потому что родились от старой оловянной ложки. Ружье на плече, смотрят прямо перед собой, а мундир-то какой великолепный — красный с синим! Лежали они в коробке, и когда крышку сняли, первое, что они услышали, было:

— Ой, оловянные солдатики!

Это закричал маленький мальчик и захлопал в ладоши. Их подарили ему на день рождения, и он сейчас же расставил их на столе.

Все Солдатики оказались совершенно одинаковые, и только

один-единственный был немножко не такой, как все: у него была только одна нога, потому что отливали его последним, и олова не хватило. Но и на одной ноге он стоял так же твердо, как остальные на двух, и вот с ним-то и приключится замечательная история.

На столе, где очутились солдатики, стояло много других игрушек, но самым приметным был красивый дворец из картона. Сквозь маленькие окна можно было заглянуть прямо в залы. Перед дворцом, вокруг маленького зеркальца, которое изображало озеро, стояли деревца, а по озеру плавали восковые лебеди и гляделись в него.

Все это было куда как мило, но милее всего была девушка, стоявшая в дверях замка. Она тоже была вырезана из бумаги, но юбочка на ней была из тончайшего батиста; через плечо у нее шла узенькая голубая ленточка, будто шарф, а на груди сверкала блестка не меньше головы самой девушки. Девушка стояла на одной ноге, вытянув перед собой руки, — она была танцовщица, — а другую вскинула так высоко, что оловянный солдатик и не видел ее, а потому решил, что она тоже одноногая, как и он.

«Вот бы мне такую жену! — подумал он. — Только она, видать, из знатных, живет во дворце, а у меня всего-то и есть, что коробка, да и то нас в ней целых двадцать пять солдат, не место ей там! Но познакомиться можно!»

И он притаился за табакеркой, которая стояла тут же на столе. Отсюда он отлично видел прелестную танцовщицу.

Вечером всех остальных оловянных солдатиков, кроме него одного, водворили в коробку, и люди в доме легли спать. А игрушки сами стали играть

— и в гости, и в войну, и в бал. Оловянные солдатики ворошились в коробке — ведь им тоже хотелось играть, — да не могли поднять крышку. Щелкунчик кувыркался, грифель плясал по доске. Поднялся такой шум и гам, что канарейка проснулась да как засвистит, и не просто, а стихами! Не трогались с места только оловянный солдатик да танцовщица. Она по-прежнему стояла на одном носке, протянув руки вперед, а он браво стоял на своей единственной ноге и не сводил с нее глаз.

Вот пробило двенадцать, и — щелк! — крышка табакерки отскочила, только в ней оказался не табак, нет, а маленький черный тролль. Табакерка-то была с фокусом.

— Оловянный солдатик, — сказал тролль, — не смотри куда не надо!

Но оловянный солдатик сделал вид, будто не слышит.

— Ну погоди же, вот наступит утро! — сказал тролль.

И наступило утро; встали дети, и оловянного солдатика поставили на подоконник. Вдруг, по милости ли тролля, или от сквозняка, окно как распахнется, и солдатик как полетит вниз головой с третьего этажа! Это был ужасный полет. Солдатик взбросил негу в воздух, воткнулся каской и штыком между камнями мостовой, да так и застрял вниз головой.

Мальчик и служанка сейчас же выбежали искать его, но никак не могли увидеть, хотя чуть не наступали на него ногами. Крикни он им: «Я тут!» — они, наверное, и нашли бы его, да только не пристало солдату кричать во все горло — ведь на нем был мундир.

Начал накрапывать дождь, капли падали все чаще, и наконец хлынул настоящий ливень. Когда он кончился, пришли двое уличных мальчишек.

— Гляди-ка! — сказал один. — Вон оловянный солдатик! Давай отправим его в плаванье!

И они сделали из газетной бумаги кораблик, посадили в него оловянного солдатика, и он поплыл по водосточной канаве. Мальчишки бежали рядом и хлопали в ладоши. Батюшки, какие волны ходили по канаве, какое стремительное было течение! Еще бы, после такого ливня!

Кораблик бросало то вверх, то вниз и вертело так, что оловянный солдатик весь дрожал, но он держался стойко — ружье на плече, голова прямо, грудь вперед.

Вдруг кораблик нырнул под длинные мостки через канаву. Стало так темно, будто солдатик опять попал в коробку.

«Куда меня несет? — думал он. — Да, да, все это проделки тролля! Ах, если бы со мною в лодке сидела та барышня, тогда будь хоть вдвое темнее, и то ничего!»

Тут появилась большая водяная крыса, жившая под мостками.

— Паспорт есть? — Спросила она. — Предъяви паспорт!

Но оловянный солдатик как воды в рот набрал и только еще крепче сжимал ружье. Кораблик несло все вперед и вперед, а крыса плыла за ним вдогонку. У! Как скрежетала она зубами, как кричала плывущим навстречу щепкам и соломинам:

— Держите его! Держите! Он не уплатил пошлины! Он беспаспортный!

Но течение становилось все сильнее и сильнее, и оловянный солдатик уже видел впереди свет, как вдруг раздался такой шум, что испугался бы любой храбрец. Представьте себе, у конца мостика водосточная канава впадала в большой канал. Для солдатика это было так же опасно, как для нас нестись в лодке к большому водопаду.

Вот канал уже совсем близко, остановиться невозможно. Кораблик вынесло из-под мостка, бедняга держался, как только мог, и даже глазом не моргнул. Кораблик развернуло три, четыре раза, залило водой до краев, и он стал тонуть.

Солдатик оказался по шею в воде, а кораблик погружался все глубже и глубже, бумага размокала. Вот вода покрыла солдатика с головой, и тут он подумал о прелестной маленькой танцовщице — не видать ему ее больше. В ушах у него зазвучало:

Вперед стремись, воитель,

Тебя настигнет смерть!

Тут бумага окончательно расползлась, и солдатик пошел ко дну, но в ту же минуту его проглотила большая рыба.

Ах, как темно было внутри, еще хуже, чем под мостком через водосточную канаву, да еще и тесно в придачу! Но оловянный солдатик не потерял мужества и лежал растянувшись во весь рост, не выпуская из рук ружья…

Рыба заходила кругами, стала выделывать самые диковинные скачки. Вдруг она замерла, в нее точно молния ударила. Блеснул свет, и кто-то крикнул: «Оловянный солдатик!» Оказывается, рыбу поймали, привезли на рынок, продали, принесли на кухню, и кухарка распорола ей брюхо большим ножом. Затем кухарка взяла солдатика двумя пальцами за поясницу и принесла в комнату. Всем хотелось посмотреть на такого замечательного человечка — еще бы, он проделал путешествие в брюхе рыбы! Но оловянный солдатик ничуть не загордился. Его поставили на стол, и — каких только чудес не бывает на свете! — он оказался в той же самой комнате, увидал тех же детей, на столе стояли те же игрушки и чудесный дворец с прелестной маленькой танцовщицей. Она попрежнему стояла на одной ноге, высоко вскинув другую, — она тоже была стойкая. Солдатик был тронут и чуть не заплакал оловянными слезами, но это было бы непригоже. Он смотрел на нее, она на него, но они не сказали друг другу ни слова.

Вдруг один из малышей схватил оловянного солдатика и швырнул в печку, хотя солдатик ничем не провинился. Это, конечно, подстроил тролль, что сидел в табакерке.

Оловянный солдатик стоял в пламени, его охватил ужасный жар, но был ли то огонь или любовь — он не знал. Краска с него совсем сошла, никто не мог бы сказать, отчего — от путешествия или от горя. Он смотрел на маленькую танцовщицу, она на него, и он чувствовал, что тает, но по-прежнему держался стойко, не выпуская из рук ружья. Вдруг дверь в комнату распахнулась, танцовщицу подхватило ветром, и она, как сильфида, порхнула прямо в печку к оловянному солдатику, вспыхнула разом — и нет ее. А оловянный солдатик стаял в комочек, и наутро горничная, выгребая золу, нашла вместо солдатика оловянное сердечко. А от танцовщицы осталась одна только блестка, и была она обгорелая и черная, словно уголь.

Стойкий оловянный солдатик (худ. М.Ивашинцова, Б.Покровский, В.Конашевич)

После сталинских изданий со скучными реалистическими иллюстрациями к «Стойкому оловянному солдатику» интересно было бы обратиться к более раннему периоду, который должен бы быть однозначно интереснее. Но здесь с иллюстрациями к «Солдатику» всё не так просто. Что было до предвоенных сталинских книжек? Петербургский «Мир искусств» (Бенуа-Добужинский) до революции и ленинградский «Детгиз» (Лебедев-Тырса) в 1920-е гг. Два периода расцвета книжной графики в России.

Художники, принадлежащие к кругу журнала «Мир искусств» (русский модерн), Андерсена иллюстрировали. Но к «Стойкому оловянному солдатику» нет дореволюционных иллюстраций, выполненных «мирискусниками». А вот образец из Двадцатых годов имеется.

Художники двадцатых годов: М.Ивашинцова (1923)

Художница М. Ивашинцова. Отдельное издание, представленное на Фантлабе: (М.-Л.:ГИЗ, 1923).

На страничке издания приведены все иллюстрации. Целиком книжку можно полистать на сайте РГДБ (Национальная электронная детская библиотека): https://arch.rgdb.ru/xmlui/handle/1234567…. Я брал сканы отсюда: http://kids-pix.blogspot.com/2012/03/blog….

Как рисовальщик Ивашинцова слабее всех сталинских иллюстраторов «Солдатика» следующих двух десятилетий. Хотя советскую книжку-картинку периода 1920-х гг. ценят не за академический рисунок. Там главное было в геометричности, абстрактности и цветовых пятнах. Авангард. Посмотрим, что получилось у Ивашинцовой. Обложка-то у книжки хороша.

Предыстория. Декорации

Цвет и геометрические фигуры на месте. Но пока всё очень статично.

Солдат на одной ноге. Балерина на одной ноге

Отдельных портретов нет.

Тролль

Рисунок цветной и тролль не совсем незастывший. Но всё загромождено, и если мысленно убрать раскраску, то будет то же самое, что в сталинских книжках.

На мостовой

Мальчик из благородного семейства ставит солдатика на подоконник, откуда порывом ветра его сбросит на мостовую. А мальчишки из неблагородных семейств подберут солдатика и отправят его в плаванье.

Здесь главное, видимо, в противопоставлении двух классовых миров. А мальчишки-то — современники художницы (здесь — из 1923 года), причём уличные мальчишки — это явно советские беспризорники, не датские голодранцы. Пока у художницы более-менее живые люди получаются. А осовременивали детей из этой сказки и сталинские художники.

Бумажный кораблик

Плаванье солдатика отдельно не освещается.

Крыса

Эпизод с крысой — опять решён в реалистическом ключе: крыса — обычное животное, а не крикливый мелкий служащий, проверяющий паспорта под мостом.

Рыба

Ненатурально изогнутая рыба и забавно-окарикатуренная кухарка, обнаружившая солдатика в рыбьем чреве.

Опять люди хорошо, пусть и гротескно, нарисованы. А про солдатика — почти ничего.

Сожжение

Собственно сгорания в огне нет. Художница решила подняться до абстракции: тролль соединил влюблённых, но не в огне, а на страницах книги.

Может, это только при старом режиме жгли бессловесных одноногих персонажей. А в Советской России конец должен быть другим? Вполне в духе революционного романтизма.

Художники двадцатых годов: Б.Покровский (1924)

Не все иллюстрации 1920-х гг. были авангардными, равно как не все дореволюционные иллюстрации начала XX века были модерновыми.

В альбоме Андерсен и его русские иллюстраторы за полтора века представлена пара иллюстраций художника Б.Покровского из сборника «Сказки» (М.: ГИЗ, 1924).

Видим хорошую школу рисовальщика, фантазийную крысу с бердышом. Но видим и стандартный лист, заполонённый декорациями, сквозь которые с трудом различимы тролль, солдатик и балерина. Всё-таки тролль наложил своё заклятие…

В.Конашевич (1936, 1950, 1968)

В.Конашевич — один из самых плодовитых советских иллюстраторов Андерсена. В 1920-е гг. он этим ещё не занимался, начал во второй половине 1930-х гг.

Сборник 1936 года

В 1936 году с чёрно-белыми рисунками Конашевича был выпущен сборник «Сказки» Андерсена.

В этом сборнике был «Стойкий оловянный солдатик». Иллюстрации взяты с сайта «Музей детской книги»: https://kid-book-museum.livejournal.com/9…

Сцена из «Солдатика» — домик с балериной — была помещена на форзаце.

Однако ожидания сказочных иллюстраций к «Солдатику» не оправдались. К некоторым сказкам — например, к «Принцессе на горошине» картинки очень смешные и гротескные. Есть фантазийные картинки и к настоящей волшебной сказке («Дикие лебеди»). А к «Солдатику» — нет, только бытовые зарисовки.

Первая иллюстрация (видимо, на вклейке) демонстрирует прекрасную технику (что-то подобное было в «Евгении Онегине» того же периода: см.). Иллюстрации в тексте, конечно, попроще. Хотя искусствовед Ю.Молок пишет в монографии «Конашевич» (Л.: Художник РСФСР, 1969): «Страничные карандашные рисунки были особенно невнятны из-за очень плохой печати, острее выглядели рисунки пером в тексте» (стр. 225).

Ну а в целом даже сталинская критика, требующая реализма, обвинила Конашевича «в упорном стремлении не пустить сказочность в иллюстрации» (там же). Надо же…

Сборник 1950/1968 года

В.Конашевич сделал цветные иллюстрации к сказкам Андерсена в книге, которая вышла в конце сталинского периода — в 1950 году.

Это сборник «Сказки» Андерсена. Первые цветные иллюстрации после долгого перерыва (с 1920-х гг. не было).

Эта книга резко выделяется в общем унылом ряду тогдашнего сталинского «буквально понятого реализма». Поэтому книгу переиздавали и в пору новой волны. Так, в 1968 году эта книга в том же макете, с тем же комплектом цветных иллюстраций была выпущена в суперобложке (отпечатано в ГДР). У меня имеется как раз переиздание 1968 года .

На форзаце оловянный солдатик и балерина присутствуют среди основных героев.

А домик с балериной (который имелся уже в издании 1936 года) зафиксирован в качестве предуведомления несколько раз: на задней стороне обложки, на титульном листе, как заставка непосредственно к нашей сказке.

А вот внутренние иллюстрации к сказке ничего волшебно-фантазийного не содержат. Опять бытовые сцены. Ю.Молок в монографии «Конашевич» замечает: «Андерсен был прочитан им <Конашевичем> в реальном плане» (стр. 239).

Правда, стиль, выработанный Конашевичем к тому времени, наверное, уже не относился к реализму. Очень праздничный стиль. Поэтому даже бытовые сцены получались сказочными у Конашевича позднего сталинского периода.


И всё равно странно. Стойкий оловянный солдатик и стойкая балерина — самые узнаваемые бренды Андерсена, а рисовать про них нечего. Может, дело всё-таки в тексте Андерсена? Этот текст не поддаётся иллюстрированию в качестве сказки? До конца ведь непонятно, есть там волшебство или нет, предпринимает что-то тролль из табакерки или всё само происходит. Совершенно точно только то, что ни солдатик, ни его возлюбленная не произносят ни одного слова и не меняют своих поз.

То ли есть сказка, то ли нет… И сталинские редакторы не при чём. Вон в советском мультике (1976) все полутона были сняты, солдатик заговорил и заскакал, тролль был наделён демонической силой — получилась бодренькая такая сказка. А наши художники, может, слишком внимательно читают текст?

👍 Стойкий оловянный солдатик. Сказка Ганса Христиана Андерсена 🐱

Сказки » Авторские сказки » Зарубежные писатели » Сказки Ганс Х. Андерсена » Стойкий оловянный солдатик. Сказка Ганса Христиана Андерсена

Порекомендовать к прочтению:

Страницы: 1 2

Было когда-то на свете двадцать пять оловянных солдатиков.

Все сыновья одной матери — старой оловянной ложки, — и, значит, приходились они друг другу родными братьями. Это были славные, бравые ребята: ружье на плече, грудь колесом, мундир красный, отвороты синие, пуговицы блестят… Ну, словом, чудо что за солдатики!

Все двадцать пять лежали рядком в картонной коробке. В ней было темно и тесно. Но оловянные солдатики — терпеливый народ, они лежали не шевелясь и ждали дня, когда коробку откроют.

И вот однажды коробка открылась.

— Оловянные солдатики! Оловянные солдатики! — закричал маленький мальчик и от радости захлопал в ладоши.

Ему подарили оловянных солдатиков в день его рождения.

Мальчик сейчас же принялся расставлять их на столе. Двадцать четыре были совершенно одинаковые — одного от другого не отличить, а двадцать пятый солдатик был не такой, как все. Он оказался одноногим. Его отливали последним, и олова немного не хватило. Впрочем, он и на одной ноге стоял так же твердо, как другие на двух.

Вот с этим-то одноногим солдатиком и произошла замечательная история, которую я вам сейчас расскажу.

На столе, где мальчик построил своих солдатиков, было много разных игрушек. Но лучше всех игрушек был чудесный картонный дворец. Через его окошки можно было заглянуть внутрь и увидеть все комнаты. Перед самым дворцом лежало круглое зеркальце. Оно было совсем как настоящее озеро, и вокруг этого зеркального озера стояли маленькие зеленые деревья. По озеру плавали восковые лебеди и, выгнув длинные шеи, любовались своим отражением.

Все это было прекрасно, но самой красивой была хозяйка дворца, стоявшая на пороге, в широко раскрытых дверях. Она тоже была вырезана из картона; на ней была юбочка из тонкого батиста, на плечах — голубой шарф, а на груди — блестящая брошка, почти такая же большая, как голова ее владелицы, и такая же красивая.

Красавица стояла на одной ножке, протянув вперед обе руки, — должно быть, она была танцовщицей. Другую ножку она подняла так высоко, что наш оловянный солдатик сначала даже решил, что красавица тоже одноногая, как и он сам.

“Вот бы мне такую жену! — подумал оловянный солдатик. — Да только она, наверно, знатного рода. Вон в каком прекрасном дворце живет!.. А мой дом — простая коробка, да еще набилось нас туда чуть не целая рота — двадцать пять солдат. Нет, ей там не место! Но познакомиться с ней все же не мешает…”

И солдатик притаился за табакеркой, стоявшей тут же, на столе.

Отсюда он отлично видел прелестную танцовщицу, которая все время стояла на одной ножке и при этом ни разу даже не покачнулась!

Поздно вечером всех оловянных солдатиков, кроме одноногого — его так и не могли найти, — уложили в коробку, и все люди легли спать.

И вот когда в доме стало совсем тихо, игрушки сами стали играть: сначала в гости, потом в войну, а под конец устроили бал. Оловянные солдатики стучали ружьями в стенки своей коробки-им тоже хотелось выйти на волю и поиграть, но они никак не могли поднять тяжелую крышку. Даже щелкунчик принялся кувыркаться, а грифель пошел плясать по доске, оставляя на ней белые следы, — тра-та-та-та, тра-та-та-та! Поднялся такой шум, что в клетке проснулась канарейка и начала болтать на своем языке так быстро, как только могла, да притом еще стихами.

Только одноногий солдатик и танцовщица не двигались с места.

Она по-прежнему стояла на одной ножке, протянув вперед обе руки, а он застыл с ружьем в руках, как часовой, и не сводил с красавицы глаз.

Пробило двенадцать. И вдруг — щёлк! — раскрылась табакерка.

В этой табакерке никогда и не пахло табаком, а сидел в ней маленький злой тролль. Он выскочил из табакерки, как на пружине, и огляделся кругом.

— Эй ты, оловянный солдат! — крикнул тролль. — Не больно заглядывайся на плясунью! Она слишком хороша для тебя.

Но оловянный солдатик притворился, будто ничего не слышит.

— Ах, вот ты как! — сказал тролль. — Ладно же, погоди до утра! Ты меня еще вспомнишь!

Утром, когда дети проснулись, они нашли одноногого солдатика за табакеркой и поставили его на окно.

И вдруг — то ли это подстроил тролль, то ли просто потянуло сквозняком, кто знает? — но только окно распахнулось, и одноногий солдатик полетел с третьего этажа вниз головой, да так, что в ушах у него засвистело. Ну и натерпелся он страху!

Минуты не прошло — и он уже торчал из земли вверх ногой, а его ружье и голова в каске застряли между булыжниками.

Мальчик и служанка сейчас же выбежали на улицу, чтобы отыскать солдатика. Но сколько ни смотрели они по сторонам, сколько ни шарили по земле, так и не нашли.

Один раз они чуть было не наступили на солдатика, но и тут прошли мимо, не заметив его. Конечно, если бы солдатик крикнул: “Я тут!” — его бы сейчас же нашли. Но он считал непристойным кричать на улице — ведь он носил мундир и был солдат, да притом еще оловянный.

Мальчик и служанка ушли обратно в дом. И тут вдруг хлынул дождь, да какой! Настоящий ливень!

По улице расползлись широкие лужи, потекли быстрые ручьи. А когда наконец дождь кончился, к тому месту, где между булыжниками торчал оловянный солдатик, прибежали двое уличных мальчишек.

— Смотри-ка, — сказал один из них. — Да, никак, это оловянный солдатик!.. Давай-ка отправим его в плавание!

И они сделали из старой газеты лодочку, посадили в нее оловянного солдатика и спустили в канавку.

Страницы: 1 2

Поделитесь ссылкой на сказку с друзьями:

Поставить книжку к себе на полку
 Распечатать сказку

Читайте также сказки:


Стойкий оловянный солдатик иллюстрации к сказке раскраска. Стойкий Оловянный Солдатик Cказка с картинками Ганса Христиана Андерсена. Стойкий Оловянный Солдатик
Cказка с картинками Ганса Христиана Андерсена

«Ну погоди!» вернется на экраны

04.12.2006 16:24

Премьерой новых серий мультфильма «Ну, погоди!» откроется восьмой Минский международный фестиваль детского и юношеского кино «Листопадик-2006». Как сообщили в оргкомитете фестиваля, планируется, что две новые серии мультфильма представит их автор Алексей Котеночкин, сын режиссера Вячеслава Котеночкина, создававшего «Ну, погоди!» в течение 30 лет.

Фестивальная неделя будет насыщена различными мероприятиями. Кроме конкурсных просмотров состоятся встречи с известными актерами и режиссерами.

На фестиваль соберется много российских известных деятелей кино, в том числе Борис Грачевский, Сергей Серегин, Александр Лойе, Яна Поплавская, Валентина Теличкина, Дмитрий Иосифов, Андрей Соколов, а также гости из Латвии, Эстонии, Швеции, Финляндии, США.
В дни «Листопадика» пройдут презентации детских и молодежных средств массовой информации, встречи с редакционными коллективами, выставка эскизов художников-аниматоров, выставка детских рисунков, благотворительные акции, а также концерт юных артистов и звезд белорусской эстрады.

Всего на фестивале, который пройдет с 17 по 24 ноября, будут представлены около 80 работ мастеров из 21 страны, сообщает РИА Новости.

После премьеры в минском кинотеатре «Комсомолец» создатель новых серий художник-аниматор заявил, что мультфильма с таким названием больше не будет. По словам Котеночкина-младшего, «невозможно бесконечно плодить эти серии», передает newsru. «Если и будет какое-то продолжение, то это будет совсем другое кино и другие волк и заяц. Нас зря упрекают в копировании мультфильма «Том и Джерри», — отметил аниматор.

По его словам, даже на 19-ю и 20-ю серии ему было сложно решиться. «Наши герои имеют свою социальную привязку. А социальная привязка волка – такой хулиган, увлекающийся Высоцким и The Beatles, — устарела еще в 70-е годы», — считает Котеночкин.

«Кроме того, уже нет в живых людей, которые работали над предыдущими сериями. Поэтому пришлось брать молодых людей, у которых совсем другая школа. Они все работают в другой манере. Я, конечно, вижу недостатки, но сделал, как мог», — сказал Алексей Котеночкин.

Он подтвердил, что идут переговоры о создании нового мультфильма, обсуждается, будет это сериал, или полнометражный фильм в формате 3 D – анимация. Но это будет мультфильм с совершенно новым сюжетом.

Справка:
Первая серия мультфильма «Ну, погоди!» была снята в 1968 году, он быстро завоевал зрительские симпатии и до сих пор остаётся самым популярным из отечественных мультфильмов. Его автор — народный артист России Вячеслав Котёночкин (1927-2000) участвовал в создании почти ста фильмов, в числе которых «Необыкновенный матч», «Лягушка-путешественница», «Песня о юном барабанщике» и многие другие. Кроме того, Котёночкин является режиссёром более десятка фильмов тележурнала «Фитиль». Снятый им многосерийный мультипликационный сериал «Ну, погоди!» был отмечен в 1988 году Государственной премией СССР.

Стойкий Оловянный Солдатик Cказка с картинками Ганса Христиана Андерсена

Жили-были однажды двадцать пять оловянных солдатиков, которых отлили из одной большой оловянной ложки, и поэтому все они были похожи, словно братья, с ружьями на плечах и в одинаковых красно-синих мундирчиках.

Все, кроме последнего, двадцать пятого… На него не хватило олова, и поэтому у него была лишь одна нога. Но на этой единственной ноге он стоял так же твердо, как остальные на двух.

Стойкий Оловянный Солдатик любил маленькую Танцовщицу, которая на одной ножке стояла перед своим игрушечным замком, — и, если глядеть из коробки, в которой жили солдатики, то казалось, что у нее тоже всего одна нога.

Солдатик думал, что из нее выйдет для него идеальная жена.

Но старый и хитрый Тролль, живущий в табакерке, приревновал красавицу к маленькому Оловянному Солдатику и напророчил ему страшную беду.

И вот по вине ли злого Тролля или само собой случилось вот что.

На следующее утро, когда Солдатик стоял на подоконнике, порыв ветра внезапно сдул его, и он полетел вниз, прямо на мостовую, где застрял между двумя булыжниками.

Маленький мальчик, хозяин игрушек, и горничная вышли на улицу и долго искали солдатика. Но, хотя они едва не наступили на него, все же так и не увидели…

Вскоре пошел дождик, и им пришлось вернуться в дом. А Оловянный Солдатик лежал на мостовой и грустил. Ведь он не знал, увидит ли когда-нибудь вновь свою прекрасную Танцовщицу…

Когда дождь кончился, на улице появились двое мальчишек.

— Гляди-ка, оловянный солдатик! — сказал один. — Давай отправим его в плавание!

И вот они смастерили из газеты лодочку, посадили в нее Солдатика и пустили плыть в сточную канаву.

— Боже, сохрани меня! — думал Оловянный Солдатик. — Что за ужасные волны, да и течение такое сильное!

Но, невзирая на страх, он стоял все так же прямо и стойко.

А лодочка все плыла и плыла по сточной канаве и вдруг скользнула в канализационную трубу. Там была тьма хоть глаз выколи, и бедный маленький Солдатик ровным счетом ничего не видел.

«Куда я плыву? — думал он. — Во всем виноват этот злобный Тролль. О, если бы только моя маленькая Танцовщица была со мною, то я стал бы в десять раз храбрее!»

А лодочка плыла все вперед и вперед, и вот впереди забрезжил свет. Вода из трубы, оказывается, утекала прямо в речку.

Лодочка завертелась волчком, а с нею вместе и Оловянный Солдатик.

И вот бумажная лодочка черпнула бортом воды, совсем размокла и начала тонуть.

Г.Х. Андерсен

СТОЙКИЙ ОЛОВЯННЫЙ СОЛДАТИК

Было когда-то на свете двадцать пять оловянных солдатиков. Все сыновья одной матери — старой оловянной ложки, — и, значит, приходились они друг другу родными братьями. Это были славные, бравые ребята: ружье на плече, грудь колесом, мундир красный, отвороты синие, пуговицы блестят… Ну, словом, чудо что за солдатики!

Все двадцать пять лежали рядком в картонной коробке. В ней было темно и тесно. Но оловянные солдатики — терпеливый народ, они лежали не шевелясь и ждали дня, когда коробку откроют.

И вот однажды коробка открылась.

Оловянные солдатики! Оловянные солдатики! — закричал маленький мальчик и от радости захлопал в ладоши.

Ему подарили оловянных солдатиков в день его рождения.

Мальчик сейчас же принялся расставлять их на столе. Двадцать четыре были совершенно одинаковые — одного от другого не отличить, а двадцать пятый солдатик был не такой, как все. Он оказался одноногим. Его отливали последним, и олова немного не хватило. Впрочем, он и на одной ноге стоял так же твердо, как другие на двух.

Вот с этим-то одноногим солдатиком и произошла замечательная история, которую я вам сейчас расскажу.

На столе, где мальчик построил своих солдатиков, было много разных игрушек. Но лучше всех игрушек был чудесный картонный дворец. Через его окошки можно было заглянуть внутрь и увидеть все комнаты. Перед самым дворцом лежало круглое зеркальце. Оно было совсем как настоящее озеро, и вокруг этого зеркального озера стояли маленькие зеленые деревья. По озеру плавали восковые лебеди и, выгнув длинные шеи, любовались своим отражением.

Все это было прекрасно, но самой красивой была хозяйка дворца, стоявшая на пороге, в широко раскрытых дверях. Она тоже была вырезана из картона; на ней была юбочка из тонкого батиста, на плечах — голубой шарф, а на груди — блестящая брошка, почти такая же большая, как голова ее владелицы, и такая же красивая.

Красавица стояла на одной ножке, протянув вперед обе руки, — должно быть, она была танцовщицей. Другую ножку она подняла так высоко, что наш оловянный солдатик сначала даже решил, что красавица тоже одноногая, как и он сам.

“Вот бы мне такую жену! — подумал оловянный солдатик. — Да только она, наверно, знатного рода. Вон в каком прекрасном дворце живет!.. А мой дом — простая коробка, да еще набилось нас туда чуть не целая рота — двадцать пять солдат. Нет, ей там не место! Но познакомиться с ней все же не мешает…”

И солдатик притаился за табакеркой, стоявшей тут же, на столе.

Отсюда он отлично видел прелестную танцовщицу, которая все время стояла на одной ножке и при этом ни разу даже не покачнулась!

Поздно вечером всех оловянных солдатиков, кроме одноногого — его так и не могли найти, — уложили в коробку, и все люди легли спать.

И вот когда в доме стало совсем тихо, игрушки сами стали играть: сначала в гости, потом в войну, а под конец устроили бал. Оловянные солдатики стучали ружьями в стенки своей коробки-им тоже хотелось выйти на волю и поиграть, но они никак не могли поднять тяжелую крышку. Даже щелкунчик принялся кувыркаться, а грифель пошел плясать по доске, оставляя на ней белые следы, — тра-та-та-та, тра-та-та-та! Поднялся такой шум, что в клетке проснулась канарейка и начала болтать на своем языке так быстро, как только могла, да притом еще стихами.

Только одноногий солдатик и танцовщица не двигались с места.

Она по-прежнему стояла на одной ножке, протянув вперед обе руки, а он застыл с ружьем в руках, как часовой, и не сводил с красавицы глаз.

Пробило двенадцать. И вдруг — щёлк! — раскрылась табакерка.

В этой табакерке никогда и не пахло табаком, а сидел в ней маленький злой тролль. Он выскочил из табакерки, как на пружине, и огляделся кругом.

Эй ты, оловянный солдат! — крикнул тролль. — Не больно заглядывайся на плясунью! Она слишком хороша для тебя.

Но оловянный солдатик притворился, будто ничего не слышит.

Ах, вот ты как! — сказал тролль. — Ладно же, погоди до утра! Ты меня еще вспомнишь!

Утром, когда дети проснулись, они нашли одноногого солдатика за табакеркой и поставили его на окно.

И вдруг — то ли это подстроил тролль, то ли просто потянуло сквозняком, кто знает? — но только окно распахнулось, и одноногий солдатик полетел с третьего этажа вниз головой, да так, что в ушах у него засвистело. Ну и натерпелся он страху!

Минуты не прошло — и он уже торчал из земли вверх ногой, а его ружье и голова в каске застряли между булыжниками.

Мальчик и служанка сейчас же выбежали на улицу, чтобы отыскать солдатика. Но сколько ни смотрели они по сторонам, сколько ни шарили по земле, так и не нашли.

Один раз они чуть было не наступили на солдатика, но и тут прошли мимо, не заметив его. Конечно, если бы солдатик крикнул: “Я тут!” — его бы сейчас же нашли. Но он считал непристойным кричать на улице — ведь он носил мундир и был солдат, да притом еще оловянный.

Мальчик и служанка ушли обратно в дом. И тут вдруг хлынул дождь, да какой! Настоящий ливень!

По улице расползлись широкие лужи, потекли быстрые ручьи. А когда наконец дождь кончился, к тому месту, где между булыжниками торчал оловянный солдатик, прибежали двое уличных мальчишек.

Смотри-ка, — сказал один из них. — Да, никак, это оловянный солдатик!.. Давай-ка отправим его в плавание!

И они сделали из старой газеты лодочку, посадили в нее оловянного солдатика и спустили в канавку.

Лодочка поплыла, а мальчики бежали рядом, подпрыгивая и хлопая в ладоши.

Вода в канаве так и бурлила. Еще бы ей не бурлить после такого ливня! Лодочка то ныряла, то взлетала на гребень волны, то ее кружило на месте, то несло вперед.

Оловянный солдатик в лодочке весь дрожал — от каски до сапога, — но держался стойко, как полагается настоящему солдату: ружье на плече, голова кверху, грудь колесом.

И вот лодочку занесло под широкий мост. Стало так темно, словно солдатик опять попал в свою коробку.

“Где же это я? — думал оловянный солдатик. — Ах, если бы со мной была моя красавица танцовщица! Тогда мне все было бы нипочем…”

В эту минуту из-под моста выскочила большая водяная крыса.

Ты кто такой? — закричала она. — А паспорт у тебя есть? Предъяви паспорт!

Но оловянный солдатик молчал и только крепко сжимал ружье. Лодку его несло все дальше и дальше, а крыса плыла за ним вдогонку. Она свирепо щелкала зубами и кричала плывущим навстречу щепкам и соломинкам:

Держите его! Держите! У него нет паспорта!

И она изо всех сил загребала лапами, чтобы догнать солдатика. Но лодку несло так быстро, что даже крыса не могла угнаться за ней. Наконец оловянный солдатик увидел впереди свет. Мост кончился.

“Я спасен!” — подумал солдатик.

Но тут послышался такой гул и грохот, что любой храбрец не выдержал бы и задрожал от страха. Подумать только: за мостом вода с шумом падала вниз — прямо в широкий бурный канал!

Оловянному солдатику, который плыл в маленьком бумажном кораблике, грозила такая же опасность, как нам, если бы нас в настоящей лодке несло к настоящему большому водопаду.

Но остановиться было уже невозможно. Лодку с оловянным солдатиком вынесло в большой канал. Волны подбрасывали и швыряли ее то вверх, то вниз, но солдатик по-прежнему держался молодцом и даже глазом не моргнул.

И вдруг лодочка завертелась на месте, зачерпнула воду правым бортом, потом левым, потом опять правым и скоро наполнилась водой до самых краев.

Вот солдатик уже по пояс в воде, вот уже по горло… И наконец вода накрыла его с головой.

Погружаясь на дно, он с грустью подумал о своей красавице. Не видать ему больше милой плясуньи!

Но тут он вспомнил старую солдатскую песню:

Шагай вперед, всегда вперед!

Тебя за гробом слава ждет!..-

и приготовился с честью встретить смерть в страшной пучине. Однако случилось, совсем другое.

Откуда ни возьмись, из воды вынырнула большая рыба и мигом проглотила солдатика вместе с его ружьем.

Ах, как темно и тесно было в.желудке у рыбы, темнее, чем под мостом, теснее, чем в коробке! Но оловянный солдатик и тут держался стойко. Он вытянулся во весь рост и еще крепче сжал свое ружье. Так он пролежал довольно долго.

Вдруг рыба заметалась из стороны в сторону, стала нырять, извиваться, прыгать и, наконец, замерла.

Солдатик не мог понять, что случилось. Он приготовился мужественно встретить новые испытания, но вокруг по-прежнему было темно и тихо.

И вдруг словно молния блеснула в темноте.

Потом стало совсем светло, и кто-то закричал:

Вот так штука! Оловянный солдатик!

А дело было вот в чем: рыбу поймали, свезли на рынок, а потом она попала на кухню. Кухарка распорола ей брюхо большим блестящим ножом и увидела оловянного солдатика. Она взяла его двумя пальцами и понесла в комнату.

Весь дом сбежался посмотреть на замечательного путешественника. Солдатика поставили на стол, и вдруг — каких только чудес не бывает на свете! — он увидел ту же комнату, того же мальчика, то же самое окно, из которого вылетел на улицу… Вокруг были те же игрушки, а среди них возвышался картонный дворец, и на пороге стояла красавица танцовщица. Она стояла по-прежнему на одной ножке, высоко подняв другую. Вот это называется стойкость!

Оловянный солдатик так растрогался, что из глаз у него чуть не покатились оловянные слезы, но он вовремя вспомнил, что солдату плакать не полагается. Не мигая, смотрел он на танцовщицу, танцовщица смотрела на него, и оба молчали.

Вдруг один из мальчиков — самый маленький — схватил оловянного солдатика и ни с того ни с сего швырнул его прямо в печку. Наверно, его подучил злой тролль из табакерки.

В печке ярко пылали дрова, и оловянному солдатику стало ужасно жарко. Он чувствовал, что весь горит — то ли от огня, то ли от любви, — он и сам не знал. Краска сбежала с его лица, он весь полинял — может быть, от огорчения, а может быть, оттого, что побывал в воде и в желудке у рыбы.

Но и в огне он держался прямо, крепко сжимал свое ружье и не сводил глаз с прекрасной плясуньи. А плясунья смотрела на него. И солдатик почувствовал, что тает…

В эту минуту дверь в комнату распахнулась настежь, сквозной ветер подхватил прекрасную танцовщицу, и она, как бабочка, порхнула в печку прямо к оловянному солдатику. Пламя охватило ее, она вспыхнула — и конец. Тут уж и оловянный солдатик совсем расплавился.

На другой день служанка стала выгребать из печки золу и нашла маленький комочек олова, похожий на сердечко, да обгорелую, черную, как уголь, брошку.

Это было все, что осталось от стойкого оловянного солдатика и прекрасной плясуньи.

Стойкий Оловянный Солдатик

Стойкий Оловянный Солдатик
Ганс Христиан Андерсен

Жили-были однажды двадцать пять оловянных солдатиков, которых отлили из одной большой оловянной ложки, и поэтому все они были похожи, словно братья, с ружьями на плечах и в одинаковых красно-синих мундирчиках. Все, кроме последнего, двадцать пятого… На него не хватило олова, и поэтому у него была лишь одна нога. Но на этой единственной ноге он стоял так же твердо, как остальные на двух.

Стойкий Оловянный Солдатик любил маленькую Танцовщицу, которая на одной ножке стояла перед своим игрушечным замком, — и, если глядеть из коробки, в которой жили солдатики, то казалось, что у нее тоже всего одна нога. Солдатик думал, что из нее выйдет для него идеальная жена.

Но Тролль, живущий в табакерке, старый и мудрый, приревновал красавицу к маленькому Оловянному Солдатику и напророчил ему страшную беду.

Но Оловянный Солдатик был стойким и не обращал на него внимания.

И вот по вине ли злого Тролля или само собой случилось вот что. На следующее утро, когда Солдатик стоял на подоконнике, порыв ветра внезапно сдул его, и он полетел вниз, прямо на мостовую, где застрял между двумя булыжниками.

Маленький мальчик, хозяин игрушек, и горничная вышли на улицу и долго искали солдатика. Но, хотя они едва не наступили на него, все же так и не увидели… Вскоре пошел дождик, и им пришлось вернуться в дом. А Оловянный Солдатик лежал на мостовой и грустил. Ведь он не знал, увидит ли когда-нибудь вновь свою прекрасную Танцовщицу…

Когда дождь кончился, на улице появились двое мальчишек.

Гляди-ка, оловянный солдатик! — сказал один. — Давай отправим его в плавание!

И вот они смастерили из газеты лодочку, посадили в нее Солдатика и пустили плыть в сточную канаву.

Боже, сохрани меня! — думал Оловянный Солдатик. — Что за ужасные волны, да и течение такое сильное!

Но, невзирая на страх, он стоял все так же прямо и стойко.

А лодочка все плыла и плыла по сточной канаве и вдруг скользнула в канализационную трубу. Там была тьма хоть глаз выколи, и бедный маленький Солдатик ровным счетом ничего не видел.

«Куда я плыву? — думал он. — Во всем виноват этот злобный Тролль. О, если бы только моя маленькая Танцовщица была со мною, то я стал бы в десять раз храбрее!»

А лодочка плыла все вперед и вперед, и вот впереди забрезжил свет. Вода из трубы, оказывается, утекала прямо в речку. И лодочка завертелась волчком, а с нею вместе и Оловянный Солдатик. И вот бумажная лодочка черпнула бортом воды, намокла и начала тонуть.

Когда вода сомкнулась над его головой, Солдатик подумал о маленькой танцовщице… Тут бумага совсем размокла. Но вдруг Солдатика проглотила большая рыба.

В желудке у рыбы было еще темнее, чем в канализационной трубе, но мужество не покидало Солдатика. И тут рыба начала метаться и дергаться.

«Стойкий оловянный солдатик» читательский дневник

«Стойкий оловянный солдатик» – популярная сказка знаменитого датского сказочника, в которой описана история большой любви одноногого солдатика к прекрасной бумажной танцовщице.

Краткое содержание «Стойкий оловянный солдатик» для читательского дневника

ФИО автора: Ханс Кристиан Андерсен

Название: Стойкий оловянный солдатик

Число страниц: 32. Х. К. Андерсен. «Стойкий оловянный солдатик». Издательство «Детская литература». 2015 год

Жанр: Сказка

Год написания: 1838 год

Главные герои

Оловянный солдатик – одноногая игрушка, мужественный, немногословный, с большим любящим сердцем.

Танцовщица – нежная, воздушная, прекрасная.

Тролль – злобное существо, снедаемое ревностью.

Мальчик – веселый и озорной хозяин солдатика.

Обратите внимание, ещё у нас есть:

Сюжет

На день рождения маленький мальчик получил в подарок коробку с оловянными солдатиками. Все двадцать пять солдатиков были отлиты из старой оловянной ложки и походили друг на друга, словно братья-близнецы. Лишь у одного солдатика не было одной ноги – его отливали последним, и олова не хватило.

Мальчик поставил игрушки на стол, где уже стоял великолепный картонный дворец, возле которого на одной ножке стояла прекрасная бумажная танцовщица с блесткой на груди. Одноногий солдатик сразу влюбился в красавицу, мечтая о том, что она станет его женой.

В полночь все игрушки на столе ожили, и из табакерки вылез злой тролль. Он также был влюблен в танцовщицу, и приказал солдатику перестать смотреть на нее. Однако солдатик его не слушал, и тролль пригрозил отомстить ему.

Утром солдатик случайно выпал из открытого окна на мостовую, где его нашли уличные мальчишки. Они посадили его в бумажный кораблик и отправили плыть по канаве. Когда солдатик оказался под мостом, к нему подбежала большая наглая крыса и потребовала паспорт, однако солдатик ничего ей не ответил.

Вскоре кораблик намок, и солдатик начал тонуть. Его проглотила большая рыба, но все это время он лишь крепко сжимал свое ружье и не переставал думать о танцовщице.

Затем неожиданно блеснул свет – это пойманную рыбу купила и выпотрошила кухарка. Увидев солдатика, она вскрикнула от удивления и отнесла его в ту самую комнату, из которой началось его путешествие. Солдатик вновь увидел свою возлюбленную, которая все также стояла на одной ножке.

Неожиданно мальчик схватил солдатика и бросил его в камин. Солдатик медленно таял, но не спускал глаз с танцовщицы. Вдруг резко распахнулась дверь, и танцовщица, подхваченная потоком воздуха, также оказалась в камине.

Утром служанка, вычищая камин, обнаружила в золе обгорелую блестку и кусочек олова в виде сердечка.

План пересказа

  1. Подарок на день рождения.
  2. Одноногий солдатик
  3. Прекрасная танцовщица.
  4. Месть злого тролля.
  5. Солдатик оказывается на мостовой.
  6. Плаванье по канаве.
  7. Встреча с крысой.
  8. В животе у большой рыбы.
  9. Чудесное спасение и возвращение домой.
  10. Смерть солдатика и танцовщицы.

Главная мысль

Жизнь бессмысленна без любви.

Чему учит

Сказка учит даже в самых сложных жизненных обстоятельствах не опускать руки и не сдаваться, верить в лучшее, и упорно двигаться к своей цели.

Отзыв

Солдатик в сказке является настоящим образцом мужества и стойкости. Понравилось, как он безропотно сносил все удары судьбы, но при этом сохранил любовь к танцовщице.

Рисунок-иллюстрация к сказке Стойкий оловянный солдатик.

Пословицы

  • Лучше умереть стоя, чем жить на коленях.
  • Одному не страшно, а двоим веселее.
  • Любовь в огне не горит, и в воде не тонет.

Что понравилось

Понравилась стойкость солдатика, его внутренняя сила, но хотелось бы, чтобы в сказке был счастливый конец, и после всех перенесенных испытаний солдатик обрел счастье с танцовщицей.

Тест по сказке

Доска почёта

Чтобы попасть сюда — пройдите тест.

    

  • Kit Titov

    10/10

  • Алина Дашкова-Рамазанова

    10/10

  • Елена Косова

    10/10

  • Alina Grinina

    8/10

  • Svetlana Kraeva

    9/10

  • Юлия Чиркова(Серебрякова)

    10/10

  • Ирина Дубошина

    10/10

  • Марина Никифорова

    10/10

  • Анна Перелыгина

    9/10

  • Антон Микерников

    8/10

Рейтинг читательского дневника

Средняя оценка: 4.5. Всего получено оценок: 43.

Сказочные миры Антона Ломаева («Кот в сапогах», «Стойкий оловянный солдатик»)

В 2001 году Ломаев был удостоен премии «Странник» в номинации «Лучший художник» за обложки к книгам Тэда Уильямса и Терри Брукса в серии «Наследники Толкина» издательства Азбука.
Динамичные композиции, выразительность лиц и жестов, яркость без пестроты, любовное отношение к деталям – все это выдает незаурядное мастерство художника. В 2001 году за иллюстрации к романам Толкина и Ван Зайчика Антон Ломаев получил премию Всероссийского конгресса фантастов «Странник» в номинации «Художник-иллюстратор».

Я не буду рассказывать о художнике. Лучше меня о своем творчестве расскажет он сам.Скажу только, что это один из моих любимейших современных художников-иллюстраторов. Привожу здесь интересные выдержки из конференции с Антоном Ломаевым на сайте babyblog.ru (полностью всю конференцию можно прочитать на сайте здесь):

— С чего начинается ваш рисунок? Складывается ли у вас сразу целостный образ, или начинаете с какой-то детали, и потом она обрастает подробностями?
—  Я уже довольно долго работал в издательской сфере, когда в составе делегации от книжного Петербурга попал на ярмарку книги в город Лейпциг. Мы там славно проводили время, особенно в литературной пьющей среде в гостинице по вечерам. И вот я бродил по книжным развалам, бесконечным и разнообразным, и день на пятый я загрустил в этом разнообразии от собственной малости, тщетности усилий и прочих мыслей, навеянных бурными вечеринками в этом старинном городе. Ходил-ходил, и доходился до простой мысли, что мне ничего не мешает не ожидая «вкусного» заказа от издателя сделать то, что мне на самом деле хочется. Предельно откровенно искренне, и невзирая на стереотипы современных тенденций в иллюстрации, модности и «хорошего» вкуса. Для подобного прорыва в своей судьбе я выбрал «Русалочку», книгу, тронувшую меня в детстве. Приехал в Россию и тут же стал работать. Книга вышла сентиментальная, «женская» но и искренняя с моей стороны. Это решение, принятое в Лейпциге, серьезно изменило мою жизнь. С тех пор я все меньше и меньше работаю на заказ, пытаюсь жить и работать в жанре иллюстрации как художник, а не ремесленник.

— Здравствуйте, Антон! Иллюстрация на обложке «Стойкого оловянного солдатика» немного напоминает картинку из «Азбуки» Бенуа — «Игрушки».
— Мне очень нравится Бенуа, как и вообще круг художников «Мира искусства». Думаю, это доказывает моя последняя работа — «Принцесса на горошине». Но с источником вдохновения вы совсем не угадали. Незадолго до начала работы над «Оловянным солдатиком» моя подруга Лиза из Германии, где она живет, привезла мне в подарок каталог одного немецкого музея быта. Там было все о немецком старом доме, в том числе и о игрушках. Признаюсь, что эта книжка меня вдохновляла и питала во время работы.

— Какую главную функцию должна выполнять детская иллюстрация?
— Детская иллюстрация, как мне кажется, должна развивать воображение. Это в идеале. Хотя тут все не просто, ведь яркий образ может заслонить собственную фантазию ребенка.

— Вы очень красиво рисуете людей, особенно женщин. Некоторые просто как с иконы сошли. Такая красота и энергетика от них. Есть ли у них прототипы или это собирательные образы? Влюбляетесь ли вы в своих героинь?
— Как правило, образ собирательный. Но вот в «Диких лебедях» есть в качестве прообраза реальный человек — дочка моего однокурсника Елизавета Коробейникова. Влюбиться в неё по понятным причинам я не могу, но во внешности у неё многое меня завораживает. Правда, она все эти годы после выхода книги стремительно меняется, успела из девочки превратиться в красивую женщину. В книге — эхо её прежней внешности.

Дам еще ссылку на хороший ресурс: страница художника в интернете, где вы можете наблюдать, какие творения этого мастера уже увидели свет, а над какими ведется работа — Антон Ломаев.

А ниже вы можете посмотреть полностью две сказки с илл. Антона Ломаева.
Если вы помните, я долго искала сборники сказок Андерсена и Перро, таких, чтобы устраивали меня по содержанию (полнота сказок и перевод) и по художественному оформлению. Но таких, к сожалению, пока еще нет. Но издатели радуют нас выпуском штучных сказок в таких шедевральных творениях.
Устоять против иллюстраций Антона Ломаева я не смогла :))

*************************************
«Кот в сапогах». Ну как я могла не купить сказку про кота в таком исполнении? :))) Тем более, кот такой желтоглазый и щекастый…на моего Лёню похож!

Кот в сапогах в Лабиринте
В Озоне
В Read.ru

*************************************
Со сказкой «Стойкий оловянный солдатик» у меня особые отношения. В детстве у меня была тоненькая книжка, которую я прочитала в 6 лет. После первого прочтения у меня встал такой ком в горле, который и сейчас возникает сразу, едва я вспоминаю про эту сказку. С тех пор, с 6 лет, я ее не перечитывала. Но сейчас эта сказка, проиллюстрированная Антоном Ломаевым, обретает для меня какое-то новое звучание…слезы наворачиваются в глазах еще и от образов, так великолепно созданных художником.

Стойкий оловянный солдатик в Лабиринте
В Озоне
В Read.ru

Другие книги с илл. Ломаева:
В Лабиринте

В Озоне
  

Стойкий оловянный солдатик — Сказки Андерсена: читать с картинками, иллюстрациями

Стойкий оловянный солдатик (сказка)


Жили-были однажды двадцать пять оловянных солдатиков, которых отлили из одной большой оловянной ложки, и поэтому все они были похожи, словно братья, с ружьями на плечах и в одинаковых красно-синих мундирчиках. Все, кроме последнего, двадцать пятого… На него не хватило олова, и поэтому у него была лишь одна нога. Но на этой единственной ноге он стоял так же твердо, как остальные на двух.

Стойкий Оловянный Солдатик любил маленькую Танцовщицу, которая на одной ножке стояла перед своим игрушечным замком, — и, если глядеть из коробки, в которой жили солдатики, то казалось, что у нее тоже всего одна нога. Солдатик думал, что из нее выйдет для него идеальная жена.

Но Тролль, живущий в табакерке, старый и мудрый, приревновал красавицу к маленькому Оловянному Солдатику и напророчил ему страшную беду.

Но Оловянный Солдатик был стойким и не обращал на него внимания.
И вот по вине ли злого Тролля или само собой случилось вот что. На следующее утро, когда Солдатик стоял на подоконнике, порыв ветра внезапно сдул его, и он полетел вниз, прямо на мостовую, где застрял между двумя булыжниками.

Маленький мальчик, хозяин игрушек, и горничная вышли на улицу и долго искали солдатика. Но, хотя они едва не наступили на него, все же так и не увидели… Вскоре пошел дождик, и им пришлось вернуться в дом. А Оловянный Солдатик лежал на мостовой и грустил. Ведь он не знал, увидит ли когда-нибудь вновь свою прекрасную Танцовщицу…

Когда дождь кончился, на улице появились двое мальчишек.
— Гляди-ка, оловянный солдатик! — сказал один. — Давай отправим его в плавание!
И вот они смастерили из газеты лодочку, посадили в нее Солдатика и пустили плыть в сточную канаву.

— Боже, сохрани меня! — думал Оловянный Солдатик. — Что за ужасные волны, да и течение такое сильное!
Но, невзирая на страх, он стоял все так же прямо и стойко.
А лодочка все плыла и плыла по сточной канаве и вдруг скользнула в канализационную трубу. Там была тьма хоть глаз выколи, и бедный маленький Солдатик ровным счетом ничего не видел.
«Куда я плыву? — думал он. — Во всем виноват этот злобный Тролль. О, если бы только моя маленькая Танцовщица была со мною, то я стал бы в десять раз храбрее!»

А лодочка плыла все вперед и вперед, и вот впереди забрезжил свет. Вода из трубы, оказывается, утекала прямо в речку. И лодочка завертелась волчком, а с нею вместе и Оловянный Солдатик. И вот бумажная лодочка черпнула бортом воды, намокла и начала тонуть.
Когда вода сомкнулась над его головой, Солдатик подумал о маленькой танцовщице… Тут бумага совсем размокла. Но вдруг Солдатика проглотила большая рыба.

В желудке у рыбы было еще темнее, чем в канализационной трубе, но мужество не покидало Солдатика. И тут рыба начала метаться и дергаться.

Но вот рыба затихла, потом блеснул яркий свет и чей-то голос воскликнул: — Смотрите, это солдатик!

Оказывается, рыбу поймали, отнесли на рынок, а там ее купила повариха из того самого дома, где начались все приключения нашего Солдатика. Его снова отнесли в детскую, где его уже дожидалась маленькая Танцовщица.


— КОНЕЦ —

История стойкого оловянного солдатика — Рассказ Ганса Христиана Андерсена

История стойкого оловянного солдатика была впервые опубликована в октябре 1838 года в книге Андерсена Сказки, рассказанные детям: новое собрание, первый буклет . Он появился вместе с рассказами «Маргаритка» и «Дикие лебеди», но впоследствии оказался гораздо более популярным, чем обе эти сказки, и сегодня входит в число самых известных произведений Андерсена.Интересно, что это была первая сочиненная им сказка, не имевшая ни литературного образца, ни народного сказочного источника. Его также часто считают автобиографическим, когда солдат рассматривается как воплощение неловкости Андерсена по отношению к женщинам и отчуждения от общества.

Стойкий оловянный солдатик был адаптирован еще в 1934 году как мультфильм Cinecolor. Пожалуй, наиболее известным он был в Disney Fantasia (2000), во время которого версия сказки должна быть установлена ​​на первую часть Концерта для фортепиано с оркестром No.2 фа мажор Дмитрия Шостаковича. Революционная на момент публикации из-за отсутствия морализаторства, эта сказка сейчас рассматривается академиками как парадигма «литературной народной сказки».


История стойкого оловянного солдатика

Рассказ Ганса Христиана Андерсена


Жили-были когда-то двадцать пять оловянных солдатиков, все они были братьями, как будто их отлили из старой оловянной ложки. Все они несли на плечах пистолеты и смотрели прямо вперед, и у всех была одинаковая элегантная форма, красная и синяя.Первыми словами, которые они услышали, увидев дневной свет, когда крышка была снята с коробки, в которую они были упакованы, были: «Оловянные солдатики!» Эти слова произнес маленький мальчик, который получил их в подарок на день рождения и от радости хлопнул в ладоши; Затем он выложил их рядовые на стол. Один солдат был в точности похож на другого: только один, которого бросили последним, когда олова не хватило, не был похож на своих братьев, потому что у него была только одна нога; тем не менее, он так же твердо стоял на одной ноге, как и другие на двух; и именно он прославился.

На столе, где они стояли, было много других игрушек; но что бросалось в глаза больше всего, так это красивый замок из бумаги. Через его окошечки можно было заглядывать в комнаты. Перед замком стояли деревца вокруг чистого озера, сделанного зеркалом. По ней плавали и отражались лебеди из воска. Все это было очень красиво, но самой красивой из всех была маленькая леди, стоявшая в открытой двери замка; она была вырезана из бумаги, но на ней было платье из белоснежного муслина, и на плечах, как шарф, был закреплен кусок узкой голубой ленты, а на ней была закреплена блестящая роза из мишуры, размером с все ее лицо. .Маленькая леди протянула обе руки, потому что она была танцовщицей; и поскольку она подняла одну ногу высоко, так что оловянный солдатик не мог ее видеть, он подумал, что у нее только одна нога, как у него.

Стойкий оловянный солдатик, иллюстрация Максвелла Армфилда

«Это мне жена», — подумал он; «Но она очень велика; она живет в замке, а у меня есть только ящик, который я делю с двадцатилетними; это не место для нее. Но я должен познакомиться с ней ». А потом он во весь рост лег за табакерку, стоявшую на столе; со своего места он мог видеть маленькую изящную даму, которая продолжала стоять на одной ноге, не теряя равновесия.

Ночью всех остальных оловянных солдатиков положили обратно в свои ящики, и жители дома легли спать. Теперь игрушки начали играть, посещать, воевать и ходить на балы. Оловянные солдатики дребезжали в ящике, потому что хотели поучаствовать в играх, но не могли поднять крышку. Щелкунчики кувыркались, грифельный карандаш развлекался на грифельной доске; они так шумели, что канарейка проснулась и заговорила, причем даже стихами. Оловянный солдатик и танцовщица остались на своих местах.Она стояла на цыпочках, вытянув руку; он твердо стоял на одной ноге, ни на мгновение не сводя с нее глаз. Когда часы пробили двенадцать, крышка табакерки распахнулась; в нем не было табака, но все было сделано маленьким черным троллем, «валетом из коробки».

«Оловянный солдатик, — сказал тролль, — ты не сводишь глаз с себя?»

Стойкий оловянный солдатик, иллюстрация Чарльза Робинсона

оловянный солдатик сделал вид, что не слышит этого.

«Хорошо; подожди до завтра, — сказал тролль.

Когда наступило утро и дети встали, оловянного солдатика поставили на подоконник; Вдруг, будь то тролль или сквозняк, окно распахнулось, и солдат с третьего этажа сломя голову упал на улицу. Это было ужасное падение! Подняв одну ногу в воздух, он стоял на шлеме, а его штык вонзился в землю между брусчаткой. Слуга и маленький мальчик сразу же спустились его искать; но хотя они были так близки к нему, что чуть не наступили на него, они не нашли его.Если бы оловянный солдатик закричал: «Вот я!» они бы наверняка нашли его; но он считал неуместным кричать вслух, потому что был в форме.

Затем пошел дождь, сначала очень небольшой, но вскоре перерос, пока не перешел в сильный ливень. Когда дождь утих, прошли двое уличных мальчишек.

«Смотри, там оловянный солдатик!» сказал один из них. «Давай дай ему парус!»

И сделали лодку из куска газеты, поместили в нее оловянного солдатика и позволили ему плыть по сточной канаве; оба мальчика подбежали и хлопали в ладоши.Храни нас небо! Какие волны были в сточной канаве и такое сильное течение, потому что дождь лил потоками. Бумажный кораблик качался вверх и вниз; иногда он поворачивался так быстро, что оловянный солдатик дрожал; но он оставался твердым, не шевелил ни единой мускулатурой и смотрел прямо вперед, держа пистолет на плече. Внезапно лодку загнали в длинный сток, и там стало так же темно, как в его ящике.

«Куда я пойду?» он думал.«Это вина черного тролля. Ах! если бы только маленькая леди сидела здесь со мной в лодке, тогда я не возражал бы, насколько темно было «.

Потом пришла большая водяная крыса, которая жила в канализации.

«У тебя есть пропуск?» — спросила крыса. «Дайте мне пропуск!

Но оловянный солдатик молчал и крепче держал ружье. Лодка помчалась дальше; крыса последовала за ним, скрежетав зубами и крича щепкам и соломе: «Остановите его, остановите его! Он не заплатил за проезд! он не показал свой пас! »

Стойкий оловянный солдатик, иллюстрация Артура Ракхана

Течение становилось все сильнее и сильнее; оловянный солдатик уже видел дневной свет там, где заканчивался слив; но он также услышал рев, достаточно сильный, чтобы напугать храброго человека.Подумать только: там, где кончился сток, вода хлынула в большой канал, для него так же опасно, как для нас быть перенесенным через большой водопад. Он был уже так близко к ней, что остановиться было невозможно. Лодка понеслась дальше; бедный оловянный солдатик держался изо всех сил; никто не мог сказать о нем, что он моргнул. Лодка быстро обернулась три или четыре раза и была заполнена водой до краев; он должен утонуть. Оловянный солдатик по шею стоял в воде; все глубже и глубже опускалась лодка, все больше и больше промокала бумага; затем вода закрыла голову солдата.Он подумал о милой маленькой танцовщице, которую никогда больше не увидит, и в его ухе прозвучало:

Прощай, солдат, верный и храбрый,
Ничего не может спасти твоя жизнь.

Тогда бумажный кораблик развалился, и оловянного солдатика, тонущего в воде, подхватила большая рыба.

Внутри рыбы действительно было очень темно, намного темнее, чем в водостоке, и к тому же он был ужасно узким, но оловянный солдатик оставался твердым и лег во весь рост, крепко держа ружье на плече.

Рыба металась и делала самые необычные движения; наконец стало тихо; казалось, будто через него прошла вспышка молнии, появился средь бела дня и голос закричал: «оловянный солдатик!» Рыбу поймали и отправили на рынок; там его продали и принесли на кухню, где повар только что разрезал его большим ножом. Двумя пальцами она обхватила оловянного солдатика посередине и понесла его наверх, чтобы показать всем чудесного человека, который путешествовал в желудке рыбы; но оловянный солдатик не гордился собой.Они положили его на стол, и вот — какие странные вещи происходят в этом мире! — он оказался в той же самой комнате, где был раньше! Он увидел тех же детей и те же игрушки на столе; был еще и красивый замок с милой маленькой танцовщицей. Она стояла на одной ноге, а другую высоко подняла в воздух: она тоже была непоколебима. Оловянный солдатик был очень тронут и чуть не пролил оловянные слезы, но для солдата это было не к лицу. Он посмотрел на нее, но ничего не сказал.

Внезапно один из маленьких мальчиков схватил оловянного солдатика и бросил его в печь, не объясняя никаких причин для такого странного поведения! Опять же, это, должно быть, был виноват тролль в табакерке! Оловянный солдатик стоял там на ярком свете и чувствовал невыносимый жар, но он не знал, был ли этот жар вызван настоящим огнем или любовью.Его цвета исчезли, но никто не мог сказать, произошло ли это во время его путешествия или причиной этого было горе. Он посмотрел на маленькую леди, и она посмотрела на него, и он почувствовал, что тает, но все еще стоял с пистолетом в руке. Вдруг дверь распахнулась, ветер унес танцовщицу, и она, как сильфида, влетела в печь к оловянному солдатику, вспыхнула и мгновенно исчезла. Оловянный солдатик превратился в комок, и когда на следующее утро служанка расчистила золу, она нашла его в форме маленького оловянного сердечка.От маленькой танцовщицы осталась только роза из мишуры, которая была обожжена черным, как уголь.

Сказки Ганса Христиана Андерсена в иллюстрациях Кей Нильсен


Сохранить

Сохранить

Сохранить

Стойкий оловянный солдатик — Enchanted Lion Books

НАГРАДЫ И ОТЗЫВЫ

★ «Угловые изображения Юна в смешанной технике, окрашенные в жирный красный, черный и серый цвета, подчеркивают стойкость солдата и опасности, с которыми он сталкивается.»—ЗВЕЗДНЫЙ ОБЗОР, Publishers Weekly


» Знаменитая история любви, верности и потерь Ганса Христиана Андерсена «Стойкий оловянный солдатик» пересказывается Джухи Юн с использованием классического мастерства гравюры с авангардным оттенком. В серой шкале с яркими алыми пятнами история солдата и балерины разворачивается, сохраняя все трагическое достоинство оригинала, наполняя свежую и волнующую атмосферу ожидания и эмоций, идеально подходящую для тех, кто впервые переживает путешествие оловянного солдатика. или пятидесятый.»- Предисловие Обзоры


» Юн правдиво пересказывает литературную сказку Андерсена в сдержанной прозе и великолепных иллюстрациях, созданных с помощью ручного рисунка, рельефной печати и компьютерных техник. История одноногого игрушечного солдатика, который влюбляется в бумажную балерину и случайно отправляется в серию приключений, безусловно, имеет свои мрачные моменты, и искусство Юна ― с его многослойными узорами и текстурами, ограниченной палитрой (красный, черный и серый), и динамические перспективы упиваются ими…. Искусство Юна с его намеренно статичным ощущением, несмотря на все эти привлекающие внимание узоры, вызывает самую суть сказки Андерсена: трагедию стойкости и вынужденной пассивности солдата ». ― Катрина Хедин, The Horn Book


«…
совершенно потрясающе». — Салли Морган, «Любопытный читатель» (Глен-Рок, штат Нью-Джерси)

«В этой сказке есть любовь, зависть, приключения и традиционный трагический андерсеновский финал. Юн пересказал историю для нового поколения читателей и проиллюстрировал ее своим характерным характером. смешанная графика в графическом стиле.Выполненные в ограниченной палитре, интенсивные визуальные элементы дополняют высокую драматичность сюжета, а детализация и использование перспективы изящны. Есть много других книжных версий этой истории, но Юн предлагает свежий взгляд и доступное повествование. … Эта творческая и привлекательная интерпретация классической истории обязательна для любого сказочного сборника ». — Крис Хики, Городская библиотека Колумбуса, Журнал школьной библиотеки


Я такой любитель всего, что делает [ДжуХи Юн], и это меня не разочаровало.Она прекрасно создает увлекательную историю, используя черный, белый, красный и серебристый цвета в графических формах, текстуре и красивом стиле ». — Читающий ниндзя

ВАМ ТАКЖЕ МОЖЕТ ПОНРАВИТЬСЯ

Тигр, который станет королем
Звериный стих
Пиноккио: история происхождения
00 THE Velve ОЛОВЯННЫЙ СОЛДАТИК. Рисунок Артура Шика для

Плакат с изображением УСТОЙЧИВОГО ОЛОВЯННОГО СОЛДАТА.Рисунок Артура Шика к сказке Ганса Христиана

УСТОЙЧИВОЙ ОЛОВНОЙ СОЛДАТ.
Рисунок Артура Шика к сказке Ганса Христиана Андерсена

Идентификатор носителя 12319981

19 век
, Андерсен
, Артур
, Байонет
, Христианин
, Датский
, Сказка
, Ганс
, Иллюстрация
, Полк
, Солдат
, Стойкий оловянный солдатик
, Шик
, Войска

A1 (84×59 см) Плакат

Бумага для плакатов архивного качества, идеально подходит для печати больших изображений

проверить

Гарантия идеального качества пикселей

проверить

Сделано из высококачественных материалов

проверить

Профессиональное качество отделки

проверить

Размер продукта 59.4 x 84,1 см (прибл.)

Плакат A1 (84 x 59 см, 33 x 23 дюйма), напечатанный на атласной плакатной бумаге плотностью 170 г / м2. Надежно упаковывается, скручивается и вставляется в прочный почтовый тубус, и отправка отслеживается. Плакаты имеют сопоставимое архивное качество с нашими фотографиями, они просто печатаются на более тонкой плакатной бумаге. Хотя мы используем только фотографические принты в наших рамках, вы можете обрамлять плакаты, если они тщательно поддерживаются, чтобы предотвратить провисание со временем.

Код товара dmcs_12319981_73045_0

Это изображение доступно в виде
Печать в рамке
, Премиум обрамление
, Фотографическая печать
, Пазл
, Печать на холсте
, Печать плакатов
, Сумка
, Фото кружка
, Поздравительные открытки
, Диванная подушка
, Металл Печать
, Репродукция картин
, Установленное фото
, Стеклянная рамка
, Акриловый блок
, Печать в рамке
, Коврик для мыши
, Стеклянные коврики
, Стеклянная подставка

Водяной знак не появляется на готовой продукции

Полный диапазон художественной печати

Наши стандартные фотоотпечатки (идеально подходят для кадрирования) отправляются в тот же или на следующий рабочий день, а большинство других товаров отправляется на несколько дней позже.

Печать в рамке (65,66 — 335,67 долларов)

Наши современные репродукции в рамке профессионально сделаны и готовы повесить на вашу стену

Premium Framing (131,34 — 423,24 доллара)

Наши превосходные фоторамки премиум-класса профессионально изготовлены и готовы повесить на вашу стену

Фотопечать (10,20–72,96 долларов)

Наши фотопринты напечатаны на прочной бумаге архивного качества для яркого воспроизведения и идеально подходят для кадрирования.

Пазл (40 долларов.85 — 55,45 долл. США)

Пазлы — идеальный подарок на любой случай

Canvas Print (43,77 — 321,08 долларов)

Профессионально сделанные, готовые к развешиванию Печать на холсте — отличный способ добавить цвет, глубину и текстуру в любое пространство.

Печать плакатов (16,04–87,56 долларов)

Бумага для плакатов архивного качества, идеально подходит для печати больших изображений

Большая сумка (43,71 доллара)

Наши сумки-тоут изготовлены из мягкой прочной ткани и оснащены ремнем для удобной переноски.

Фотокружка (14,58 $)

Наслаждайтесь любимым напитком из кружки, украшенной любимым изображением. Сентиментальные и практичные персонализированные фотокружки станут идеальным подарком для близких, друзей или коллег по работе

Поздравительные открытки (8,71–17,50 долларов)

Поздравительные открытки для дней рождения, свадеб, юбилеев, выпускных, благодарностей и многого другого

Подушка (36,47 — 65,66 долларов)

Украсьте свое пространство декоративными мягкими подушками

Metal Print (86 долларов.11 — 436,39 долл. США)

Изготовленные из прочного металла и роскошной техники печати, металлические принты оживляют изображения и добавляют современный вид любому пространству

Репродукция изобразительного искусства (43,77 доллара — 291,89 доллара)

Наши репродукции репродукций произведений искусства соответствуют стандартам самых критичных музейных хранителей, что делает их еще лучше, чем оригинальные произведения искусства с мягкой текстурированной естественной поверхностью.

Фото (18,96 — 189,72 долларов)

Фотопринты поставляются в держателе для карт с индивидуальным вырезом и готовы к обрамлению

Стеклянная рамка (33 долл.55 — 100,71 долл. США)
Крепления из закаленного стекла
идеально подходят для настенного дисплея, а меньшие размеры также можно использовать отдельно с помощью встроенной подставки.

Acrylic Blox (43,77–72,96 долларов)

Обтекаемая, современная односторонняя привлекательная настольная печать

Печать в рамке (65,66 — 364,86 долларов)

Наш оригинальный ассортимент британских принтов в рамке со скошенным краем

Коврик для мыши (20,42 доллара США)

Фотопечать архивного качества на прочном коврике для мыши с нескользящей подложкой.Работает со всеми компьютерными мышками.

Стеклянные коврики (72,96 $)

Набор из 4 стеклянных ковриков. Элегантное полированное безопасное стекло и термостойкое. Также доступны подходящие подстаканники

Glass Coaster (11,66 долларов США)

Индивидуальная подставка под стекло. Элегантное полированное безопасное закаленное стекло и подходящие термостойкие коврики также доступны

«Кроличьи уши: стойкий оловянный солдатик» (видео, 1985)

Всегда любили сказки, и Ганс Христиан Андерсен был и до сих пор считается одним из мастеров этого типа историй.Только рассказы братьев Гримм, хотя их подход был другим и имел тенденцию быть более мрачным, приближаются к рассказам Андерсена. «Непоколебимый оловянный солдатик» — одна из его самых известных, и хотя другие его истории трогают меня больше (особенно «Гадкий утенок»), эта история всегда была прекрасной и так будет всегда.

Она хорошо прошла в анимации, адаптация «Timeless Tales from Hallmark» — одна из лучших из этого сериала, и ее обработка в «Fantasia 2000» на музыку Стоостаковича тоже была неплохой, если поспешно.Однако для меня эта адаптация является окончательной анимационной адаптацией, и я не думаю, что история в целом была адаптирована лучше, чем здесь. «Стойкий оловянный солдатик» — это вторая история Андерсена, адаптированная Rabbit Ears Productions, первая из которых — «Гадкий утенок» (тоже замечательный), и является претендентом на их лучшую адаптацию Андерсена, и для меня это также одна из лучших в целом. .

«Стойкий оловянный солдатик» выглядит прекрасно. Это просто, но элегантно и идеально подходит для рассказа, который сам по себе довольно прост.Использование цвета, симпатичный, но не слишком большой дизайн персонажей, не слишком редкое внимание к деталям и то, как все плавно перемещается от каждого кадра к следующему, и никогда не дешевый рисунок — это здорово. Точно так же с поразительным и не злоупотребляющим использованием стиля анимации компании для их детских литературных анимационных адаптаций, это часть.

Музыка обладает сдержанной красотой, присутствует, но при этом не прибегает к напыщенности, громким навязчивым звуковым эффектам и используется постоянно.Демонстрирует замечательную способность делать такое простое использование инструментов и гармонии интересным и таким образом поднимающим настроение, особенно ближе к концу. Письмо обладает очарованием и остротой в характерном для Андерсена стиле, прекрасно сочетающимся со словами. Очарование и острота также передаются, и тем более в повествовании, которое хорошо продумано и детализировано, никогда не скучно и не торопливо. Концовка вызвала у меня слезы на глазах, и это хорошо, как всегда, с детства, но еще больше, когда взрослый понимает всю глубину этого.

Повествование Джереми Айронса является здесь большим плюсом. Я очень хорошо знаком с его озвучкой из фильмов / телевидения и аудиокнигами (например, «Brideshead Revisited», «Lolita»), как его поклонник, и долгое время считал его одним из величайших, когда дело касалось повествования. «Стойкий оловянный солдатик» абсолютно ничего не меняет, такое сочувствие и нюанс прекрасных слов (некоторые из них произнесены таким образом, что придает им новое значение), произнесенного этим безошибочным и «слушающим часами» голосом его.

В целом, просто замечательно. Одна из самых важных вещей в сериале. 10/10

Приходите посмотреть классическую сказку

Одна из радостей просмотра молодежного театра Fort Wayne Youtheatre — это увидеть, как дети работают вместе, чтобы представить законченную историю. Действия и костюмы являются его частью, но волшебство действительно происходит, когда сцена становится окном в новый мир.

Постоянный художник Харви Кокс — одна из причин, по которой происходит это сценическое волшебство, и когда он отвечает за оживление коробки детских игрушек, можно поспорить, что это будет качественная постановка.«Стойкий оловянный солдатик» — это спектакль, который будет представлен в предстоящий праздничный сезон в Театре «Черный ящик» в Центре искусства и культуры Ауэра, 300 E. Main St. человек, известный своими сказками, такими как Русалочка и Гадкий утенок.

В сказке «Стойкий оловянный солдатик» маленький игрушечный военнослужащий пытается убедить симпатичную балерину в своей привязанности. В оригинальной истории за солдатом следует множество испытаний, когда он сначала пытается убедить, а затем пытается защитить танцора от вреда.Молодежный театр Форт-Уэйна сосредоточится на том, чтобы придать этой истории рождественский колорит. Будут праздничные гимны, а также танцы и множество игрушек. Со всей музыкой и весельем на сцене он превратит театр-коробку в живую выставку игрушек. Частью представления станет специальный танец, поставленный балетом Fort Wayne Ballet, а также армия оловянных солдатиков, которую изображают молодые актеры в форме. На воскресном спектакле (14:00) выступят также камерные певцы Детского хора Форт-Уэйна.«Стойкий оловянный солдатик» был первоначально представлен молодежным театром Форт-Уэйна в 1934 году как самый первый спектакль. Харви Кокс возродил спектакль к 80--й годовщине -го юбилея молодежного театра и будет также выступать в качестве режиссера. Не бойтесь — диалоги, использованные в этой пьесе, будут полностью современными, и зрителям не составит труда разобраться в сюжете.

Приглашаем гостей посетить любое из четырех представлений, которые состоятся 19 декабря (19:00), 20 (11:00 и 14:00) и 21 (14:00).м.). Те, кто посетит представление на 19 th , также приглашаются на вечеринку перед игрой (18:00 в Artlink). Чтобы узнать больше о ценах на билеты, времени проведения шоу или узнать больше о спектакле, посетите веб-страницу Fort Wayne Youtheatre и прокрутите вниз до «Стойкий оловянный солдатик».

Ганс Христиан Андерсен: отец современной сказки

Терри Виндлинг

Принято считать, что все сказки — это сказки из народной традиции, с незапамятных времен передаваемые сказочниками из поколения в поколение.Хотя это правда, что большинство сказок уходит корнями в устный фольклор, в большей или меньшей степени многие из самых известных историй на самом деле пришли к нам из литературных источников. В предыдущем посте мы рассмотрели литературные сказки Италии 16 века (написанные Страпаролой и Базилем) и салонные сказки Франции 17 и 18 веков (мадам Д’Ольнуа, Шарль Перро и др.). Здесь мы обращаемся к Дании XIX века, где Ганс Христиан Андерсен (1805-1875) сочинил одни из самых любимых сказок всех времен: Русалочка, Дикие лебеди, Принцесса на горошине, Новая книга императора. Одежда, Соловей, Трутовик, Гадкий утенок, Стойкий оловянный солдатик, Красные башмаки, Елка, Снежная королева (его шедевр) и многие другие.(1)

Собственная жизнь Ганса Христиана Андерсена напоминала сказку, поскольку он родился в семье бедного сапожника и умер богатым и знаменитым человеком, известным во всем мире, близким из королей и королев. Хотя сегодня Андерсен известен прежде всего как писатель рассказов для детей, при жизни он также прославился своими другими литературными произведениями, в том числе шестью романами, пятью путевыми журналами, тремя мемуарами и многочисленными стихами и пьесами. Современный образ Андерсена (изображенный в слащавом фильме «» Ганса Христиана Андерсена «» 1952 года с Дэнни Кейем в главной роли) — это простой, невинный, детский прядильщик сказок, персонаж одного из его собственных рассказов.Однако письма и дневники Андерсена и его современников рисуют картину совершенно другого человека: остроумного, амбициозного писателя с тяжелым прошлым, любовью к высшему свету и измученной душой. Точно так же сказки Андерсена, когда их читают на датском оригинале (или в хороших, полных переводах), намного сложнее и многослойнее, чем простые детские басни, которыми они стали во слишком многих переведенных изданиях, пересказах и адаптациях для СМИ. . Писатель не был невинным наивным пересказом фантазий, которые шептали феи; он был серьезным художником, искусным литературным мастером, проницательным наблюдателем человеческой натуры и общественной жизни Дании XIX века.

Чтение прозы Андерсена после взросления с сокращенными и измененными версиями его рассказов может быть удивительным опытом — очень похоже на чтение хитрого, подрывного Питера Пэна Дж. М. Барри в оригинале. И Андерсен, и Барри писали детские рассказы, в которые они тщательно, умело встроили комедию, социальную критику, сатиру и философию, нацеленные на взрослых читателей. Андерсен стал пионером этого стиля, и такие писатели, как Барри, в долгу перед ним, как и многие современные детские писатели, в том числе Джейн Йолен, Роальд Даль, Дайана Винн Джонс, Филип Пуллман и Дж.К. Роулинг — произведения которой полюбились взрослым читателям. «Я хватаюсь за идею для взрослых, — объяснил Андерсен, — а затем рассказываю историю малышам, всегда помня, что отец и мать часто слушают, и вы также должны дать им что-то для их разума». Его сказки можно читать просто как волшебные приключения, но для взыскательного читателя они содержат гораздо больше, ощетинившись персонажами, взятыми из собственной жизни Андерсена и из множества миров, через которые он прошел на своем замечательном жизненном пути.

Подобно Гадкому утенку, родившемуся на скромном утином дворе, которому суждено было стать лебедем, Андерсен родился в семье бедного сапожника в городе Оденсе, где семья делила одну комнату и жила впроголодь. существование. Еда была всегда, но никогда не хватало; книги на полке, а денег на гимназию нет. Вместо этого Андерсена отправили в школу для бедных, где он должен был научиться ремеслу.

Высокий и неуклюжий, плохо ладящий с другими детьми, мальчик проводил время за чтением, сновидениями, шитьем из обрезков костюмов для своего кукольного театра и бродил в дверях городского театра, когда в город приезжали странствующие игроки.В то время Оденсе был провинциальным городом, уходящим корнями в сельское прошлое, с живыми традициями датского фольклора и красочными народными представлениями. В книге «Правдивая история моей жизни » Андерсен рассказывает, как в юности он узнал датские народные сказки от старушек в прядильной комнате психиатрической больницы, где работала его бабушка. «Они считали меня чудесным умным ребенком, — вспоминает он, — слишком умным, чтобы жить долго, и вознаградили мое красноречие, рассказав мне сказки, и передо мной возник мир, столь же богатый, как мир Тысячи и одной ночи .»Арабские сказки » Тысячи и одной ночи «также зажгли воображение мальчика, поскольку это была одна из немногих драгоценных книг, принадлежащих отцу Андерсена.

Андерсен начал писать в раннем возрасте (необычная забота для мальчика его класса), но его истинным желанием было выйти на сцену в качестве актера, танцора или певца. Он запоминал сцены из пьес и стихов и любил декламировать их всем, кто слушал; он также обладал прекрасным певческим голосом (он был известен как Соловей Оденсе), и этот талант, в частности, начал открывать двери для него.Мальчика приглашали петь на званых обедах в домах богатых людей, где его не по годам развитость в сочетании с потрепанной внешностью вызывали не только восхищение, но и восхищение. Это был первый вкус Андерсена к высшему обществу (как его называли в те дни жесткого классового разделения), вкус, который он никогда не терял, когда впоследствии поднялся в высшие круги Дании.

Когда Андерсену было 11 лет, его отец умер, оставив семью более бедной, чем когда-либо, и мальчика отправили на заводские работы, на которых он проработал всего несколько дней.В 1819 году, в возрасте 14 лет, он покинул дом и Оденсе в целом, отправившись один в Копенгаген, чтобы заработать себе славу и состояние. Решив присоединиться к Королевскому театру, он представился директору театра, который прямо посоветовал необразованной молодежи пойти домой и изучить ремесло. Неустрашимый мальчик разыскал известного критика, а затем прима-балерину города, обе прогнали неряшливого мальчишку и велели ему идти домой. Отчаявшись, у него заканчивались деньги, Андерсен приставал ко всем светилам, о которых только мог подумать, пока не оказался на пороге Джузеппе Сибони, директора Королевской хоровой школы.Кристоф Вейз, опытный композитор, в тот день ужинал с Сибони. Он сам поднялся из бедности и сжалился над мальчиком. Вейсе быстро собрал сумму денег, которая позволила Андерсену снять дешевую комнату и учиться у Сибони и других людей, связанных с Королевским театром.

Так начался новый период в жизни Андерсена. Днем он учился и слонялся в театре, общаясь с некоторыми из самых известных мужчин и женщин Золотого века Дании; по ночам он жил в жалкой комнатушке в одном из самых убогих районов города, часто обходясь без еды и тратя те небольшие деньги, которые у него были, на книги.Как и в Оденсе, мальчика призывали петь и декламировать на известных званых обедах — и снова хозяева часто улыбались за его собственный счет. Помощь, которую он получал в течение следующих трех лет, была спорадической и ненадежной, ее никогда не было достаточно, чтобы удержать голод от двери, оказываемой со смесью щедрости и снисходительности, оставившей неизгладимый след в психике Андерсена. (Он использовал этот опыт годы спустя, создавая такие сказки, как Русалочка , в которых героиня подчиняется потерям и боли, чтобы перейти в другой мир — только чтобы обнаружить, что ее никогда полностью не примут, не полюбят. , или понял.)

И все же, несмотря на пережитые им невзгоды и унижения, молодой Андерсен был взволнован тем, что встал на путь театральной карьеры … по крайней мере, он так думал. Он разучивал сцены из известных пьес, пробовал свои силы в написании трагедии, начал заниматься танцами в балетной школе Королевского театра. Но к 17 годам его голос изменился; его неуклюжее телосложение оказалось неподходящим для балета. Его отчислили из школы, заявили, что у него нет будущего на сцене.

Другой юноша, чем Ганс Христиан Андерсен, мог бы рассыпаться под этим ударом, но на протяжении всей своей жизни он обладал поразительной (даже досадной) степенью уверенности и никогда не терял веры в свою ценность, как бы часто он ни сталкивался с отвержением.

Будучи преисполнен решимости добиться успеха в датском театре, но отстраненный от театральной карьеры, Андерсен сосредоточился на своем оставшемся таланте: он стал писателем пьес. Он уже представил одну пьесу в Королевский театр, но она была немедленно отклонена.Теперь мальчик накатал еще один спектакль, на этот раз историческую трагедию. Его тоже отвергли. Тем не менее, в пьесе был проблеск надежды, и это привлекло к нему внимание Йонаса Коллина, влиятельного придворного чиновника и финансового директора Королевского театра. Коллин понял то, что заметили все: мальчик был серьезно огорчен отсутствием формального образования. Коллин, однако, решил что-то сделать, чтобы решить проблему Андерсена, организовав образовательный фонд, который будет оплачиваться королем Дании.

Андерсена отправили в гимназию в городке Слагельсе, в 57 милях от Копенгагена на западе Зеландии. Он был на шесть лет старше своих однокурсников, сильно отставал от них в общем образовании и по темпераменту не подходил для долгих дней сидения в классе. Тем не менее он продолжал настаивать, решив доказать, что достоин интереса Коллина, покровительства короля и веры своего небольшого круга сторонников еще в Копенгагене. (2)

Но жизнь изучающего грамматику окажется особенно трудной даже для юноши, жизнь которого до сих пор была нелегкой.Директор школы Андерсена был педагогом, который мог сошёл бы со страниц романа Диккенса, любил насмешками, унижением и презрением, чтобы заставить своих учеников учиться. Он был особенно жесток по отношению к мечтательному юному Андерсену, решившему подавить гордость, тщеславие мальчика и особенно его высокие амбиции — и научить его тому, что его место в мире (из-за его происхождения) должно быть скромным. В частности, Андерсену строго запрещалось «заниматься» творчеством, например писательским, — лишением, которое мальчик, писавший с детства, находил особенно тяжелым.

В течение четырех лет Андерсен терпел эту тиранию, страдал, беспокоился, что сходит с ума, и писал домой отчаянные письма, которые Джонас Коллин спокойно отвергал как подростковые жалости к себе. В 1826 году, в возрасте 21 года, эмоции Андерсена вскипели; он бросил вызов своему директору, написав стихотворение под названием «Умирающий ребенок».

Основанное на общей теме девятнадцатого века (в дни высокой детской смертности), это стихотворение было необычно тем, что рассказывалось с точки зрения ребенка, и оно вызывало навязчивую печаль, подпитываемую собственными страданиями автора.Директор школы Андерсена объявил это стихотворение чушью (оно стало одним из самых известных стихотворений века) и обрушил на Андерсена такие оскорбления, что молодой учитель испугался. Учитель поговорил напрямую с Джонасом Коллином, и Коллин быстро вытащил Андерсена из школы. Андерсена преследовали кошмары своего директора на всю оставшуюся жизнь.

Андерсену теперь разрешили вернуться в Копенгаген, где он жил в маленькой чистой комнате на чердаке, учился с частными репетиторами и поочередно обедал с Коллинзами и другими известными семьями.Его особая привязанность к семье Коллинов укрепилась в этот период и станет постоянным источником радости и боли в последующие годы. Йонаса он любил как второго отца; пятеро детей Коллинза были ему дороги, как братья и сестры; А Коллинзы, в свою очередь, привыкли к этому странному молодому человеку, сидящему у их очага. Ученые Андерсена много писали о сложных отношениях, которые он установил с семьей, которые были столпами датского общества и находились в высших придворных кругах.Йонас Коллин поддерживал Андерсена одновременно и щедро, и непоколебимо, и семья Коллина обеспечила молодого человека семьей и стабильностью, которых он так жаждал. Но хотя они открыли для него свой дом, включали его в семейные собрания и помогали ему бесчисленным количеством способов, Андерсену никогда не позволяли забыть, что он не был полностью одним из них, поскольку он не был членом их класса. Даже в дни его всемирной известности, когда он был дома с семьей Коллинз, он все еще был сыном сапожника из Оденсе…. благотворительный мальчик Королевского театра … Маленькая спичка, прижавшаяся носом к стеклу окна богатой семьи.

Самыми сложными были отношения Андерсена с сыном Йонаса Эдвардом, который был не только ближайшим другом Андерсена, но и (как теперь считают ученые Андерсена) большой любовью всей жизни Андерсена. Ответ Эдварда Андерсену, напротив, был флегматичным и несентиментальным. Он выражал свою преданность Андерсену неустанными актами практической помощи, но всегда сдерживал небольшую часть себя от своего друга.Это символизировалось отказом Эдварда использовать знакомое местоимение Du, вместо этого настаивая на формальном De. «Если ты забудешь обстоятельства моего рождения, — пронзительно писал Андерсен Эдварду, — и всегда будешь для меня тем, чем я являюсь для тебя, ты найдешь во мне самого честного и отзывчивого друга». Это не помогло. Эдвард придерживался формального De на всю оставшуюся жизнь.

Через год после своего возвращения в Копенгаген Андерсен сел в своей маленькой комнатке на чердаке и написал свою первую книгу, Пеший тур от канала Холмен до Восточной точки гнева .Хотя название звучит (намеренно) как книга о путешествиях, это умное и фантастическое произведение, написанное, когда ему было всего 22 года, следует за молодым поэтом по улицам Копенгагена в течение одной ночи. Не сумев заинтересовать издателя, Андерсен сам собрал средства для ее публикации — и книга стала хитом, быстро распродав весь ее тираж. Затем он написал пьесу, которую, к его радости, приняли в Королевском театре. Названный Любовь на башне Святого Николая , он оказался популярным.

Теперь Андерсен навсегда бросил учебу (сдав два университетских экзамена) и сосредоточился на написании и издании своего первого сборника стихов. Несмотря на это яркое начало, первые годы его карьеры были трудными — полны как минимумов, так и взлетов и омрачены антипатичными отзывами в датской прессе. Только когда его книги и стихи начали привлекать внимание за границей, особенно в Германии, критики начали серьезно относиться к нему на его родине.Эта смесь похвалы (из-за границы) и осуждения (дома) была обидной и сбивающей с толку Андерсена, как и смешанные сообщения о принятии и отвержении, которые он получал от своих друзей из высшего сословия. Он вырастил защитную броню остроумия, но вел учет каждого ранения, каждого удара; и в последующие годы одной похвалы было недостаточно, чтобы сбалансировать систему показателей. Он превратился в человека с двумя разными и противоречивыми сторонами своей натуры. В своих талантах он был в высшей степени уверен в себе, откровенно говорил о своих высоких амбициях и восхищался каждым успехом, что делало его чем-то странным для своих друзей (и высмеивало его враги) в социальной среде, где проявлялись признаки личного амбиции не одобрялись.Тем не менее, Андерсен мог быть чувствительным, эмоциональным и до изнурительной жажды одобрения. Это делало его временами раздражающим товарищем, но многие считали, что его дружба стоила усилий, поскольку он также был способен на большую теплоту, юмор, доброту и моменты удивительной мудрости.

Наиболее отчетливо мы видим эту сторону Андерсена в его сказках, которые он начал писать в возрасте 29 лет с большим волнением. В мае 1835 года был опубликован том, содержащий его первые четыре сказки ( Трутовик, Принцесса на горошине, Маленький Клаус и Большой Клаус, и Маленькие цветы Иды ), за которым последовал том из еще трех сказок. в следующем декабре.Ранние рассказы Андерсена более явно вдохновлены датскими народными сказками, чем его более поздние произведения, но ни один из них не является прямым, неприукрашенным пересказом датских народных сказок. Скорее, это оригинальные вымыслы, которые используют датский фольклор в качестве отправной точки, а затем направляются в смелые новые направления, заимствуя дальнейшее вдохновение из Тысячи и одной ночи , салонных сказок Франции семнадцатого века, немецких сказок, собранных братьями. Гримм и фантазии ETA Хоффман и другие работы.

Сегодня невозможно полностью понять сенсацию, которую вызвали эти маленькие рассказы, потому что ничего подобного им никогда не встречалось в датской литературе. Рассказы были революционными по нескольким причинам. По всей Европе область детской художественной литературы находилась в самом начале своего пути, и в ней по-прежнему преобладали скучные, благочестивые истории, предназначенные для обучения и воспитания моральных ценностей. Магические сказки Андерсена были богаты, как шоколадный торт после диеты из цельной кашицы, и повествовательный голос говорил с детьми фамильярно, тепло и заговорщически, а не проповедовал им свыше.Несмотря на повторяющиеся в сказках христианские образы (типичные для художественной литературы девятнадцатого века), это в высшей степени приземленные, анархические, иногда даже аморальные истории — комичные, циничные, фаталистические, по очереди, а не нравственно поучительные. И в отличие от народных сказок, собранных Гриммами, действие которых происходит когда-то в далеких странах, Андерсен развивал свои сказки в Копенгагене и других знакомых, современных условиях, смешивая фантастические описания с обычными обычными и вкладывая в предметы повседневного быта (игрушки, посуду и т. Д.) и т.п.) с личностями и магией.

Даже язык рассказов был свежим и радикальным, как указывает Джеки Вулльшлагер в Ганс Христиан Андерсен: Жизнь рассказчика :

«Сырой и неотшлифованный датский язык этих первых рассказов был настолько радикальным, что считался вульгарным в то время, когда литературная традиция требовала строгих, высокопарных настроений, подобных тем, которые практиковал драматург Хейберг. Андерсен, напротив, был намеренно прямым и прямолинейным. неофициальный.«

Андерсен тщательно продумывал повествование своих сказок, чтобы пробудить силу устного рассказывания историй, однако голос повествования является отличительным, а не безличным голосом большинства народных сказок. Он доводил свои рассказы до совершенства, читая их вслух в своем кругу общения, и многие званые обеды заканчивались тем, что как дети, так и взрослые требовали истории. Когда сказки Андерсена стали известны и полюбились, он стал очень востребован в качестве гостя на ужине, и он также начал получать просьбы прочитать его произведения публично.(3) Хотя ему не суждено было сделать актерскую карьеру, его юношеское театральное образование сослужило ему хорошую службу. Джордж Гриффен, американский дипломат, так писал о действиях Андерсена:

«Он замечательно хороший читатель, и его часто сравнивали в этом отношении с Диккенсом — Диккенс был в действительности превосходным читателем, но я склонен думать, что манеры Андерсена гораздо более впечатляющие и красноречивые. всегда читал в переполненных домах. Голос Диккенса, пожалуй, лучше подходил для сцены, чем для чтения.Он был сильнее и громче, чем у Андерсена, но совсем не такой мягкий и музыкальный. Я слышал, как Диккенс читал сцену у смертного одра Маленькой Нелл в Нью-Йорке, и я был тронут до слез, но я знал, что автор сам читает эту историю; но когда я услышал, как Андерсен прочитал рассказ о Девочке со спичками, я совсем не подумал об авторе, а заплакал, как ребенок, не сознавая всего, что меня окружало ».

Джордж Гриффен был не единственным взрослым, доведенным до слез рассказами Андерсена, которые были поразительными, свежими и актуальными в том смысле, который мы можем только представить, теперь, когда рассказы Андерсена приобрели налет возраста и знакомости.Читателей девятнадцатого века особенно впечатлило то, как сказки давали голос бессильным — молодым, бедным, очень старым — и наполняли их особой силой, мудростью и связью с миром природы (в отличие от уловки. разума или безумия общества). Герда, например, идет против своей соперницы (богатой, ослепительной, холодно интеллектуальной Снежной Королевы), вооруженная только своей молодостью и состраданием; в The Emperor’s New Clothes ребенок проявляет больше мудрости, чем Король.Мы находим эту тему в традиционных народных сказках (добросердечная крестьянская девочка или мальчик, доброта которых приносит им богатство или корону), но Андерсен дал таким фигурам новую жизнь, поместив их в современную обстановку, добавив элементы острой социальной критики в их рассказы. .

Вульшлагер помещает этот аспект сказок в контекст, отмечая, что:

«Андерсен был продуктом своего времени — романтизма, возрождения духа воображения и роста демократических идей — в обращении к ребенку во взрослом через изменение перспективы, позволяя ребенку, или игрушку, или, позже, животное на ферме, чтобы говорить своим голосом и чувствами.При этом он присоединился к более широкому движению культурной децентрализации, которое начало доминировать в Европе и Америке в начале девятнадцатого века. В Дании Блихер впервые дал голос ютландским крестьянам; в Британии сельские темы, региональная речь и образы крестьянской жизни в романах сэра Вальтера Скотта сформировали викторианский роман; Через Атлантику Джеймс Фенимор Купер нарисовал картины жизни первопроходцев и американских индейцев в прериях. Внезапно бедные и бедные стали приемлемыми предметами литературы.Важнейший вклад Андерсена и Диккенса в 1830-х и 1840-х годах заключался в том, чтобы сосредоточить внимание на детях, еще одной традиционно немой и угнетенной группе. Стремление высказаться, заявить о равенстве талантов и эмоциональных потребностей … было движущей силой для писателей нового девятнадцатого века, которые не происходили из благородных городских слоев, и ни один не пришел из столь бедного и необразованного происхождения, как Андерсен ».

Когда Андерсену было 33 года, призрак бедности навсегда исчез из его жизни, когда король Дании наградил писателя ежегодной пожизненной стипендией.Теперь он больше не зависел ни от друзей, ни от капризов читающей публики; теперь он мог писать, что хотел, и на время отложил написание романов, которые были его хлебом с маслом, и сосредоточился на сказках и произведениях для своего любимого театра. Всего Андерсен написал двести десять сказок, опубликованных за свою жизнь. Сказки были переведены по всей Европе, а затем разошлись по миру, сделав его самым известным скандинавским писателем своего времени.Перед ним открылись двери дворянских домов, и он странствовал от загородной усадьбы к загородной усадьбе, периодически возвращаясь в Копенгаген, к Коллинзам и Королевскому театру.

Он также много путешествовал за границу, что необычно для датчанина его времени, и опубликовал несколько популярных книг о своих путешествиях. Он особенно любил южную Италию и Веймар (ныне часть Германии), и он был в тесной, важной дружбе с любящим литературу принцем Веймара. В Касселе (также часть Германии) он представился фольклористу Якобу Гримму, а затем сбежал, огорченный, потому что Гримм никогда не слышал о его рассказах.Вильгельм Гримм, у которого было , читало сказки Андерсена, позже разыскал его в Копенгагене, и Андерсон очень подружился с братьями Гримм и их кружком любителей фольклора Касселя.

Андерсен совершил свое первое путешествие в Англию в 1847 году. Его рассказы вышли на английском языке в четырех разных томах в 1846 году, и, несмотря на неизменно плохие переводы, они были очень любимы читателями викторианской эпохи. Чарльз Диккенс был его поклонником, и он решил встретиться с Андерсеном, подарив датскому писателю подписанные копии его собрания сочинений.Эти двое поддерживали теплую переписку, пока в следующее путешествие Андерсена Диккенс не пригласил его в свой загородный дом в Кенте. Визит обернулся катастрофой. Время было ужасным, поскольку брак Диккенса был на грани краха, а Андерсен, никогда не замечавший напряженности в семье, оказался нуждающимся гостем. После отъезда Андерсена Диккенс повесил на стене комнаты для гостей табличку: «Ганс Христиан Андерсен проспал в этой комнате пять недель, что показалось семье ВРЕМЯ». Сам Андерсен никогда не понимал, почему он больше никогда не слышал о Диккенсе.

Частично проблема заключалась в том, что Андерсен практически не говорил по-английски («По-английски он — приют для глухонемых», — усмехнулся Диккенс другу), из-за чего лондонское общество считало писателя чем-то вроде простака. Кроме того, его рассказы были переведены на английский язык переводчиками с ограниченными литературными навыками, работающими с немецких текстов, а не с оригинального датского. Таким образом, версии сказок, которые были лучше всего известны английским читателям (проблема, которая сохраняется в некоторых современных изданиях), были проще, слаще, менее комичны и ироничны, чем те, которые на самом деле написал Андерсен.

Из-за отсутствия изысканности в английском тексте Андерсена считали писателем только для детей, вопреки его более широкой репутации в остальной Европе. Его тихое, растерянное поведение во время путешествия по Англии (из-за его неспособности к общению) сделало умного и остроумного Андерсена таким же наивным и детским, как и его рассказы — и родился миф, позже изображенный в фильме актером Дэнни. Кэй. Сам Андерсен выступал против того, чтобы его считали человеком, который всю свою жизнь провел с детьми, когда он возражал против проектов статуи, окружавшей его кругом тиков.«Я сказал громко и ясно, что я недоволен … что мои рассказы были в той же степени для пожилых людей, как и для детей, которые понимали только внешние атрибуты и не понимали и не принимали всю работу, пока они не стали зрелыми — что наивность была лишь частью моих сказок, именно юмор придавал им особый оттенок ».

Хотя юмор Андерсена действительно является характерной чертой сказок (если они хорошо переведены), то, что многие читатели больше всего помнят в творчестве Андерсена, — это его подавляющая грусть.Спичка умирает, Русалочку предает ее принц (4), Елка лежит брошенной после Рождества, вздыхая о былой славе. Даже сказки, которые заканчиваются счастливо — «Снежная королева», «Гадкий утенок», Дюймовочка, «Дикие лебеди» — душераздирающе изображают страдания, пережитые на этом пути.

В детстве я находил чтение сказок Андерсена особенно мучительным занятием — и все же я перечитывал их снова и снова, меня привлекало и тревожило их непоколебимое изображение боли.В замечательном эссе под названием «В трансе собственной личности» (5) Дебора Айзенберг обсуждает опыт чтения Андерсена «Снежная королева :

».

«Лихорадочная ясность и движущая сила [рассказа] достигаются за счет нервов читателя. Особенно утомительны претензии к читателю со стороны как Кая, так и Герды. Которая, как Герда, не была изгнана из привычных удобств Из-за ухода или бегства любимого человека? И какой ребенок не был смущен ежедневным трудом с невозможными препятствиями и проблемами? Кто не был вынужден согласиться с желанием, которое не может утолить ничто, кроме цели?

«С другой стороны, кто не испытал какой-либо меры или какой-либо элемент отчаяния Кая? Кто не был в тот или иной момент парализован и отчужден, когда его аппетит и привязанность к жизни улетучиваются?.. Кто хотя бы ненадолго не отступил в сияющую герметичную крепость, из которой весь остальной мир кажется замороженным и бесцветным? Кто не добивался разрушительного вмешательства? Кто не принимал интенсивность за значимость? Какому приверженцу искусства не было отказано в благословении искусства? И кто, отказываясь в сочувствии от своего недостойного «я», не был облагорожен сочувствием любящего друга? »

Подавленная страсть — еще одна тема, которая находится чуть ниже поверхности сказок Андерсена.Наиболее отчетливо мы видим эту тему в «Непоколебимый оловянный солдатик», , написанном в 1838 году. Джоан Г. Хаар пишет в «Оксфордский спутник сказок »:

«Эта история необычна среди ранних сказок Андерсена, как по своему акценту на чувственном желании, так и по своей двусмысленности. Слепая судьба, а не намерение, определяет все события. Более того, повествование ставит под сомнение саму приличие, которое оно восхваляет. Пассивное принятие оловянным солдатиком все, что с ним происходит, демонстрирует пиетистские идеалы самоотречения, но также способствует его гибели.Если бы он говорил и действовал, солдат мог бы обрести жизнь и любовь. Однако, сдерживаемый запретами и условностями, он находит только трагедию и смерть. Сказку часто читают автобиографически, где солдат рассматривается как символ того, что Андерсен испытывает чувство неполноценности по отношению к женщинам, его пассивное принятие буржуазных классовых взглядов или его чувство отчуждения как художника и аутсайдера от полноценного участия в повседневной жизни ».

Сам Андерсен был физически неуклюжим и невзрачным человеком («Я не добьюсь успеха с моей внешностью, — однажды написал он, оценивая себя с откровенной честностью, — поэтому я использую все, что доступно»), и он был склонен к укрывательству страсти к людям, которых у него никогда не было.Публично Андерсен при жизни ухаживал за двумя женщинами: сестрой своего друга-студента, которая вскоре обручилась с другой, и шведской певицей Дженни Линд, которая могла предложить ему только дружбу. (Он написал для нее свою прекрасную сказку Соловей .)

В частном порядке, он был более одержим мужчинами: сначала Эдвардом Коллинзом, затем молодым студентом-богословом, и, наконец, в последние годы своей жизни, красивым молодым артистом балета, последний из которых вернул его интерес, по крайней мере, к в некоторой степени.Это был аспект его жизни, который долгое время игнорировался учеными Андерсена, пока Вулльшлагер не исследовал его влияние на творчество писателя в книге Ганс Христиан Андерсен: Жизнь повествования , отметив, как боль его скрытого, социально неприемлемого гомосексуализма усугублялась. много психологического бремени, которое нес на себе бедняк.

Жизнь Андерсена во многих отношениях была трагичной — и все же, как персонаж одной из своих сказок, он обладал даром превращать солому в золото: превращать печали и радости своего жизненного пути в истории, которые мы все еще любим сегодня.

В 1867 году, когда ему было 62 года, Ганс Христиан Андерсен вернулся в Оденсе. Пел хор, и весь город был освещен в его честь. «Надо мной висит звезда удачи», — написал однажды Андерсен. «Тысячи заслужили это больше, чем я; часто я не могу понять, почему это добро должно было быть удостоено меня среди стольких тысяч. Но если звезда зайдет, даже когда я пишу эти строки, пусть будет так; все же я могу сказать он засиял, и я получил богатую долю «.

Андерсен умер в 1875 году, и его рассказы живут.

Примечания

(1) Для целей этой статьи я предполагаю, что читатели знакомы с этими сказками. Он-лайн копии сказок можно найти на http://hca.gilead.org.il/.

(2) Сюда входили такие люди, как адмирал Вульф (датский переводчик Шекспира) и Берхард Северин Ингеманн (великий датский поэт-романтик), которые видели искру в грубом, необразованном мальчике и останутся его друзьями на всю жизнь.

(3) Несмотря на свою склонность к рисовальным комнатам высшего класса, Андерсен был одним из первых датских авторов, которые читали для Ассоциации рабочих, обращаясь к восторженной аудитории, состоящей из рабочих мужчин и женщин.По этой причине Ассоциация рабочих сформировала почетный караул на его похоронах.

(4) В рассказе Андерсена принц предает Русалочку, забирая человеческую невесту, заставляя ее умереть и стать пеной на море. Студия Disney существенно изменила сюжет при создании своего мультфильма.

(5) Опубликовано в Зеркало, Зеркало на стене: писательницы исследуют свои любимые сказки , под редакцией Кейт Бернхеймер, 1998.

Дополнительная литература

Романов:

  • Соловей Кара Далки
  • Девушка, которая ступала на буханку Кэтрин Дэвис
  • Седьмой лебедь Николас Стюарт Грей
  • Снежная королева Эйлин Кернаган
  • Дикие лебеди Пег Керр
  • Дочь леса Джульетта Марилье
  • Лебединое крыло от Урсулы Синдж
  • Снежная королева Джоан Виндж: современная классика научной фантастики

Рассказы:

  • Из Белоснежка, кроваво-красный : «Снежная королева» Патрисии А.Маккиллип
  • Из Black Heart, Ivory Bones : «Ты, спичка» Джойс Кэрол Оутс
  • из Черный лебедь, Белый ворон :
    • «Искры» Грегори Фроста
    • «Непоколебимый» Нэнси Кресс
  • Из Серебряная береза, Кровавая луна : «Морская ведьма» Мелиссы Ли Шоу
  • из Рубиновые туфли, Золотые слезы :
    • «Настоящая принцесса» Сьюзан Палвик
    • «Девушка со спичками» Анны Бишоп
  • из Безрукая дева :
    • «Муки любви» Джейн Гардам
    • «Одеяние из хризантем» Кара Далки
  • Из Чудо-женщины : «Стойкий оловянный солдатик» Джоан Виндж
  • Из журнала Realms of Fantasy , октябрь 2002 г .: «В саду ведьмы» Наоми Критцер

Поэзия:

  • Цикл стихов «Снежная королева» в сборнике «Кровяное давление » Сандры М.Гилберт

Сказки Андерсена в переводе:

  • Сказки Ганса Христиана Андерсена , перевод Реджинальда Спинка, иллюстрации У. Хита Робинсона

Художественная литература:

  • Ганс Христиан Андерсен: Жизнь рассказчика Джеки Вулльшлагер
  • Ганс Христиан Андерсен: История его жизни и творчества: 1805-75 Элиас Бредсдорф
  • Дневники Ганса Христиана Андерсена, переведены и отредактированы Патрисией Л.Конрой и Свен Л. Россель
  • Удивительные вырезки из бумаги Ганса Христиана Андерсена Бет Вагнер Бруст
  • «В самосознании» Деборы Айзенберг и «Лед, снег, стекло» А.С. Байатт: очерки, опубликованные в журнале «Зеркало », «Зеркало на стене: писательницы изучают свои любимые сказки» , под редакцией Кейт Бернхеймер,
  • .

Похожие сообщения:

Однажды в сказке: краткая история сказок для взрослых и О Дж.М. Барри и Питер Пэн .

Авторские права и авторские права:

Художники указаны в подписях к фотографиям. (Наведите курсор на изображения, чтобы увидеть их.) Все права принадлежат художникам или их владениям.

Вышеупомянутый текст впервые появился в журнале The Journal of Mythic Arts и Realms of Fantasy (2003). Воспроизведение без разрешения автора запрещено.Для получения информации о получении разрешения перейдите сюда.

Рассказ о храбром оловянном солдатике, который после смерти воссоединяется со своей любовью.

Оригинальный перевод

Было когда-то двадцать пять оловянных солдатиков. Все они были братьями, рожденными от одной старой оловянной ложки. Они вскинули мушкеты и смотрели прямо перед собой, великолепно одетые в красную и синюю униформу.

Первое, что они услышали в мире, было: «Оловянные солдатики!» Маленький мальчик прокричал это и хлопнул в ладоши, когда в его день рождения с коробки подняли крышку.Он сразу же поставил их на стол.

Все солдаты были похожи друг на друга, кроме одного. Он выглядел немного иначе, так как его бросили последним. Банка была короткой, так что у него была только одна ножка. Но он стоял так же устойчиво на одной ноге, как любой другой солдат на своих двух. Но видите ли, он будет замечательным.

На столе с солдатами было много других игрушек, и одна из них, которую нельзя было не заметить, была чудесным картонным замком. В нем были окошечки, через которые можно было заглядывать прямо внутрь.А перед замком росли миниатюрные деревья вокруг маленького зеркала, которое должно было изображать озеро. Плававшие на его поверхности восковые лебеди отражались в зеркале. Все это было очень красиво, но самой красивой была маленькая леди, стоявшая в дверях замка. Хотя она была бумажной куклой, на ней было платье из самой пушистой марли. Крохотная голубая лента перекинулась через ее плечо вместо шарфа, а посередине сиял блесток размером с ее лицо. Маленькая леди протянула обе руки, как балерина, и одна нога была поднята за ней так высоко, что оловянный солдатик вообще не мог ее видеть, и он предположил, что у нее, должно быть, только одна нога, как и у него.

«Это была бы мне жена», — подумал он. «Но, может быть, она слишком велика. Она живет в замке. У меня есть только коробка с двадцатью четырьмя соседями, чтобы разделить ее. Это не место для нее. Но я должен попытаться познакомиться с ней ». Все еще такой же напряженный, как когда он стоял по стойке смирно, он лег на стол за табакеркой, где он мог любоваться изящной маленькой танцовщицей, которая стояла на одной ноге, никогда не теряя равновесия.

Когда наступил вечер, других оловянных солдатиков положили в свои ящики, и жители дома легли спать.Теперь игрушки начали играть между собой в визитах, в боях и в раздаче мячей. Оловянные солдатики тряслись в своей коробке, потому что они тоже хотели поиграть, но не могли открыть крышку. Щелкунчик кувыркался, а грифельный карандаш пищал на грифельной доске анекдоты. Игрушки издали такой шум, что разбудили канарейку, которая произнесла их стихотворную речь. Единственные двое, кто остались стоять, — оловянный солдатик и маленькая танцовщица. Никогда не отклоняясь от кончика пальца ноги, она протянула к нему руки, и оловянный солдатик был так же тверд на своей единственной ноге.Он ни разу не сводил с нее глаз.

Потом часы пробили двенадцать и — тук! — выскочила крышка табакерки. Но в нем не было табака, от «no-out» отскочил маленький черный жупел, дурачок из коробки.

«Оловянный солдатик», — сказал он. «Не могли бы вы приглядеться?» Оловянный солдатик сделал вид, что не слышит.

Жупел сказал: «Подожди до завтра».

Но когда наступило утро и дети встали, солдата поставили на подоконник.И то ли пугало, то ли порыв ветра, внезапно окно распахнулось, и солдат стремглав выскочил с третьего этажа. Он упал с головокружительной скоростью и первым приземлился на фуражку, его штык был зажат между камнями мостовой, а одна нога торчала прямо в воздухе. Горничная и маленький мальчик побежали искать его и, хотя они чуть не наступили на оловянного солдатика, прошли мимо, не заметив его. Если бы солдат крикнул: «Я здесь!» они наверняка нашли бы его, но он считал презренным поднимать шум, пока он был в своей униформе.

Вскоре пошел дождь. Капли падали все быстрее и быстрее, пока не упали целыми ведрами. Как только дождь утих, появились два молодых рапскальца.

«Привет, смотри!» один из них сказал: «Это оловянный солдатик. Давай отправим его в плавание.

Они сделали лодку из газеты, поместили в ее середину оловянного солдатика, и он пошел вниз по сточной канаве, а рядом с ним бежали два молодых рапскальона и хлопали в ладоши. Небеса! Как плещутся волны и как быстро вода бежит по сточной канаве.Не забывайте, что только что шел дождь полными ведрами. Бумажный кораблик качался и качался, а иногда и кружился так быстро, что у солдата кружилась голова. Но он стоял как никогда твердо. Ни разу не вздрогнув, он смотрел прямо и держал ружье на уровне плеч. Внезапно лодка ринулась под длинную доску, над которой был забит желоб. Было темно, как в будке солдата.

«Куда я могу пойти?» — подумал солдат. «Это должно быть месть этого черного пугала.Ах! Если бы со мной была маленькая леди, здесь могло бы быть вдвое темнее, хотя мне было бы все равно ».

Оттуда выскочила большая водяная крыса, которая жила под доской водостока.

«У вас есть паспорт?» сказала крыса. «Передать его.»

Солдат молчал и крепче сжимал мушкет. Он бросился на лодку, и крыса последовала за ней, скрипя зубами, когда он звал палки и соломинки:

«Остановите его! Остановите его! Он не платил за проезд. Паспорт не показал.«Но течение все сильнее и сильнее. Солдат мог видеть впереди дневной свет там, где кончалась доска, но он также слышал рев, который напугал бы самых храбрых из нас. Подожди! Прямо в конце этой планки водостока вода хлынула в большой канал. Для него это было так же опасно, как водопад для нас.

Он был так близко, что не мог остановиться. Лодка погрузилась в водоворот. Бедный оловянный солдатик стоял настолько стойко, насколько мог, и никто не может сказать, что он даже глазом моргнул.Лодка трижды крутилась. Он наполнился до верха — и должен был утонуть. Вода доходила ему до шеи, а лодка продолжала спускаться, все глубже, глубже, глубже, а бумага становилась мягкой и вялой. Затем вода хлынула ему на голову. Он подумал о маленькой хорошенькой танцовщице, которую больше никогда не увидит, и в его ушах звенела старая-старая песня:

«Прощай, прощай, воин храбрый,

Никто не может тебя спасти от Смерти.

И вот бумажный кораблик сломался под ним, и солдат провалился насквозь.И как раз в этот момент его проглотила огромнейшая рыба.

Моя! как темно было внутри этой рыбы. Было темнее, чем под доской желоба, и было так тесно, но оловянный солдатик оставался стойким. Он лежал во весь рост, по-солдатски, с мушкетом на плече.

Затем рыба плюхнулась и забарахталась самым необъяснимым образом. Наконец он был совершенно неподвижен, и через некоторое время что-то пронзило его, как вспышка молнии. Оловянный солдатик снова увидел дневной свет и услышал голос: «Оловянный солдатик!» Рыбу поймали, отнесли на рынок, купили и принесли на кухню, где повар разрезал его своим большим ножом.

Она взяла солдата двумя пальцами и унесла его наверх. Все хотели увидеть этого замечательного путешественника, который путешествовал в рыбьем желудке, но оловянный солдатик этим не гордился. Они положили его на стол и — о чудо, какие любопытные вещи могут случиться в этом мире — вот он, снова в той же комнате, что и раньше. Он видел тех же детей, те же игрушки были на столе, и там был такой же прекрасный замок с прелестной маленькой танцовщицей. Она все еще балансировала на одной ноге, высоко подняв другую.Она тоже была стойкой. Это так тронуло солдата, что он заплакал бы оловянными слезами, только солдаты никогда не плачут. Он смотрел на нее, и она смотрела на него, но ни слова не было сказано. Когда у них все шло так хорошо, один из маленьких мальчиков схватил оловянного солдатика и бросил его в печь. Он сделал это без всякой причины. Должно быть, этот черный жупел в табакерке его подбил.

Там стоял оловянный солдатик, одетый в пламя. Он чувствовал ужасный жар, но он не знал, исходило ли оно от пламени или от его любви.Он потерял свои великолепные цвета, может быть, из-за тяжелого путешествия, может быть, из-за горя, никто не может сказать.

Он посмотрел на маленькую леди, и она посмотрела на него, и он почувствовал, что тает. Но он по-прежнему стоял твердо, держа мушкет на плече.

Затем дверь распахнулась. Порыв ветра ударил танцора. Она полетела, как сильфида, прямо в огонь с солдатом, вспыхнула в мгновение ока и исчезла. Оловянный солдатик растаял, и все превратилось в комок. На следующий день, когда служанка подняла пепел, она нашла его в форме маленького оловянного сердечка.Но от хорошенькой танцовщицы ничего не осталось, кроме ее блестки, и она была сожжена черным, как уголь.

Об этой сказке

«Стойкий оловянный солдатик» впервые был опубликован 2 октября 1838 г .; Eventyr, fortalte для Børn. Нью-Самлинг. Første Hefte. (Титул Дансих)

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *