Жар птица в какой сказке: Русская народная сказка «Сказка об Иване-царевиче, жар-птице и о сером волке»

Содержание

Русская народная сказка «Сказка об Иване-царевиче, жар-птице и о сером волке»

В некотором было царстве, в некотором государстве был-жил царь, по имени Выслав Андронович. У него было три сына-царевича: первый — Димитрий-царевич, другой — Василий-царевич, а третий — Иван-царевич.

У того царя Выслава Андроновича был сад такой богатый, что ни в котором государстве лучше того не было; в том саду росли разные дорогие деревья с плодами и без плодов, и была у царя одна яблоня любимая, и на той яблоне росли яблочки все золотые.

Повадилась к царю Выславу в сад летать жар-птица; на ней перья золотые, а глаза восточному хрусталю подобны. Летала она в тот сад каждую ночь и садилась на любимую Выслава-царя яблоню, срывала с нее золотые яблочки и опять улетала.

Царь Выслав Андронович весьма крушился о той яблоне, что жар-птица много яблок с нее сорвала; почему призвал к себе трех своих сыновей и сказал им:

— Дети мои любезные! Кто из вас может поймать в моем саду жар-птицу? Кто изловит ее живую, тому еще при жизни моей отдам половину царства, а по смерти и все.

Тогда дети его царевичи возопили единогласно:

— Милостивый государь-батюшка, ваше царское величество! Мы с великою радостью будет стараться поймать жар-птицу живую.

На первую ночь пошел караулить в сад Димитрий-царевич и, усевшись под ту яблоню, с которой жар-птица яблочки срывала, заснул и не слыхал, как та жар-птица прилетала и яблок весьма много ощипала.

Поутру царь Выслав Андронович призвал к себе своего сына Димитрия-царевича и спросил:

— Что, сын мой любезный, видел ли ты жар-птицу или нет?

Он родителю своему отвечал:

— Нет, милостивый государь-батюшка! Она эту ночь не прилетала.

На другую ночь пошел в сад караулить жар-птицу Василий-царевич. Он сел под ту же яблоню и, сидя час и другой ночи, заснул так крепко, что не слыхал, как жар-птица прилетала и яблочки щипала.

Поутру царь Выслав Призвал его к себе и спрашивал:

— Что, сын мой любезный, видел ли ты жар-птицу или нет?

— Милостивый государь-батюшка! Она эту ночь не прилетала.

На третью ночь пошел в сад караулить Иван-царевич и сел под ту же яблонь; сидит он час, другой и третий — вдруг осветило весь сад так, как бы он многими огнями освещен был: прилетела жар-птица, села на яблоню и начала щипать яблочки.

Иван-царевич подкрался к ней так искусно, что ухватил ее за хвост; однако не мог ее удержать: жар-птица вырвалась и полетела, и осталось у Ивана-царевича в руке только одно перо из хвоста, за которое он весьма крепко держался.

Поутру, лишь только царь Выслав от сна пробудился, Иван-царевич пошел к нему и отдал ему перышко жар-птицы.

Царь Выслав весьма был обрадован, что меньшому его сыну удалось хотя одно перо достать от жар-птицы.

Это перо было так чудно и светло, что ежели принесть его в темную горницу, то оно так сияло, как бы в том покое было зажжено великое множество свеч. Царь Выслав положил то перышко в свой кабинет как такую вещь, которая должна вечно храниться. С тех пор жар-птица не латала уже в сад.

Царь Выслав опять призвал к себе детей своих и говорил им:

— Дети мои любезные! Поезжайте, я даю вам свое благословение, отыщите жар-птицу и привезите ко мне живую; а что прежде я обещал, то, конечно, получит тот, кто жар-птицу ко мне привезет.

Димитрий и Василий-царевичи начали иметь злобу на меньшего своего брата Ивана-царевича, что ему удалось выдернуть у жар-птицы из хвоста перо; взяли они у отца своего благословение и поехали двое отыскивать жар-птицу.

А Иван-царевич также начал у родителя своего просить на то благословения. Царь Выслав сказал ему:

— Сын мой любезный, чадо мое милое! Ты еще молод и к такому дальнему и трудному пути непривычен; зачем тебе от меня отлучаться? Ведь братья твои и так поехали. Ну, ежели и ты от меня уедешь, и вы все трое долго не возвратитесь? Я уже при старости и хожу под богом; ежели во время отлучки вашей господь бог отымет мою жизнь, то кто вместо меня будет управлять моим царством? Тогда может сделаться бунт или несогласие между нашим народом, а унять будет некому; или неприятель под наши области подступит, а управлять войсками нашими будет некому.

Однако сколько царь Выслав ни старался удерживать Ивана-царевича, но никак не мог не отпустить его, по его неотступной просьбе. Иван-царевич взял у родителя своего благословение, выбрал себе коня, и поехал в путь, и ехал, сам не зная, куды едет.

Едучи путем-дорогою, близко ли, низко ли, высоко ли, скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается, наконец приехал он в чистое поле, в зеленые луга. А в чистом поле стоит столб, а на столбу написаны эти слова: «Кто поедет от столба сего прямо, тот будет голоден и холоден; кто поедет в правую сторону, тот будет здрав и жив, а конь его будет мертв; а кто поедет в левую сторону, тот сам будет убит, а конь его жив и здрав останется».

Иван-царевич прочел эту надпись и поехал в правую сторону, держа на уме: хотя конь его и убит будет, зато сам жив останется и со временем может достать себе другого коня.

Он ехал день, другой и третий — вдруг вышел ему навстречу пребольшой серый волк и сказал:

— Ох ты гой еси, младой юноша, Иван-царевич! Ведь ты читал, на столбе написано, что конь твой будет мертв; так зачем сюда едешь?

Волк вымолвил эти слова, разорвал коня Ивана-царевича надвое и пошел прочь в сторону.

Иван-царевич вельми сокрушался по своему коню, заплакал горько и пошел пеший.

Он шел целый день и устал несказанно и только что хотел присесть отдохнуть, вдруг нагнал его серый волк и сказал ему:

— Жаль мне тебя, Иван-царевич, что ты пеш изнурился; жаль мне и того, что я заел твоего доброго коня. Добро! Садись на меня, на серого волка, и скажи, куда тебя везти и зачем?

Иван-царевич сказал серому волку, куды ему ехать надобно; и серый волк помчался с ним пуще коня и чрез некоторое время как раз ночью привез Ивана-царевича к каменной стене не гораздо высокой, остановился и сказал:

— Ну, Иван-царевич, слезай с меня, с серого волка, и полезай через эту каменную стену; тут за стеною сад, а в том саду жар-птица сидит в золотой клетке. Ты жар-птицу возьми, а золотую клетку не трогай; ежели клетку возьмешь, то тебе оттуда не уйти будет: тебя тотчас поймают!

Иван-царевич перелез через каменную стену в сад, увидел жар-птицу в золотой клетке и очень на нее прельстился. Вынул птицу из клетки и пошел назад, да потом одумался и сказал сам себе:

— Что я взял жар-птицу без клетки, куда я ее посажу?

Воротился и лишь только снял золотую клетку — то вдруг пошел стук и гром по всему саду, ибо к той золотой клетке были струны приведены. Караульные тотчас проснулись, прибежали в сад, поймали Ивана-царевича с жар-птицею и привели к своему царю, которого звали Долматом.

Царь Долмат весьма разгневался на Ивана-царевича и вскричал на него громким и сердитым голосом:

— Как не стыдно тебе, младой юноша, воровать! Да кто ты таков, и которыя земли, и какого отца сын, и как тебя по имени зовут?

Иван-царевич ему молвил:

— Я есмь из царства Выславова, сын царя Выслава Андроновича, а зовут меня Иван-царевич. Твоя жар-птица повадилась к нам летать в сад по всякую ночь, и срывала с любимой отца моего яблони золотые яблочки, и почти все дерево испортила; для того послал меня мой родитель, чтобы сыскать жар-птицу и к нему привезть.

— Ох ты, младой юноша, Иван-царевич, — молвил царь Долмат, — пригоже ли так делать, как ты сделал? Ты бы пришел ко мне, я бы тебе жар-птицу честию отдал; а теперь хорошо ли будет, когда я разошлю во все государства о тебе объявить, как ты в моем государстве нечестно поступил? Однако слушай, Иван-царевич! Ежели ты сослужишь мне службу — съездишь за тридевять земель, в тридесятое государство, и достанешь мне от царя Афрона коня златогривого, то я тебя в твоей вине прощу и жар-птицу тебе с великою честью отдам; а ежели не сослужишь этой службы, то дам о тебе знать во все государства, что ты нечестный вор.

Иван-царевич пошел от царя Долмата в великой печали, обещая ему достать коня златогривого.

Пришел он к серому волку и рассказал ему обо всем, что ему царь Долмат говорил.

— Ох ты гой еси, младой юноша, Иван-царевич! — молвил ему серый волк. — Для чего ты слова моего не слушался и взял золотую клетку?

— Виноват я перед тобою, сказал волку Иван-царевич.

— Добро, быть так! — молвил серый волк. — Садись на меня, на серого волка; я тебя свезу, куды тебе надобно.

Иван-царевич сел серому волку на спину; а волк побежал так скоро, аки стрела, и бежал он долго ли, коротко ли, наконец прибежал в государство царя Афрона ночью.

И, пришедши к белокаменным царским конюшням, серый волк Ивану-царевичу сказал:

— Ступай, Иван-царевич, в эти белокаменные конюшни (теперь караульные конюхи все крепко спят!) и бери ты коня златогривого. Только тут на стене висит золотая узда, ты ее не бери, а то худо тебе будет.

Иван-царевич, вступя в белокаменные конюшни, взял коня и пошел было назад; но увидел на стене золотую узду и так на нее прельстился, что снял ее с гвоздя, и только что снял — как вдруг пошел гром и шум по всем конюшням, потому что к той узде были струны приведены. Караульные конюхи тотчас проснулись, прибежали, Ивана-царевича поймали и повели к царю Афрону.

Царь Афрон начал его спрашивать:

— Ох ты гой еси, младой юноша! Скажи мне, из которого ты государства, и которого отца сын, и как тебя по имени зовут?

На то отвечал ему Иван-царевич:

— Я сам из царства Выславова, сын царя Выслава Андроновича, а зовут меня Иваном-царевичем.

— Ох ты, младой юноша, Иван-царевич! — сказал ему царь Афрон. — Честного ли рыцаря это дело, которое ты сделал? Ты бы пришел ко мне, я бы тебе коня златогривого с честию отдал. А теперь хорошо ли тебе будет, когда я разошлю во все государства объявить, как ты нечестно в моем государстве поступил? Однако слушай, Иван-царевич! Ежели ты сослужишь мне службу и съездишь за тридевять земель, в тридесятое государство, и достанешь мне королевну Елену Прекрасную, в которую я давно и душою и сердцем влюбился, а достать не могу, то я тебе эту вину прощу и коня златогривого с золотою уздою честно отдам. А ежели этой службы мне не сослужишь, то я о тебе дам знать во все государства, что ты нечестный вор, и пропишу все, как ты в моем государстве дурно сделал.

Тогда Иван-царевич обещался царю Афрону королевну Елену Прекрасную достать, а сам пошел из палат его и горько заплакал.

Пришел к серому волку и рассказал все, что с ним случилося.

— Ох ты гой еси, младой юноша, Иван-царевич! — молвил ему серый волк. — Для чего ты слова моего не слушался и взял золотую узду?

— Виноват я пред тобою, — сказал волку Иван-царевич.

— Добро, быть так! — продолжал серый волк. — Садись на меня, на серого волка; я тебя свезу, куды тебе надобно.

Иван-царевич сел серому волку на спину; а волк побежал так скоро, как стрела, и бежал он, как бы в сказке сказать, недолгое время и, наконец, прибежал в государство королевны Елены Прекрасной.

И, пришедши к золотой решетке, которая окружала чудесный сад, волк сказал Ивану-царевичу:

— Ну, Иван-царевич, слезай теперь с меня, с серого волка, и ступай назад по той же дороге, по которой мы сюда пришли, и ожидай меня в чистом поле под зеленым дубом.

Иван-царевич пошел, куда ему велено. Серый же волк сел близ той золотой решетки и дожидался, покуда пойдет прогуляться в сад королевна Елена Прекрасная.

К вечеру, когда солнышко стало гораздо опущаться к западу, почему и в воздухе было не очень жарко, королевна Елена Прекрасная пошла в сад прогуливаться со своими нянюшками и с придворными боярынями. Когда она вошла в сад и подходила к тому месту, где серый волк сидел за решеткою, — вдруг серый волк перескочил через решетку в сад и ухватил королевну Елену Прекрасную, перескочил назад и побежал с нею что есть силы-мочи.

Прибежал в чистое поле под зеленый дуб, где его Иван-царевич дожидался, и сказал ему:

— Иван-царевич, садись поскорее на меня, на серого волка!

Иван-царевич, сел на него, а серый волк помчал их обоих к государству царя Афрона.

Няньки, и мамки, и все боярыни придворные, которые гуляли в саду с прекрасною королевною Еленою, побежали тотчас во дворец и послали в погоню, чтоб догнать серого волка; однако сколько гонцы ни гнались, не могли нагнать и воротились назад.

Иван-царевич, сидя на сером волке вместе с прекрасною королевною Еленою, возлюбил ее сердцем, а она Ивана-царевича; и когда серый волк прибежал в государство царя Афрона и Ивану-царевичу надобно было отвести прекрасную королевну Елену во дворец и отдать царю, тогда царевич весьма запечалился и начал слезно плакать.

Серый волк спросил его:

— О чем ты плачешь, Иван-царевич?

На то ему Иван-царевич отвечал:

— Друг мой, серый волк! Как мне, доброму молодцу, не плакать и не крушиться? Я сердцем возлюбил прекрасную королевну Елену, а теперь должен отдать ее царю Афрону за коня златогривого, а ежели ее не отдам, то царь Афрон обесчестит меня во всех государствах.

— Служил я тебе много, Иван-царевич, — сказал серый волк, — сослужу и эту службу. Слушай, Иван-царевич; я сделаюсь прекрасной королевной Еленой, и ты меня отведи к царю Афрону и возьми коня златогривого; он меня почтет за настоящую королевну. И когда ты сядешь на коня златогривого и уедешь далеко, тогда я выпрошусь у царя Афрона в чистое поле погулять; и как он меня отпустит с нянюшками, и с мамушками, и со всеми придворными боярынями и буду я с ними в чистом поле, тогда ты меня вспомяни — и я опять у тебя буду.

Серый волк вымолвил эти речи, ударился о сыру землю — и стал прекрасною королевною Еленою, так что никак и узнать нельзя, чтоб то не она была.

Иван-царевич взял серого волка, пошел во дворец к царю Афрону, а прекрасной королевне Елене велел дожидаться за городом.

Когда Иван-царевич пришел к царю Афрону с мнимою Еленою Прекрасною, то царь вельми возрадовался в сердце своем, что получил такое сокровище, которого он давно желал. Он принял ложную королевну, а коня златогривого вручил Ивану-царевичу.

Иван-царевич сел на того коня и выехал за город; посадил с собою Елену Прекрасную и поехал, держа путь к государству царя Долмата.

Серый же волк живет у царя Афрона день, другой и третий вместо прекрасной королевны Елены, а на четвертый день пришел к царю Афрону проситься в чистом поле погулять, чтоб разбить тоску-печаль лютую. Как возговорил ему царь Афрон:

— Ах, прекрасная моя королевна Елена! Я для тебя все сделаю, отпущу тебя в чистое поле погулять.

И тотчас приказал нянюшкам, и мамушкам, и всем придворным боярыням с прекрасною королевною идти в чистое поле гулять.

Иван же царевич ехал путем-дорогою с Еленою Прекрасною, разговаривал с нею и забыл было про серого волка; да потом вспомнил:

— Ах, где-то мой серый волк?

Вдруг откуда ни взялся — стал он перед Иваном-царевичем и сказал ему:

— Садись, Иван-царевич, на меня, на серого волка, а прекрасная королевна пусть едет на коне златогривом.

Иван-царевич сел на серого волка, и поехали они в государство царя Долмата. Ехали они долго ли, коротко ли и, доехав до того государства, за три версты от города остановились. Иван-царевич начал просить серого волка:

— Слушай ты, друг мой любезный, серый волк! Сослужил ты мне много служб, сослужи мне и последнюю, а служба твоя будет вот какая: не можешь ли ты оборотиться в коня златогривого наместо этого, потому что с этим златогривым конем мне расстаться не хочется.

Вдруг серый волк ударился о сырую землю — и стал конем златогривым.

Иван-царевич, оставя прекрасную королевну Елену в зеленом лугу, сел на серого волка и поехал во дворец к царю Долмату.

И как скоро туда приехал, царь Долмат увидел Ивана-царевича, что едет он на коне златогривом, весьма обрадовался, тотчас вышел из палат своих, встретил царевича на широком дворе, поцеловал его во уста сахарные, взял его за правую руку и повел в палаты белокаменные.

Царь Долмат для такой радости велел сотворить пир, и они сели за столы дубовые, за скатерти браные; пили, ели, забавлялися и веселилися ровно два дня, а на третий день царь Долмат вручил Ивану-царевичу жар-птицу с золотою клеткою.

Царевич взял жар-птицу, пошел за город, сел на коня златогривого вместе с прекрасной королевной Еленою и поехал в свое отечество, в государство царя Выслава Андроновича.

Царь же Долмат вздумал на другой день своего коня златогривого объездить в чистом поле; велел его оседлать, потом сел на него и поехал в чистое поле; и лишь только разъярил коня, как он сбросил с себя царя Долмата и, оборотясь по-прежнему в серого волка, побежал и нагнал Ивана-царевича.

— Иван-царевич! — сказал он. — Садись на меня, на серого волка, а королевна Елена Прекрасная пусть едет на коне златогривом.

Иван-царевич сел на серого волка, и поехали они в путь. Как скоро довез серый волк Ивана-царевича до тех мест, где его коня разорвал, он остановился и сказал:

— Ну, Иван-царевич, послужил я тебе довольно верою и правдою. Вот на сем месте разорвал я твоего коня надвое, до этого места и довез тебя. Слезай с меня, с серого волка, теперь есть у тебя конь златогривый, так ты сядь на него и поезжай, куда тебе надобно; а я тебе больше не слуга.

Серый волк вымолвил эти слова и побежал в сторону; а Иван-царевич заплакал горько по сером волке и поехал в путь свой с прекрасною королевною.

Долго ли, коротко ли ехал он с прекрасною королевною Еленою на коне златогривом и, не доехав до своего государства за двадцать верст, остановился, слез с коня и вместе с прекрасною королевною лег отдохнуть от солнечного зною под деревом; коня златогривого привязал к тому же дереву, а клетку с жар-птицею поставил подле себя.

Лежа на мягкой траве и ведя разговоры полюбовные, они крепко уснули.

В то самое время братья Ивана-царевича, Димитрий и Василий-царевичи, ездя по разным государствам и не найдя жар-птицы, возвращались в свое отечество с порожними руками; нечаянно наехали они на своего сонного брата Ивана-царевича с прекрасною королевною Еленою.

Увидя на траве коня златогривого и жар-птицу в золотой клетке, весьма на них прельстилися и вздумали брата своего Ивана-царевича убить до смерти.

Димитрий-царевич вынул из ножон меч свой, заколол Ивана-царевича и изрубил его на мелкие части; потом разбудил прекрасную королевну Елену и начал ее спрашивать:

— Прекрасная девица! Которого ты государства, и какого отца дочь, и как тебя по имени зовут?

Прекрасная королевна Елена, увидя Ивана-царевича мертвого, крепко испугалась, стала плакать горькими слезами и во слезах говорила:

— Я королевна Елена Прекрасная, а достал меня Иван-царевич, которого вы злой смерти предали. Вы тогда б были добрые рыцари, если б выехали с ним в чистое поле да живого победили, а то убили сонного и тем какую себе похвалу получите? Сонный человек — что мертвый!

Тогда Димитрий-царевич приложил свой меч к сердцу прекрасной королевны Елены и сказал ей:

— Слушай, Елена Прекрасная! Ты теперь в наших руках; мы повезем тебя к нашему батюшке, царю Выславу Андроновичу, и ты скажи ему, что мы и тебя достали, и жар-птицу, и коня златогривого. Ежели этого не скажешь, сейчас тебя смерти предам!

Прекрасная королевна Елена, испугавшись смерти, обещалась им и клялась всею святынею, что будет говорить так, как ей велено.

Тогда Димитрий-царевич с Васильем-царевичем начали метать жребий, кому достанется прекрасная королевна Елена и кому конь златогривый? И жребий пал, что прекрасная королевна должна достаться Василию-царевичу, а конь златогривый Димитрию-царевичу.

Тогда Василий-царевич взял прекрасную королевну Елену, посадил на своего доброго коня, а Димитрий-царевич сел на коня златогривого и взял жар-птицу, чтобы вручить ее родителю своему, царю Выславу Андроновичу, и поехали в путь.

Иван-царевич лежал мертв на том месте ровно тридцать дней, и в то время набежал на него серый волк и узнал по духу Ивана-царевича. Захотел помочь ему — оживить, да не знал, как это сделать.

В то время увидел серый волк одного ворона и двух воронят, которые летали над трупом и хотели спуститься на землю и наесться мяса Ивана-царевича. Серый волк спрятался за куст, и как скоро воронята спустились на землю и начали есть тело Ивана-царевича, он выскочил из-за куста, схватил одного вороненка и хотел было разорвать его надвое. Тогда ворон спустился на землю, сел поодаль от серого волка и сказал ему:

— Ох ты гой еси, серый волк! Не трогай моего младого детища; ведь он тебе ничего не сделал.

— Слушай, ворон воронович! — молвил серый волк. — Я твоего детища не трону и отпущу здрава и невредима, когда ты мне сослужишь службу: слетаешь за тридевять земель, в тридесятое государство, и принесешь мне мертвой и живой воды.

На то ворон воронович сказал серому волку:

— Я тебе службу эту сослужу, только не тронь ничем моего сына.

Выговоря эти слова, ворон полетел и скоро скрылся из виду.

На третий день ворон прилетел и принес с собой два пузырька: в одном — живая вода, в другом — мертвая, и отдал те пузырьки серому волку.

Серый волк взял пузырьки, разорвал вороненка надвое, спрыснул его мертвою водою — и тот вороненок сросся, спрыснул живою водою — вороненок встрепенулся и полетел. Потом серый волк спрыснул Ивана-царевича мертвою водою — его тело срослося, спрыснул живою водою — Иван-царевич встал и промолвил:

— Ах, куды как я долго спал!

На то сказал ему серый волк:

— Да, Иван-царевич, спать бы тебе вечно, кабы не я; ведь тебя братья твои изрубили и прекрасную королевну Елену, и коня златогривого, и жар-птицу увезли с собою. Теперь поспешай как можно скорее в свое отечество; брат твой, Василий-царевич, женится сегодня на твоей невесте — прекрасной королевне Елене. А чтоб тебе поскорее туда поспеть, садись лучше на меня, на серого волка; я тебя на себе донесу.

Иван-царевич сел на серого волка, волк побежал с ним в государство царя Выслава Андроновича и долго ли, коротко ли, — прибежал к городу.

Иван-царевич слез с серого волка, пошел в город и, пришедши во дворец, застал, что брат его Василий-царевич женится на прекрасной королевне Елене: воротился с нею от венца и сидит за столом.

Иван-царевич вошел в палаты, и как скоро Елена Прекрасная увидала его, тотчас выскочила из-за стола, начала целовать его в уста сахарные и закричала:

— Вот мой любезный жених, Иван-царевич, а не тот злодей, который за столом сидит!

Тогда царь Выслав Андронович встал с места и начал прекрасную королевну Елену спрашивать, что бы такое то значило, о чем она говорила? Елена Прекрасная рассказала ему всю истинную правду, что и как было: как Иван-царевич добыл ее, коня златогривого и жар-птицу, как старшие братья убили его сонного до смерти и как страшали ее, чтоб говорила, будто все это они достали.

Царь Выслав весьма осердился на Димитрия и Василья-царевичей и посадил их в темницу; а Иван-царевич женился на прекрасной королевне Елене и начал с нею жить дружно, полюбовно, так что один без другого ниже единой минуты пробыть не могли.

Читать сказку Жар-птица и Василиса-царевна онлайн

В некотором царстве, за тридевять земель — в тридесятом государстве жил-был сильный, могучий царь. У того царя был стрелец-молодец, а у стрельца молодца конь богатырский.

Раз поехал стрелец на своем богатырском коне в лес поохотиться. Едет он дорогою, едет широкою — и наехал на золотое перо жар-птицы: как огонь перо светится!

Говорит ему богатырский конь:

— Не бери золотого пера; возьмешь — горе узнаешь!

И раздумался добрый молодец — поднять перо аль нет? Коли поднять да царю поднести, ведь он щедро наградит; а царская милость кому не дорога?

Не послушался стрелец своего коня, поднял перо жар-птицы, привез и подносит царю в дар.

— Спасибо! — говорит царь. — Да уж коли ты достал перо жар-птицы, то достань мне и саму птицу; а не достанешь — мой меч, твоя голова с плеч!

Стрелец залился горькими слезами и пошел к своему богатырскому коню.

— О чем плачешь, хозяин?

— Царь приказал жар-птицу добыть.

— Я ж тебе говорил: не бери пера, горе узнаешь! Ну, да не бойся, не печалься: это еще не беда, беда впереди! Ступай к царю, проси, чтоб к завтрему сто кулей белоярой пшеницы было по всему чистому полю разбросано.

Царь приказал разбросать по чистому полю сто кулей белоярой пшеницы.

На другой день на заре поехал стрелец-молодец на то поле, пустил коня по воде гулять, а сам за дерево спрятался.

Вдруг зашумел лес, поднялись волны на море — летит жар-птица; прилетела, спустилась наземь и стала клевать пшеницу. Богатырский конь подошел к жар-птице, наступил на ее крыло копытом и крепко к земле прижал, стрелец-молодец выскочил из-за дерева, прибежал, связал жар-птицу веревками, сел на лошадь и поскакал во дворец.

Приносит царю жар-птицу; царь увидал, возрадовался, благодарил стрельца за службу, жаловал его чином и тут же задал ему другую задачу.

— Коли ты сумел достать жар-птицу, так достань же мне невесту: за тридевять земель, на самом краю света, где восходит красное солнышко, есть Василиса-царевна — ее-то мне и надобно. Достанешь — златом-серебром награжу, а не достанешь — то мой меч, твоя голова с плеч!

Залился стрелец горькими слезами, пошел к своему богатырскому коню.

— О чем плачешь, хозяин? — спрашивает конь.

— Царь приказал добыть ему Василису-царевну.

— Не плачь, не тужи; это еще не беда, беда впереди! Ступай к царю, попроси палатку с золотою маковкой да разных припасов и напитков на дорогу.

Царь дал ему и припасов, и напитков, и палатку с золотою маковкой. Стрелец-молодец сел на своего богатырского коня и поехал за тридевять земель.

Долго ли, коротко ли — приезжает он на край света, где красное солнышко из синя моря восходит. Смотрит, а по синю морю плывет Василиса-царевна в серебряной лодочке, золотым веслом попихается.

Стрелец-молодец пустил своего коня в зеленых лугах гулять, свежую травку щипать; а сам разбил палатку с золотой маковкою, расставил разные кушанья и напитки, сел в палатке — угощается, Василисы-царевны дожидается.

А Василиса-царевна усмотрела золотую маковку, приплыла к берегу, выступила из лодочки и любуется на палатку.

— Здравствуй, Василиса-царевна! — говорит стрелец. — Милости просим хлеба-соли откушать, заморских вин испробовать.

Василиса-царевна вошла в палатку; начали они есть-пить, веселиться. Выпила царевна стакан заморского вина, опьянела и крепким сном заснула.

Стрелец-молодец крикнул своему богатырскому коню, конь прибежал; тотчас снимает стрелец палатку с золотой маковкою, садится на богатырского коня, берет с собою сонную Василису-царевну и пускается в путь-дорогу, словно стрела из лука.

Приехал к царю; тот увидал Василису-царевну, сильно возрадовался, благодарил стрельца за верную службу, наградил его казною великою и пожаловал большим чином.

Василиса-царевна проснулась, узнала, что она далеко-далеко от синего моря, стала плакать, тосковать, совсем из лица переменилась; сколько царь ни уговаривал — все понапрасну.

Вот задумал царь на ней жениться, а она и говорит:

— Пусть тот, кто меня сюда привез, поедет к синему морю, посреди того моря лежит большой камень, под тем камнем спрятано мое подвенечное платье — без того платья замуж не пойду!

Царь тотчас за стрельцом-молодцом:

— Поезжай скорей на край света, где красное солнышко восходит; там на синем море лежит большой камень, а под камнем спрятано подвенечное платье Василисы-царевны; достань это платье и привези сюда; пришла пора свадьбу играть! Достанешь — больше прежнего награжу, а не достанешь — то мой меч, твоя голова с плеч!

Залился стрелец горькими слезами, пошел к своему богатырскому коню. «Вот когда, — думает, — не миновать смерти!»

— О чем плачешь, хозяин? — спрашивает конь.

— Царь велел со дна моря достать подвенечное платье Василисы-царевны.

— А что, говорил я тебе: не бери золотого пера, горе наживешь! Ну, да не бойся: это еще не беда, беда впереди! Садись на меня, да поедем к синему морю.

Долго ли, коротко ли — приехал стрелец-молодец на край света и остановился у самого моря; богатырский конь увидел, что большущий морской рак по песку ползет, и наступил ему на шейку своим тяжелым копытом. Возговорил морской рак:

— Не дай мне смерти, а дай живота! Что тебе нужно, все сделаю.

Отвечал ему конь:

— Посреди синя моря лежит большой камень, под тем камнем спрятано подвенечное платье Василисы-царевны; достань это платье!

Рак крикнул громким голосом на все сине море; тотчас море всколыхалося: сползлись со всех сторон на берег раки большие и малые — тьма-тьмущая! Старшoй рак отдал им приказание, бросились они в воду и через час времени вытащили со дна моря, из-под великого камня, подвенечное платье Василисы-царевны.

Приезжает стрелец-молодец к царю, привозит царевнино платье; а Василиса-царевна опять заупрямилась.

— Не пойду, — говорит царю, — за тебя замуж, пока не велишь ты стрельцу-молодцу в горячей воде искупаться.

Царь приказал налить чугунный котел воды, вскипятить как можно горячей да в тот кипяток стрельца бросить. Вот все готово, вода кипит, брызги так и летят; привели бедного стрельца.

«Вот беда, так беда! — думает он. — Ах, зачем я брал золотое перо жар-птицы? Зачем коня не послушался?»

Вспомнил про своего богатырского коня и говорит царю:

— Царь-государь! Позволь перед смертию пойти с конем попрощаться.

— Хорошо, ступай попрощайся!

Пришел стрелец к своему богатырскому коню и слезно плачет.

— О чем плачешь, хозяин?

— Царь велел в кипятке искупаться.

— Не бойся, не плачь, жив будешь! — сказал ему конь и наскоро заговорил стрельца, чтобы кипяток не повредил его белому телу.

Вернулся стрелец из конюшни; тотчас подхватили его рабочие люди — и прямо в котел; он раз-другой окунулся, выскочил из котла и сделался таким красавцем, что ни в сказке сказать, ни пером написать.

Царь увидал, что он таким красавцем сделался, захотел и сам искупаться; полез сдуру в воду и в ту ж минуту обварился.

Царя схоронили, а на его место выбрали стрельца-молодца; он женился на Василисе-царевне и жил с нею долгие лета в любви и согласии.

птица — Русские народные сказки

Жар-птица

1

Никакая сказочная птица не может сравниться по красоте с героиней русских преданий Жар-птицей. Изначально в славянской мифологии Жар-птица — это огненная птица размером с павлина. Перья ее светятся голубым цветом, а подмышки — малиновым. Об ее оперение можно запросто обжечься. Выпавшее перо еще долгое время сохраняет свойства оперения Жар-птицы. Оно светится и дает тепло. А когда перо потухает, то оно превращается в золото. Жар-птица ест золотые или молодильные яблоки, дающие молодость, а когда она поет, то из ее клюва сыплются жемчуга. Пение мифической птицы способно исцелять больных и возвращать зрение слепым. Жар-птица стережет цветок папоротника.

2

Постепенно образ Жар-птицы приобрел другой смысл. Жар-птица стала воплощением мечты о счастье. Это хорошо прослеживается в сюжетах сказок. Все, кому удается найти и поймать Жар-птицу, в конце сказки обретают все, о чем мечтали. Иногда Жар-птица бывает спасительницей. В сказке «Царь-девица» главный герой вызывает Жар-Птицу при помощи трубы бабы-яги. Прилетевшая огненная птица подхватывает Ивана-царевича и уносит его прочь от злой ведьмы. Баба-яга только и успевает, что выдернуть из хвоста Жар-птицы несколько перьев.

3

Отдельно нужно сказать про перья чудесной птицы. Перо Жар-птицы приносит несчастье. В сказке «Иван-царевич и серый волк» главный герой выдергивает перо из хвоста Жар-птицы, которая прилетает ночью в сад его отца клевать золотые яблоки. Увидев перо, царь больше ни о чем больше не может думать кроме Жар-птицы, и в результате отправляет всех своих сыновей раздобыть чудо-птицу. Примерно такое же действие оказывает огненное перо на царя из сказки «Жар-птицаи Василиса-царевна». И для стрельца, преподнесшего в дар царю перо, этот подарок оборачивается чередой почти невыполнимых заданий. Но, как и в большинстве сказок, положительный герой проходит через все испытания и обретает счастье.

С любезного разрешения автора заметки Светланы Алексеевских.

Сказка про Жар-птицу ЧИТАТЬ и Ивана-Дурака

Ну и не велика тяжесть, взял Иван перо, положил за пазуху и домой воротился.
К обеду говорят ему братья:
— Поди Иван в лес, да дров наруби. Чего задарма на нашей печи пролеживаешь бока?

Встал Иван, сел на коня и за дровами поехал. Вдруг видит, навстречу ему царь со свитою едет. Хотел Иван объехать их, а конь тут как назло на дыбы встал и сбросил его. Шлепнулся Иван оземь, перо его из-за пазухи-то и выпало.
Увидал такое диво-дивное царь и говорит:
— Продай мне это перо. Что хочешь за него проси.
А дурак, душа простая, отвечает царю:
— Да забирай даром. На что оно мне?

Забрал царь перо и дальше поехал. Ворочается к себе во дворец. Там царевна молодая, как перо увидала, так сразу в плач:
— Хочу ту птицу, что это перо потеряла!
Что делать? Послал царь за Иваном дураком. Привели того быстро. Говорит он Ивану:
— Достань мне ту птицу диковинную, что перо потеряла. Одену тебя в шелка и золото, вельможей будешь знатным. А не достанешь, не сносить тебе головы.

Закручинился Иван, вышел от царя, идет и коня своего на чем свет стоит ругает:
— Эх, не взял бы я это перо, не было б мне сейчас горя!
А конь его увещевает:
— Погоди Иванушка слезы лить. Надобно сперва дело сделать, а уж после треп наводить.

«И то верно» — подумал Иван. Сел на коня и поскакал во сыро поле. Туда, где перо нашел. Прискакал, с коня слез и в стог зарылся. Вот, день проходит, ночь уж на исходе. А Иван все спит и глазом не ведет. Вдруг слышит, конь его говорит:
— Вставай Иванушка, счастье свое проворонишь!

Открыл Иван – дурак глаза и видит – все поле озарилось сиянием радужным. Посреди сидит Жар-птица, красоты невиданной и пшеницу клюет. Подкрался Иван и хотел ее схватить. Но, куда там! Жар-птица вмиг крыльями взмахнула и улетела.

На другую ночь, тоже самое. С рассветом прилетела Жар-птица, а как захотел ее Иван поймать, быстрее ветра прочь унеслась. И на третью ночь ничего у Ивана не вышло.

Говорит ему тогда конь:
— Тут не ловкостью, а разумением брать нужно. Воротись Иван к царю, да попроси его дать тебе тридцать серебряных монет и одну золотую. Будет спрашивать, скажи для дела надо.

Вот пошел Иван к царю, попросил у него тридцать серебряных монет и одну золотую, сказал для дела. Царь не хотел давать, но пришлось.
Прискакал Иван обратно на поле. Конь ему говорит:
— Разбросай кругом монеты серебряные, а золотую при себе держи.

Иван все исполнил. День прошел, ночь настала, а к рассвету прилетела Жар-птица. Увидала монеты и принялась клевать одну за другой. Как все тридцать монет склевала, улетать прочь собралась. Тут конь говорит Ивану:
— Достань золотую монету, на одну ладонь положи – другой прикрой.
Сделал так Иван, Жар-птица то увидала и за ним пошла. А он прыгнул на коня и прямиком во дворец.

Привел Жар-птицу к царю и в клетку золоченную, монет полную посадил. Щедро наградил его царь за услугу такую.

Воротился Иван дурак к братьям, одет богато, в руках мешок с золотом. Глядят на него братья и поверить не могут. Стали допытываться, что да как. А как услышали правду, не поверили. Отобрали они у дурака золото, да еще и по лбу надавали, чтоб неповадно было сказки рассказывать.

А тем временем, Жар-птица во дворцовой клетке загрустила. Не пестрят большее ее перья расписные, не слышится голосок тоненький. Царская дочка требует, чтобы птичку, ее любимую от хвори, излечили. Послал царь снова за Иваном.

Вот приходят слуги в хатку, Ивана к царю требуют – Жар-птицу лечить. Тут-то только братья глаза выпучили. Стало быть, поверили, откуда золото взялось.
Вышел Иван за околицу, сел на коня. А тот ему тихонечко шепчет:
— Скажешь царю, что тебе непременно надобно во дворце жить, иначе ничего не поможет.

Приезжает Иван во дворец и говорит царю, что надобно ему все время при птичке находиться. Иначе толку не будет. Сказано – сделано, оставили Ивана дурака во дворце жить.

А конь его, тем временем научает:
— Каждое утро на заре выпускай Жар-птицу в дворцовом саду погулять. А чтоб не улетела, всегда наготове держи монету золотую.

Недели не проходит, птичка на таком лечении поправилась. Как-то раз, пошел Иван в царский сад и увидал там царевну. Она, как взглянула на него, так сразу и влюбилась! Плачется царю батюшке:

— Люблю не могу Ивана. Не отдашь меня ему в жены, во век не успокоюсь!

Царь – делать нечего – отдал царевну за дурака замуж. Так был Иван дурак – дураком, а стал наипервейшим вельможей во всем государстве. Коня его верного в царских конюшнях поселили, лучшими кормами накормили, а Жар-птицу из клетки выпустили.

Пускай себе на свободе летает, другим счастье приносит…

Читать также:

Сказка про Жар-птицу и стрельца СКАЗКА Красотка Баба ЯгаСКАЗКА про Бабу Ягу правдиваяСКАЗКА Баба Яга и три ВанечкиСКАЗКА Откройте Баба ЯгаСКАЗКА Баба Яга и волшебный клубокСКАЗКА Соседка Баба Яга в стихахСКАЗКА Баба Яга и Дмитрий Силович

Сказка Жар-птица и Василиса-царевна — Читать сказки Афанасьева А.

Н.

Русские народные сказки Афанасьева А.Н.

Жар-птица и Василиса-царевна (вариант сказки 1)

В некотором царстве, за тридевять земель — в тридесятом государстве жил-был сильный, могучий царь. У того царя был стрелец-молодец, а у стрельца-молодца конь богатырский. Раз поехал стрелец на своем богатырском коне в лес поохотиться; едет он дорогою, едет широкою — и наехал на золотое перо жар-птицы: как огонь перо светится! Говорит ему богатырский конь: «Не бери золотого пера; возьмешь — горе узнаешь!» И раздумался добрый молодец — поднять перо али нет? Коли поднять да царю поднести, ведь он щедро наградит; а царская милость кому не дорога?

Не послушался стрелец своего коня, поднял перо жар-птицы, привез и подносит царю в дар. «Спасибо! — говорит царь. — Да уж коли ты достал перо жар-птицы, то достань мне и самую птицу; а не достанешь — мой меч, твоя голова с плеч!» Стрелец залился горькими слезами и пошел к своему богатырскому коню. «О чем плачешь, хозяин?» — «Царь приказал жар-птицу добыть». — «Я ж тебе говорил: не бери пера, горе узнаешь! Ну да не бойся, не печалься; это еще не беда, беда впереди! Ступай к царю, проси, чтоб к завтрему сто кулей белоярой пшеницы было по всему чистому полю разбросано». Царь приказал разбросать по чистому полю сто кулей белоярой пшеницы.

На другой день на заре поехал стрелец-молодец на то поле, пустил коня по воле гулять, а сам за дерево спрятался. Вдруг зашумел лес, поднялись волны на море — летит жар-птица; прилетела, спустилась наземь и стала клевать пшеницу. Богатырский конь подошел к жар-птице, наступил на ее крыло копытом и крепко к земле прижал; стрелец-молодец выскочил из-за дерева, прибежал, связал жар-птицу веревками, сел на лошадь и поскакал во дворец. Приносит царю жар-птицу; царь увидал, возрадовался, благодарил стрельца за службу, жаловал его чином и тут же задал ему другую задачу: «Коли ты сумел достать жар-птицу, так достань же мне невесту: за тридевять земель, на самом краю света, где восходит красное солнышко, есть Василиса-царевна — ее-то мне и надобно. Достанешь — златом-серебром награжу, а не достанешь — то мой меч, твоя голова с плеч!»

Залился стрелец горькими слезами, пошел к своему богатырскому коню. «О чем плачешь, хозяин?» — спрашивает конь. «Царь приказал добыть ему Василису-царевну». — «Не плачь, не тужи; это еще не беда, беда впереди! Ступай к царю, попроси палатку с золотою маковкой да разных припасов и напитков на дорогу». Царь дал ему и припасов, и напитков, и палатку с золотою маковкой. Стрелец-молодец сел на своего богатырского коня и поехал за тридевять земель; долго ли, коротко ли — приезжает он на край света, где красное солнышко из синя моря восходит. Смотрит, а по синю морю плывет Василиса-царевна в серебряной лодочке, золотым веслом попихается. Стрелец-молодец пустил своего коня в зеленых лугах гулять, свежую травку щипать; а сам разбил палатку с золотой маковкою, расставил разные кушанья и напитки, сел в палатке — угощается, Василисы-царевны дожидается.

А Василиса-царевна усмотрела золотую маковку, приплыла к берегу, выступила из лодочки и любуется на палатку. «Здравствуй, Василиса-царевна! — говорит стрелец. — Милости просим хлеба-соли откушать, заморских вин испробовать». Василиса-царевна вошла в палатку; начали они есть-пить, веселиться. Выпила царевна стакан заморского вина, опьянела и крепким сном заснула. Стрелец-молодец крикнул своему богатырскому коню, конь прибежал; тотчас снимает стрелец палатку с золотой маковкою, садится на богатырского коня, берет с собою сонную Василису-царевну и пускается в путь-дорогу, словно стрела из лука.

Приехал к царю; тот увидал Василису-царевну, сильно возрадовался, благодарил стрельца за верную службу, наградил его казною великою и пожаловал большим чином. Василиса-царевна проснулась, узнала, что она далеко-далеко от синего моря, стала плакать, тосковать, совсем из лица переменилась; сколько царь ни уговаривал — все понапрасну. Вот задумал царь на ней жениться, а она и говорит: «Пусть тот, кто меня сюда привез, поедет к синему морю, посреди того моря лежит большой камень, под тем камнем спрятано мое подвенечное платье — без того платья замуж не пойду!» Царь тотчас за стрельцом-молодцом: «Поезжай скорей на край света, где красное солнышко восходит; там на синем море лежит большой камень, а под камнем спрятано подвенечное платье Василисы-царевны; достань это платье и привези сюда; пришла пора свадьбу играть! Достанешь — больше прежнего награжу, а не достанешь — то мой меч, твоя голова с плеч!» Залился стрелец горькими слезами, пошел к своему богатырскому коню. «Вот когда, — думает, — не миновать смерти!» — «О чем плачешь, хозяин?» — спрашивает конь. «Царь велел со дна моря достать подвенечное платье Василисы-царевны». — «А что, говорил я тебе: не бери золотого пера, горе наживешь! Ну да не бойся: это еще не беда, беда впереди! Садись на меня да поедем к синю морю».

Долго ли, коротко ли — приехал стрелец-молодец на край света и остановился у самого моря; богатырский конь увидел, что большущий морской рак по песку ползет, и наступил ему на шейку своим тяжелым копытом. Возговорил морской рак: «Не дай мне смерти, а дай живота! Что тебе нужно, все сделаю». Отвечал ему конь: «Посреди синя моря лежит большой камень, под тем камнем спрятано подвенечное платье Василисы-царевны; достань это платье!» Рак крикнул громким голосом на все сине море; тотчас море всколыхалося: сползлись со всех сторон на берег раки большие и малые — тьма-тьмущая! Старшой рак отдал им приказание, бросились они в воду и через час времени вытащили со дна моря, из-под великого камня, подвенечное платье Василисы-царевны.

Приезжает стрелец-молодец к царю, привозит царевнино платье; а Василиса-царевна опять заупрямилась. «Не пойду, — говорит царю, — за тебя замуж, пока не велишь ты стрельцу-молодцу в горячей воде искупаться». Царь приказал налить чугунный котел воды, вскипятить как можно горячей да в тот кипяток стрельца бросить. Вот все готово, вода кипит, брызги так и летят; привели бедного стрельца. «Вот беда, так беда! — думает он. — Ах, зачем я брал золотое перо жар-птицы? Зачем коня не послушался?» Вспомнил про своего богатырского коня и говорит царю: «Царь-государь! Позволь перед смертию пойти с конем попрощаться». — «Хорошо, ступай попрощайся!» Пришел стрелец к своему богатырскому коню и слезно плачет. «О чем плачешь, хозяин?» — «Царь велел в кипятке искупаться». — «Не бойся, не плачь, жив будешь!» — сказал ему конь и наскоро заговорил стрельца, чтобы кипяток не повредил его белому телу. Вернулся стрелец из конюшни; тотчас подхватили его рабочие люди и прямо в котел; он раз-другой окунулся, выскочил из котла — и сделался таким красавцем, что ни в сказке сказать, ни пером написать. Царь увидал, что он таким красавцем сделался, захотел и сам искупаться; полез сдуру в воду и в ту ж минуту обварился. Царя схоронили, а на его место выбрали стрельца-молодца; он женился на Василисе-царевне и жил с нею долгие лета в любви и согласии.

Жар-птица и Василиса-царевна (вариант сказки 2)

Жил-был старик со старухою; у них не было детей, а взяли к себе приемыша. Когда приемыш вырос, то люди сбили его отойти от них. Идет он ни путем, ни дорогой, попадается ему старик и спрашивает: «Куда идешь, добрый молодец?» — «Иду куда глаза глядят, сам не знаючи; жил я у добрых старичков в детях, да меня люди сбили, заставили их покинуть». — «Жаль мне тебя! Вот возьми, добрый молодец, уздечку и ступай к такому-то озеру; там увидишь дерево, взлезь на него и спрячься. Прибегут семьдесят семь кобылиц, напьются, наедятся, наваляются и опять уйдут; прибежит жеребеночек — обойди вокруг его, надень уздечку и поезжай куда угодно».

Приемыш взял уздечку и, как сказано, обошел вокруг жеребенка, сел на него и поехал. Ехал он много ли, мало ли, далеко ли, коротко ли, и видит — на высокой горе что-то светлеется, словно жар горит; подъехал туда и усмотрел чудное перо. Слез с жеребенка, хочет перо поднять; говорит ему жеребенок: «Не бери этого пера, добрый молодец, от него беда тебе будет!» Добрый молодец не послушался, взял перо и поехал в другое царство; приехал и нанялся у одного министра в услужение. Царь увидал приемыша, стал хвалить его ловкость и проворство: где нужно было десятерым, а он один все делает! Министр и сказывает: «А знаете ли, ваше царское величество, какое у него есть перо дивное?» Царь приказал принесть перо — себе показать; полюбовался пером, и пришелся ему по душе приемыш — взял его к себе и сделал министром; а жеребенка на царскую конюшню поставили.

Вот прочим вельможам-то не показалося, за что-де царь его жалует? То холопом служил, а то в министры угодил. Идет мимо их ярыга и спрашивает: «О чем, братцы, задумались? Хотите, я вас научу: станьте-ка все вместе да носы повесьте; царь мимо вас пройдет и спросит: «О чем думаете? Аль невзгоду услыхали?» А вы отвечайте: «Нет, ваше величество! Дурного мы ничего не слыхали, а только слышали, что ваш молодой министр похваляется достать этого дивного пера птицу». Они так и сделали. Царь призывает своего молодого министра, сказывает, что про него слышал, и велит достать самую птицу. Добрый молодец пришел к жеребенку, пал ему в ноги и говорит: «Обещал царю этого пера птицу достать». — «Вот я тебе сказывал: не бери пера — будет беда! Ну да это еще не беда, а победка. Поди, скажи царю, чтоб сделали тебе клетку — одни двери отворялись, а другие затворялись, и чтоб в этой клетке было два ящика — крупным и мелким жемчугом насыпаны». Добрый молодец доложил царю, и тотчас все было исполнено. «Ну, — говорит жеребенок, — теперь поедем к такому-то дереву».

Приемыш приехал на сказанное место, клетку поставил на дерево, а сам в траву спрятался. Прилетела птица, увидала жемчуг и впорхнула в клетку — дверцы захлопнулись. Приемыш взял клетку, привез и отдает царю: «Вот, ваше величество, этого пера птица!» Царь еще больше его возлюбил, а вельможи пуще прежнего возненавидели, собрались и начали думу думать, как бы его извести? Идет ярыга и говорит тем вельможам: «Хотите, я вас научу? Сейчас мимо вас пройдет царь и спросит: «Какую думу думаете? Али что дурного слышали?» А вы скажите: «Слышали мы, что ваш молодой министр похваляется высватать в три месяца ту прекрасную невесту, что ваше величество тридцать три года сватали, да не высватали».

Царь, слыша такие речи, крепко возрадовался, тотчас послал за своим молодым министром и приказал ему, чтобы непременно высватал ему ту прекрасную невесту. Тот обещался; пришел к жеребенку, пал ему в ноги и стал просить помощи. Отвечает жеребенок: «Говорил тебе: не бери пера — будет беда! Ну да это еще не беда, а победка. Поди, скажи царю, чтоб он велел сделать корабль, обить его красным бархатом и нагрузить златом-серебром и разными драгоценными вещами и чтоб этот корабль и по воде плавал и по суше ходил». Приемыш доложил царю, и в короткое время все было исполнено. Сел он на корабль и жеребенка с собою взял. Побежал корабль по суху, поплыл по морю и, наконец, пристал в государство Царь-девицы.

На ту пору Царь-девица собиралась замуж выходить за какого-то короля; посылает она нянюшек и мамушек закупать, что ей к свадьбе надо; нянюшки да мамушки увидали корабль, прибежали к Царь-девице и повестили, что из дальних стран товары привезены. Царь-девица поехала на корабль, загляделась на разные заморские редкости, а того и не замечает, что корабль давным-давно назад пошел. Опомнилась, да уж поздно. «До сих пор, — промолвила, — ни один человек обмануть меня не мог, не знала я никого мудрее себя; а вот же выискался такой хитрец, что и меня провел!» Привезли ее к царю; тот ее за себя прочит, а она говорит: «Достань сундук с моими уборами, так пойду за тебя». Царь отдал приказ своему молодому министру; молодой министр выслушал, пошел к жеребенку и рассказал ему. Жеребенок говорит: «Поди теперь один по такой-то дороге; будешь ты сильно голодать, а что попадется навстречу — не моги того есть». Вот идет приемыш дорогою, попадается ему рак. Разобрал доброго молодца сильный голод: «Эх, съесть бы мне этого рака!» Отвечает рак: «Не ешь меня, добрый молодец! В некоторое время я тебе пригожусь». Идет дальше, попадается ему щука — на песке валяется. «Разве щуку съесть?» — «Не ешь меня, добрый молодец! — отвечает щука. — В некоторое время я тебе сама пригожусь». Подходит к реке, глядь — рак ключи несет, щука сундук тащит. Взял он ключи и сундук и отнес к царю.

Говорит тогда Царь-девица: «Сумели достать мое приданое, сумейте пригнать сюда семьдесят семь кобылиц моих, что в зеленых лугах промеж хрустальных гор пасутся». Царь приказал это дело своему молодому министру, а тот упал в ноги жеребенку и стал его просить. «Говорил я тебе: не бери пера — будет беда! — сказал жеребенок. — Ну да это еще не беда, а победка. Поди, скажи царю, чтобы велел конюшню построить — одни двери б отворялись, а другие затворялись». Как сказано, так вскоре и сделано. Сел верхом добрый молодец, поехал к тому же дереву, где прежде жеребенка добыл, и спрятался в траву. Прибежали кобылицы, напились-наелись и навалялись. «Ну, — говорит жеребенок, — садись скорей на меня да погоняй больше, чтобы я что есть силы скакал; не то кобылицы съедят нас!» Выскочил жеребенок с добрым молодцем и поскакал во весь дух; долго ли, коротко ли скакал и прямо в конюшню влетел, а кобылицы за ним. Только что успел жеребенок в другие двери выскочить — они и захлопнулись; кобылицы в конюшне остались.

Доложили царю, он пошел сказать Царь-девице, а та отвечала: «Тогда за тебя пойду, когда все семьдесят семь кобылиц будут выдоены». Царь приказывает своему министру, а он опять идет к жеребенку и слезно молит о помощи. «Поди, скажи царю, чтоб велел котел сделать, в который бы ровно семьдесят семь ведер входило». Сделали котел; жеребенок говорит своему хозяину: «Сними с меня уздечку, обойди кругом конюшни, потом смело садись под каждую кобылицу, дой по ведру и выливай в котел». Добрый молодец так и сделал. Доложили царю, что кобылье молоко надоено; он к Царь-девице, а та отвечает: «Вели это молоко вскипятить, да в нем и выкупайся».

Царь позвал своего молодого министра и приказал ему то купанье наперед испробовать. Залился добрый молодец горькими слезами, пришел к жеребенку, пал ему в ноги. «Теперь, — говорит, — мой конец настал!» А жеребенок в ответ: «Говорил я тебе: не тронь пера — будет беда! Вот она и пришла! Ну да делать нечего, надо тебя выручать; садись на меня, поезжай к озеру, нарви той самой травы, которую кобылицы едят, натопи ее да тем отваром с головы до ног и облейся». Добрый молодец сделал все, что ему жеребенок наказал, приехал, бросился в кипучее молоко, плавает в котле, купается — ничего ему не делается. Царь видит, что министр его совсем здоров, расхрабрился и сам туда ж бросился, да в ту ж минуту и сварился. Царь-девица выступила из терема, взяла доброго молодца за руку и сказала: «Ведаю я все: не царь, а ты мои слова исполнял; я за тебя замуж иду!» И на другой же день сыграли они знатную свадьбу.

Другой текст сказки — Жар-птица и Василиса-царевна

Русская Жар-птица: от лубка до синема

В 1881 году в Санкт-Петербурге известный историк, собиратель и исследователь гравюры и лубка Д. А. Ровинский издал «Русские народные картинки» — 4 тома атласа и 5 томов описаний и комментариев. Под номером 40 там помещена «Сказка об Иване-царевиче, Жар-птице и о сером волке» с 16 картинками и текстом под каждой из них. Она была известна Ровинскому в двух наиболее ранних вариантах. Оба варианта составитель датировал началом XVIII века2. Эта датировка позволяет решить, на наш взгляд, две взаимосвязанные и до сих пор дискутируемые проблемы — происхождения сюжета о Жар-птице и времени его появления в русском фольклоре.
Уже Ровинский в своих комментариях по первому вопросу приводил разные сущест­вовавшие на тот момент точки зрения: одни искали источники сюжета в немецких народных сказках, другие, например, В. В. Стасов, усматривали различные его элементы в фольклоре народов стран Азии. О восточных корнях сказки о Жар-птице писал и В. Г. Белинский. Современные исследования подтверждают: сказочная история о трех братьях, что отправились искать невиданную чудо-птицу, повадившуюся лакомиться яблоками из сада их отца, в той или иной модификации встречается в фольклоре разных стран и континентов, а это значит, что отсутствует некий изначальный первоисточник сюжета сказки о Жар-птице: каждый народ приходил к нему самостоятельно, строя фабулу согласно особенностям своего национального характера и миросозерцания. Вместе с тем только у русского народа образ фантастичес­кой и загадочной чудо-птицы, названной им «Жар», оказался столь глубоко укорененным в культурной традиции и нашел столь разностороннее воплощение во всех видах искусства: поэзии и живописи, декоративном и прикладном искусстве, книжной графике, опере и балете, наконец, на киноэкране…

Из фольклора — в книгу
Трудно определить, с какого века сущест­вовала эта сказка в русском фольклоре. Несколько поколений передавало ее из уст в уста. В конце концов «Сказка об Иване-царевиче, Жар-птице и о сером волке» запечатлелась в лубочных картинках.
Первые лубочные сказки стали появляться в XVII веке. Четырехлистовую с шестнадцатью картинками «Сказку о Иване-царевиче, Жар-птице и о сером волке», как уже сказано, Д. А. Ровинский обнаружил в двух вариантах, относящихся к началу XVIII столетия. Это значит, что в народе сказка бытовала еще до ее типографского издания, поскольку книжка, где она была впервые опубликована3, вышла лишь в 1786 году. Иными словами, в лубочной сказке закреплен первоначальный сюжет, созданный народной фантазией, книга же просто дословно воспроизводит лубочный вариант сказки — именно так, а не наоборот, что, вопреки фактам, пытаются доказать сегодня некоторые исследователи. Дескать, в «Дедушкиных прогулках…» некий анонимный автор напечатал заимствованный с Запада сказочный сюжет, оттуда он попал в лубочные книжки и только затем вошел в русский фольклор. Между тем сами создатели сборника подчеркивали укорененность составивших его сказок в русской фольклорной традиции.
В конце XVIII и первой трети XIX века «Дедушкины прогулки…» многократно переиздавались. Параллельно офени по всей стране разносили лубочные книжки с 16-ю картинками: Иван-царевич караулит Жар-птицу, далее, торжествующий и счастливый, показывает перо Жар-птицы своему отцу-царю… Продолжала передаваться сказка о Жар-птице и из уст в уста.
В середине XIX века А. Н. Афанасьев включил лубочный вариант «Сказки об Иване-царевиче, Жар-птице и о сером волке» в свое знаменитое многотомное собрание, окончательно закрепив в качестве «канонического» первоначальный, восходящий к русской фольклорной традиции сюжет этой сказки, который современный литературовед и историк В. Я. Пропп назвал «истинным перлом»4.
Однако популярность сказки о Жар-птице обусловлена не столько ее сюжетной увлекательностью, сколько глубоким смыслом, кроющемся в содержании. Издавна русский народ выражал в сказках свои представления о правде и справедливости, о дружбе и любви, красоте и духовном благородстве. Сказка о Жар-птице в данном смысле — особая. Выражаясь современным научным языком, она является метасказкой, поскольку здесь говорится о смыслообразующем значении мечты в жизни человека. «Жар-птица» — это символ прекрасной, высокой и светлой мечты, горячей влюбленности в нее и преданность ей, готовность к подвигу во имя ее исполнения. Поймав перо Жар-птицы, Иван-царевич обрел жизненную цель, которая стала ему дороже золотых яблок и даваемого статусом царского сына земного благополучия. Ради этой цели-мечты он готов преодолеть любые трудности и опасности.
В XIX веке сказка о Жар-птице выходила в России многотысячными тиражами. По­явились и разнообразные ее стилизованные обработки и переделки. Они способствовали росту популярности сказки во всех слоях русского общества, но чаще всего акцентировали внимание на «приключенческой» стороне содержания. Гораздо больше для постижения глубинного смысла и неисчерпаемого символизма этого фольклорного шедевра сделали русские поэты.

Жар-птица в русской поэзии
В 1836-1838 годах Николай Михайлович Языков — один из самых ярких поэтов «золотого века», отличавшийся горячей любовью ко всему русскому, «обилием кипучих мыслей» и «сильным и оригинальным» слогом, — написал драматическую сказку «Жар-птица», где масштабно эксплицировал и обогатил главный смысл фольклорного первоисточника. Впервые же к волшебному образу Н. М. Языков обратился в 1822 году, когда работал над либретто оперы «Жар-птица» (композитор К. А. Кавос), явившейся первой попыткой сценического воплощения этого сказочного персонажа.
…Когда царь Выслав посылает двух старших сыновей отыскивать Жар-птицу, Иван-царевич, оставшийся с отцом, горюет:

<…> Мне досадно,
Что ты меня оставил одного
В презрении. Я чем же хуже братьев?
За что же им широкая дорога
Добыть себе геройских светлых дел?
А я сиди прикованный к столу…
Позволь и мне отыскивать Жар-птицу.

Восхищаясь «отважной душой» младшего сына, царь Выслав удерживает его: ведь он еще так молод! На что Иван-царевич отвечает:

Ах, молод я — вот вся моя вина!
Я младший брат, но разве у меня
Глаза не блещут, сердце не играет,
И кровь кипит не бурно, и рука
Не пламенно хватается за меч
При имени опасности и славы?

Уговаривая отца «пустить его отыскивать Жар-птицу», Иван-царевич говорит:

<…> В мечту об ней так сильно,
Так пламенно влюбился я! Об ней
Везде, везде, во сне и наяву
Я думаю и брежу день и ночь.

Окончательно убеждают Выслава слова сына о том, что тот стремится не только к личному подвигу во имя своей мечты, но и к прославлению их царства-государства:

Как хорошо, как весело нам будет!
Мы для нее (пойманной Жар-птицы. — В. К.)
на самом видном месте
Построим дом, каких немного в мире:
Пространные, высокие палаты,
С зеркальными окошками, с крыльцом.
…………………………………………
И с надписью: да знает несомненно
Всемирная история, что ты
В такой-то год правленья твоего
Соорудил такие-то палаты! 

Заканчивается все словами: «Да здравствует Жар-птица!». И это означает: «Да здравствует Мечта!».
Иную интерпретацию получил фольклорный сюжет о Жар-птице в «Сказке об Иван-царевиче и Сером Волке», в 1845 году написанной белым ямбическим стихом Василием Андреевичем Жуковским. В русской народной сказке Иван-царевич, отправляясь на поиски Жар-птицы, находит преданного друга — серого волка, суженую — Елену Прекрасную и побеждает злое коварство своих старших братьев. У В. А. Жуковского герой в погоне за Жар-птицей одолевает вселенское зло, олицетворенное Кощеем Бессмертным6. Забегая вперед, скажем, что данная интерпретация получит свое дальнейшее развитие полвека спустя в балете «Жар-птица».
В 1907 году К. Д. Бальмонт назвал свой стихотворный сборник «Жар-птица». Здесь он дает свою трактовку значения этого образа в русской народной культуре:

Народные поверья —
Неполные страницы,
Разрозренные перья
От улетевшей птицы, —

а также утверждает его аллегорический смысл как «заветной» и «смелой» мечты о крае,

Где светов зарожденье,
Где завершенье мраков,
Где видит ум сплетенье
Всего как вещих знаков.

Жар-птица в русском изобразительном искусстве
Всем известная картина В. М. Васнецова «Иван-царевич на сером волке» создана по мотивам русской народной сказки о Жар-птице, однако Жар-птица на ней не изображена.
Первой из профессиональных художников непосредственно к этому образу обратилась Елена Дмитриевна Поленова, о жизни и творчестве которой подробно рассказано в мартовском номере «Московского журнала»7. Она поставила перед собой «заманчивую» и «дерзкую» цель: «Подметить и выразить те художественно-вымышленные образы, которыми живет и питается воображение русского народного человека»8. А оно ярче всего воплощено в сказках. Иллюстрированию русских народных сказок Е. Д. Поленова посвятила двенадцать лет своей творческой жизни. В многочисленных поездках по России она записала услышанные от жителей глухих деревень такие варианты сказок, которые отсутствуют в сборниках А. Н. Афанасьева и других собирателей фольклора, и впервые в истории русского искусства создала к ним целый ряд цветных акварельных иллюстраций.
В письме к критику В. В. Стасову от 29 января 1896 года Елена Дмитриевна сообщала, что ей предложили исполнить эскиз большого панно для вышивки на русскую тему. Сюжетом художница выбрала Жар-птицу. Она изобразила ночь и дерево с золотыми плодами, на вершине которого дремлет огненная птица. «Работа эта меня ужасно заинтересовала», — признавалась Поленова в конце письма9. Панно было выполнено в вышивальных мастерских М. Ф. Якунчиковой и экспонировалось на Всероссийской промышленной и художественной выставке в Нижнем Новгороде летом 1896 года.
В декабре 1896 года Е. Д. Поленова начала серию иллюстраций к сказке о Жар-птице и с готовностью откликнулась на просьбу В. В. Стасова выслать поздравительный адрес к юбилею М. М. Антокольского с рисунком «Иван-царевич с пером Жар-птицы в руках»10. Летом 1897-го она выслала на редактирование Стасову текст сказки «Иванушка-дурачок и Жар-птица»11. Местонахождение текста (судя по названию, отличного от текс­та известной «Сказки об Иване-царевиче, Жар-птице и о сером волке») неизвестно, а вот две иллюстрации к нему сохранились и вместе с адресом М. М. Антокольскому увидели свет в журнале «Искусство и художественная промышленность». На одной из них Иванушка сидит под деревом с золотыми яблоками, а по ночному небосклону пролетает огненная Жар-птица12.
Осенью 1897 года Елена Дмитриевна вмес­те со своим младшим товарищем по искусству и будущим сценографом балета «Жар-птица» А. Я. Головиным поехала во Францию и Испанию. Зиму 1897-1898 годов они провели в Париже, вместе работая над проектом «Русская столовая», одну из стен которой занимало панно Поленовой «Жар-птица», выполненное по новому эскизу. Тогда же художница получила от С. П. Дягилева приглашение сотрудничать с будущим журналом «Мир искусства» и сразу же обещала ему ряд своих произведений13.
Е. Д. Поленова скончалась 7(20) ноября 1898 года за три дня до выхода первого номера «Мира искусства». В номере 18-19 журнала за 1899 год, посвященном памяти Елены Дмитриевны, были помещены ее работы, в том числе эскизы двух разных настенных панно «Жар-птица»14. О третьем панно — аппликации «Иванушка-дурачок и Жар-птица» — А. Н. Бенуа восторженно рассказывал в «Письмах со Всемирной выс­тавки» в 1900 году15. Эскиз этого панно выполнила ученица и соратница Поленовой Мария Васильевна Якунчикова по одной из иллюстраций Елены Дмитриевны к сказке о Жар-птице и посвятила его памяти своей безвременно ушедшей подруги. Якунчикова сама подбирала цвета ткани для аппликации и наблюдала за работой вышивальщиц, но на Всемирной выставке в Париже в 1900 году панно-аппликация «Иванушка-дурачок и Жар-птица» экспонировалось как произведение Елены Поленовой»16.
Таким образом (опять же забегая вперед), три человека из кружка «Мир искусства», участвовавших позже в создании балета «Жар-птица» творчески или организационно — Бенуа, Головин и Дягилев, — задолго до знакомства с балетмейстером М. М. Фокиным и композитором И. Ф. Стравинским были увлечены возрожденным Е. Д. Поленовой чарующим сказочным образом чудо-птицы. И неудивительно, что когда для Русских балетных сезонов в Париже потребовалось нечто национально-самобытное, образ сразу же возник в их воображении.
Опыт Е. Д. Поленовой в иллюстрировании русских народных сказок и оформлении книги как художественного целого был воспринят известным впоследствии графиком и театральным художником Иваном Яковлевичем Билибиным. Впервые он увидел поленовские акварельные иллюстрации к русским народным сказкам на посмертной выставке произведений Елены Дмитриевны, организованной С. П. Дягилевым в 1899 году. Билибин с воодушевлением последовал по стопам Поленовой. Первые акварельные иллюстрации он выполнил к «Сказке об Иване-царевиче, Жар-птице и о сером волке». Жар-птица помогла обрести свое подлинное призвание молодому художнику, посвятившему книжной графике более сорока лет жизни.

Для получения полной версии статьи обратитесь в редакцию

Сказка Жар-птица и Василиса царевна читать онлайн полностью, Русские сказки

В некотором царстве, за тридевять земель — в тридесятом государстве жил-был сильный, могучий царь.

У того царя был стрелец-молодец, а у стрельца-молодца конь богатырский. Раз поехал стрелец на своём богатырском коне в лес поохотиться; едет он дорогою, едет широкою — и наехал на золотое перо жар-птицы: как огонь перо светится!

Говорит ему богатырский конь:

— Не бери золотого пера; возьмёшь — горе узнаешь!

И задумался добрый молодец: поднять перо али нет? Коли поднять перо да царю поднести, ведь он щедро наградит; а царская милость кому не дорога?

Не послушался стрелец своего коня, поднял перо жар-птицы, привёз и подносит царю в дар.

— Спасибо! — говорит царь. — Да уж коли ты достал перо жар-птицы, то достань мне и самую жар-птицу; а не достанешь — мой меч, твоя голова с плеч!

Стрелец залился горькими слезами и пошёл к своему богатырскому коню.

— О чём плачешь, хозяин?

— Царь приказал жар-птицу достать.

— Я ж тебе говорил: не бери пера, горе узнаешь! Ну да не бойся, не печалься: это ещё не беда, беда впереди! Ступай к царю, проси, чтоб к утру сто кулей отборной пшеницы по всему чистому полю было разбросано.

Царь приказал разбросать по чистому полю сто кулей отборной пшеницы.

На другой день на заре поехал стрелец-молодец на то поле, пустил коня по воле гулять, а сам за дерево спрятался.

Вдруг зашумел лес, поднялись волны на море — летит жар-птица; прилетела, спустилась наземь и стала клевать пшеницу.

Богатырский конь подошел к жар-птице, наступил на её крыло копытом и крепко к земле прижал; стрелец-молодец выскочил из-за дерева, прибежал, связал жар-птицу верёвками, сел на лошадь и поскакал во дворец.

Приносит царю жар-птицу; царь увидал, возрадовался, благодарил стрельца за службу, жаловал его чином и тут же задал ему другую задачу:

— Коли ты сумел достать жар-птицу, так достань же мне невесту: за тридевять земель, на самом краю света, где восходит красное солнышко, есть Василиса-царевна — её-то мне и надобно. Достанешь — златом-серебром награжу, а не достанешь — мой меч, твоя голова с плеч!

Залился стрелец горькими слезами, пошёл к своему богатырскому коню.

— О чём плачешь, хозяин? — спрашивает конь.

— Царь приказал добыть ему Василису-царевну.

— Не плачь, не тужи; это ещё не беда, беда впереди! Ступай к царю, попроси палатку с золотою маковкой да разных припасов и напитков в дорогу.

Царь дал ему и припасов, и напитков, и палатку с золотою маковкой. Стрелец-молодец сел на своего богатырского коня и поехал за тридевять земель.

Долго ли, коротко ли — приезжает он на край света, где красное солнышко из синя моря восходит. Смотрит, а по синю морю плывёт Василиса-царевна в серебряной лодочке, золотым веслом помахивает.

Стрелец-молодец пустил своего коня в зелёных лугах гулять, свежую травку щипать, а сам разбил палатку с золотою маковкой, расставил разные кушанья и напитки, сел в палатке — угощается, Василису-царевну дожидается.

А Василиса-царевна усмотрела золотую маковку, приплыла к берегу, вышла из лодочки и любуется на палатку.

— Здравствуй, Василиса-царевна! — говорит стрелец. — Милости просим хлеба-соли откушать, заморских вин испробовать.

Василиса-царевна вошла в палатку; начали они есть-пить, веселиться. Выпила царевна стакан заморского вина и крепким сном заснула.

Стрелец-молодец крикнул своему богатырскому коню, конь прибежал; тотчас снимает стрелец палатку с золотою маковкой, садится на богатырского коня, берёт с собой сонную Василису-царевну и пускается в путь-дорогу, словно стрела из лука.

Приехал к царю; тот увидал Василису-царевну, сильно возрадовался, благодарил стрельца за верную службу, наградил его казною великою и пожаловал большим чином.

Василиса-царевна проснулась, узнала, что она далеко-далеко от синего моря, стала плакать, тосковать, совсем лицом переменилась; сколько царь ни утешал — все понапрасну.

Вот задумал царь на ней жениться, а она и говорит:

— Пусть тот, кто меня сюда привёз, поедет к синему морю, посреди того моря лежит большой камень, под тем камнем спрятано моё подвенечное платье — без того платья замуж не пойду!

Царь тотчас за стрельцом-молодцом: — Поезжай скорее на край света, где красное солнышко восходит; там посреди моря под камнем спрятано подвенечное платье Василисы-царевны. Достань это платье и привези сюда, пришла пора свадьбу играть! Достанешь — больше прежнего награжу, а не достанешь — мой меч, твоя голова с плеч!

Залился стрелец горькими слезами, пошёл к своему коню. «Вот когда, — думает, — не миновать смерти!»

— О чём плачешь, хозяин? — спрашивает конь.

— Царь велел со дна моря достать подвенечное платье Василисы-царевны.

— Не бойся: это ещё не беда, беда впереди! Садись на меня верхом, да поедем к синю морю.

Долго ли, коротко ли — приехал стрелец-молодец на край света и остановился у самого моря; богатырский конь увидел, что большущий морской рак по песку ползёт, и наступил ему на шейку своим тяжёлым копытом.

Говорит морской рак:

— Не убивай меня, отпусти. Что тебе нужно, всё сделаю. Отвечал ему конь:

— Посреди синя моря лежит большой камень, под тем камнем спрятано подвенечное платье Василисы-царевны; достань это платье!

Рак крикнул громким голосом на всё сине море; тотчас море всколыхнулось, сползлись со всех сторон на берег раки большие и малые — тьма-тьмущая! Старший рак отдал им приказание, бросились они в воду и через час вытащили со дна моря, из-под великого камня, подвенечное платье Василисы-царевны.

Приезжает стрелец-молодец к царю, привозит царевнино платье, а Василиса-царевна опять заупрямилась.

— Не пойду, — говорит царю, — за тебя замуж, пока не велишь ты стрельцу-молодцу в кипящей воде искупаться.

Царь приказал налить чугунный котёл воды, вскипятить как можно горячей да в тот кипяток стрельца и бросить. Уж всё готово, вода кипит, брызги так и летят; привели бедного стрельца.

«Вот беда так беда! — думает он. — Ах, зачем я брал золотое перо жар-птицы? Зачем коня не послушался?»

Вспомнил про своего богатырского коня и говорит царю:

— Царь-государь! Позволь перед смертью пойти с конём попрощаться.

— Хорошо, ступай попрощайся!

Пришёл стрелец к своему богатырскому коню и слёзно плачет.

— О чём плачешь, хозяин?

— Царь велел в кипятке искупаться.

— Не бойся, не плачь, жив будешь! — сказал ему конь и наскоро заговорил стрельца, чтобы кипяток не повредил его белому телу.

Вернулся стрелец из конюшни; тотчас подхватили его рабочие люди — и в котёл; он раз-другой окунулся, выскочил из котла — и сделался таким красавцем, что ни в сказке сказать, ни пером описать.

Царь увидал, что он таким красавцем сделался, захотел и сам искупаться; полез сдуру в воду и в ту же минуту обварился.

Царя схоронили, а на его место выбрали стрельца-молодца; он женился на Василисе-царевне и жил с нею долгие лета в любви и согласии.

Художник Михаил Соловьев.

Теги: волшебная про людей про царя сказки с картинками

Похожие сказки

Другие сказки автора

Русские сказки — Жар-птица

А.Глазунов «Жар-птица»
Коробка. 1929 Палех

На следующее утро, когда он ушел
доложить отцу, царь попросил его:
«Ну, Иван, ты вора видел?»
«Дорогой отец, — ответил Иван, — не могу сказать, что поймал
его, но я узнал, кто ест наши яблоки.И в доказательство я принес тебе хвостовое перо. Это
это Жар-птица ».
Царь взял перо и посмотрел на него, и нет
больше не чувствовал себя печальным; но он много думал
о Жар-птице, и однажды он послал за своими сыновьями
и сказал им:
«Мои дорогие дети, я хочу, чтобы вы оседлали хороших коней
и отправляйся в мир, чтобы увидеть, сможешь ли ты
найти и вернуть Жар-птицу.«
Юноши поклонились отцу, оседлали хорошо
лошадей и отправились в путь: старший в
в одном направлении, второй сын в другом, а князь
Иван в третьем направлении.
Он ехал близко и далеко, высоко и низко, по тропинкам
и обходными путями — потому что быстро крутится сказка, но с
меньше скорости дело сделано — пока он не пришел к широкому,
открытое поле, зеленый луг. И там в поле
стояла колонна, и на колонне эти слова были
написано: «Кто идет от этой колонны на
дорога прямо перед ним будет холодной и голодной.
«Кто пойдет направо, будет в безопасности
и здоров, но его лошадь будет убита. И кто бы то ни было
идет в левую сторону убьет себя, но
его лошадь будет в целости и сохранности.»Иван-царевич
прочитал эту надпись и пошел направо, подумав
что, хотя его лошадь может быть убита, он сам
останется в живых и со временем получит другую лошадь.
Он ехал один день, потом второй, потом третий.
Вдруг к нему подошел огромный серый волк и
сказал: «А, так это ты, юноша, Иван-царевич!
Вы видели надпись на столбе, в которой говорилось, что
ваша лошадь погибнет, если вы пойдете этим путем. Почему
Значит, ты пришел сюда? «Когда он сказал
этими словами он разорвал коня Ивана-царевича пополам
и убежал в сторону.
Иван-царевич очень горевал о своем коне; он пролил
горькие слезы а потом продолжили пешком. Он шел
целый день и был совершенно измотан. Он был о
сесть и немного отдохнуть, когда все сразу
серый волк догнал его и сказал: «Я
жаль тебя, Иван-царевич, потому что ты измучился
от ходьбы; Мне также жаль, что я съел твою добро
лошадь.Скажи мне, почему ты так далеко ушел, и
куда вы идете »
«Мой отец послал меня путешествовать по миру, пока
Я найду Жар-птицу ».
«Да ведь ты могла бы ехать даже на своем добром коне
три года и ни разу не нашел Жар-птицу всего за
Я знаю, где он живет. Я съел твою лошадь, так что теперь я
будет служить вам верой и правдой.Встать на мою спину
и держись крепче ».

А.Лопатин «Иван-царевич и Серый волк»
Коробка. 1999. Палех

Иван-царевич сел
оседлал серого волка, и он умчался прочь мимо
зеленые леса и лазурные озера.Наконец они пришли
к очень высокой крепости. Там серый волк сказал
Иван:
«Послушайте меня и запомните, что я говорю. Переберитесь
стена и не бойся; все охранники
спящий. На чердаке вы увидите небольшое окно;
в окне висит золотая клетка, а в этой клетке
это Жар-птица.Возьми птицу и спрячь под себя
Пальто; но не касайтесь клетки ».
Иван-царевич перелез через стену и увидел чердак.
И, как сказал волк, в чердачном окне
висела золотая клетка, а Жар-птица в
клетка. Он вынул птицу и положил под свою
Пальто.Но, глядя на золотую клетку, он мог
не возжелать этого. Он был сделан из драгоценного золота;
как он мог оставить это позади? Он полностью забыл
что сказал ему волк. Но как только он прикоснулся
клетка по всей крепости забили тревогу;
барабаны катились и ржали трубы, охранники проснулись
вверх, схватили царевича Ивана и отвезли его к царю Афрону. Царь пришел в ярость от этой попытки украсть
Жар-птица и клетка, и спросил князь:
«Кто ты и откуда?»
«Я царевич Иван, сын царя Берендея», Иван
ответил.
«Как постыдно! Царь идет сюда воровать!»
— воскликнул царь.
«Это все может быть», — возразил князь. «Но твой
птица прилетела в наш сад и украла золотые яблоки ».
В таком случае ты должен был прийти ко мне и спросить
меня за Жар-птицу и я бы отдал его тебе
из уважения к твоему отцу. Но теперь я увижу
ему, чтобы о вашем поведении знал весь мир! А также
чтобы заслужить мое прощение, вам нужно будет войти
моя служба. У некоего царя Кусмана есть лошадь с
золотая грива. Принеси мне эту лошадь, и я
дать вам Жар-птицу и клетку ».
Иван-царевич был удручен при мысли
того, чтобы взять на себя такую ​​задачу, и он пошел
расскажи серому волку, что случилось. Но волк
сказал ему:
«Я сказал тебе не трогать клетку.Почему ты ослушался
мне? «
«Я знаю, что поступил неправильно; но прости меня, серый волк».
«Достаточно легко просить прощения», — волк.
ответил. «Хорошо, снова садись мне на спину. Мы будем
не возвращайся сейчас ».
И снова серый волк ушел с Иваном-царевичем.
на спине.И наконец они пришли в крепость
где стоял конь с золотой гривой.
Тогда волк сказал Ивану:
«Переберитесь через стену; не бойтесь, охранники
спят. Идите в конюшню и выведите лошадь.
Но не прикасайтесь к уздечке, которую вы увидите висящей.
там »
Князь перелез через стену в крепость,
и увидел, что охранники спят.Он пошел прямо
в конюшню и нашел лошадь с золотым
грива. Но его взгляд упал на повешенную уздечку; Это
был из золота и усыпан драгоценными камнями:
только уздечка подходит для лошади с золотой гривой. А также
он протянул руку, чтобы взять его. Но сразу тревога
прозвучал по всей крепости; барабаны катятся
и трубили трубы, охранники проснулись, взяли
князь в плен и привел его к царю Кусману.
«Кто ты и откуда?» царь спросил
Иван.
«Я царевич Иван».
«Попытка украсть лошадь — мало мудрости!
Даже крестьянин не стал бы этого делать. Но я буду
отпусти тебя, Иван-царевич, если согласишься войти в мою
услуга. У некоего царя по имени Далмат есть дочь,
красивая Елена.Унеси ее и приведи в
меня, а потом я подарю вам златогривого коня
и золотая уздечка «.
При таком приговоре Иван-царевич был еще более удручен.
чем раньше. Он снова пошел посмотреть на серого волка. Но
волк сказал:
«Я сказал тебе не трогать уздечку. Ты не повиновался
мои заказы.«
«Тем не менее, прости меня, прости, серый волк»,
— умолял князь.
«Все хорошо, говоря« прости ».
Ладно, садись мне на спину ».
Опять серый волк помчался с Иваном-царевичем.
на его спине, пока они не подошли к крепости царя Далмата.
Но на этот раз серый волк сказал князю:
«Я не собираюсь идти сама.Вы набор
назад к царю Афрону; Я скоро догоню ».
Иван-царевич послушно пошел назад, а
серый волк перепрыгнул через крепостную стену и в
сад. В саду гуляла прекрасная Елена
с ее сопровождающими. Волк сел за куст и
наблюдали за ними, и в тот момент, когда принцесса немного упала
далеко позади ее слуг волк схватил ее, швырнул
ее через его спину, и убежал прочь.Иван отошел на некоторое расстояние, когда серый волк поймал
с ним, приведя прекрасную Хелен сидящую
на спине. Князь обрадовался, а волк
сказал:
«Скорее садись мне на спину, если за нами последуют».
Князь сел на спину волку за царевной,
и волк помчался с ними, мимо зелени
леса и лазурные реки и озера.Наконец они
прибыл в крепость царя Кусмана. Но принц
казался очень грустным, поэтому волк спросил:
«Почему ты молчишь, Иван-царевич? Тебе грустно?»
«Разве у меня нет веских причин, серый волк?
Расстаюсь с этой прекрасной принцессой? Как я могу обменять
ее за лошадь? «
«Я прослежу, чтобы ты не разлучался с ней»,
— пообещал волк.»Мы ее где-нибудь спрячем, тогда
Я превращусь в прекрасную принцессу Елену,
и ты можешь привести меня к царю ».
Так они спрятали принцессу в лесной хижине. Тогда
серый волк произнес магическое заклинание и сразу стал
ее живой образ. Иван-царевич отвез ее к царю Кусману.
Царь обрадовался и сказал:
«Спасибо, Иван-царевич, что подарили мне такую ​​красивую
женщина для моей жены.Возьми златогривого коня и
уздечка «
Князь обуздал коня, сел на него и поехал.
в хижину, где спряталась настоящая Хелен. Он
посадил ее за собой на коня, и они поехали
далеко.

С.Каманин. «Русские сказки»
Шкатулка. 1999. Палех

Между тем, царь
Кусман устроил свадьбу, пировал.
весь день и половину ночи, а когда пришло время
чтобы лечь спать, он повел притворную принцессу в свою спальню.
Но когда он лег рядом с ней на кровать, он обнаружил
он лежал не с красивой молодой женой, а
с серым волком.Он испугался и сбежал, а
волк ускользнул и вышел из крепости.
Когда волк догнал Ивана-царевича, он заметил
что он снова выглядел грустным, поэтому он спросил:
«Почему ты такой внимательный, князь?»
«У меня есть веские причины. Мне грустно думать, что я
отказаться от златогривого коня в обмен на
Жар-птица.«
«Не унывайте, я помогу вам», — сказал
волк. Когда они прибыли в крепость царя Афрона,
волк сказал:
«Иди и спрячь коня и принцессу. Тогда
Я превращусь в златогривого коня и
можешь отвести меня к царю Афрону ».
Поэтому они спрятали Елену и лошадь в лесу.В
серый волк произнес магическое заклинание и стал златогривым
коня, и Иван привел коня к царю. Царь Афрон
обрадовался, и подарил ему Жар-птицу и золотой
клетка. Принц нес клетку с
птица в лес, усадила принцессу на златогривую
коня, и поехал обратно в родной
страна.
Тем временем царь Кусман отдал приказ о златогривых.
лошадь, которую нужно подвести к нему. Но когда он попытался сесть
конь превратился в серого волка. Царь был
так испугался, что упал на землю, в то время как
серый волк сумел спастись и вскоре настиг принца
Иван.
«Теперь я должен попрощаться; я не могу идти дальше»,
это сказал князь.
Итак, Иван слез с коня и низко поклонился.
трижды, почтительно поблагодарив серого волка.
Но волк сказал:
«Не прощайся со мной навсегда. Я еще буду
услуг для вас. «
«Как ты можешь быть мне полезен?» Иван
мысль.«Все мои желания сбылись».
Он оседлал
златогривый конь и уехал с красивым
Елена и Жар-птица. Он прибыл в свою страну,
но так как ему еще нужно было добраться до дома, он
решил отдохнуть в полдень. Итак, они съели немного
еды, напился воды из источника и лег отдохнуть.Едва князь заснул, как его братья
случайно проезжал мимо и увидел его. Они путешествовали
повсюду в поисках Жар-птицы, но, конечно,
они его не нашли. Когда они увидели своего брата
спал и заметил, что у него Жар-птица,
лошадь с уздечкой и даже красивая девушка,
они замышляли убить своего брата и забрать все
для них самих.
Так они убили царевича Ивана, усевшись на
златогривый конь, на другую поставь красавицу Елену,
и угрожал ей:
«Вы не должны никому ни слова говорить, когда мы вернемся домой».
Потом они ехали часто, с конем, принцесса,
и Жар-птица их отцу.
Оставили царевича Ивана мертвым, с уже воронами.
собираясь над ним.Но вдруг серый волк побежал
поднялся и поймал одну ворону со своим молодым птенцом.
«Ворона, ты должен улететь и принести мне немного
газированная вода и немного негазированной воды «волк
сказал ворона. «Если вы вернете два вида
воды отпущу юного твоего ».
Ворона согласилась и улетела, а волк смотрел
над цыпленком.В свое время ворона вернулась с
как газированная, так и негазированная вода. Тогда волк
окропила раны Ивана негазированной водой, и
раны зажили; он окропил его сверкающим
вода, и князь ожил.
«Я так крепко спал», — зевнул он.
«Да, ты очень крепко спал», — серый волк.
сказал.»Если бы не я, ты бы никогда не проснулся. Твоя
собственные братья убили вас и унесли все, что у вас было
получил. А теперь быстро садись мне на спину! »
Волк погнался за двумя старшими братьями,
и вскоре догнал их. Он разорвал их на куски
и рассыпал их по полю.
Иван-царевич поклонился и еще раз поблагодарил серого волка,
и попрощался с ней навсегда.Он оседлал златогривый
лошадь, и поехали домой с принцессой. Он получил
Жар-птица для своего отца и прекрасная Елена, как
жена для себя.
Царь Берендей обрадовался, увидев его с Жар-птицей,
и попросил его рассказать обо всех своих приключениях. Принц
Иван рассказал отцу, как помог серый волк
ему, чтобы выиграть Жар-птицу, лошадь и прекрасную
Хелен, как его братья убили его, пока он был
спит, и как волк вернул его к жизни
а потом разорвали их на части.
Царь оплакивал потерю двух своих сыновей, но он
вскоре утешился свадьбой Ивана-царевича.
и прекрасная принцесса Елена, и они жили счастливо
когда-либо после.

Русская сказка: История жар-птицы

Картина «Жар-птица» с изображением князя Ивана, царевны-царевны и жар-птицы.Неизвестный художник.

Балет «Жар-птица » имеет долгую и богатую историю, охватывающую почти столетие. Оригинальная постановка была задумана в 1910 году Сержем Дягилевым, Мишелем Фокиным и Игорем Стравинским из балета Ballets Russes . Безвестность и популярность балета привели к многочисленным постановкам и репродукциям на протяжении многих лет. В феврале, благодаря щедрому подарку Барбары и Дональда Оттосен, Ballet Arizona представит новую версию «Жар-птица». Концептуализированный и поставленный художественным руководителем Иб Андерсеном, этот балет сохранит оригинальную сказку, но изменит постановку в мире после 21 и века.

Чтобы понять и насладиться предстоящим выпуском The Firebird , мы сначала взглянем на оригинальную сказку, чтобы получить представление о тематических сюжетных линиях и архетипах персонажей. Ниже вы можете прочитать синопсис возрождения Королевского балета 1954 года оригинальной постановки из книги Джорджа Баланчина и Фрэнсиса Мейсона « 101 Истории великих балетов ».

Поднимается занавес над заколдованным садом зловещего Кастчей. Высокий золотой забор защищает его золотой плод и очаровательных принцесс, которых он поймал. Появляется Жар-птица, за ним Иван-царевич. Жар-птица пытается украсть золотые яблоки с волшебного дерева Кастчей, но Иван ловит ее. Он клянется, что не отпустит ее, если она не отдаст ему одно из своих перьев. С ее пером в качестве талисмана он уверен в ее магическом заступничестве, если оно ему когда-нибудь понадобится.Жар-птица уступает его мольбам и уходит.

Сейчас, в сгущающейся тьме, Иван узнает от самой красивой из пленниц, которых держал в плену Кастчей, как злой маг улавливает невинных путешественников и превращает их в камень. Ивана привлекает милое создание, которое рассказывает ему эту странную историю, и они танцуют. На рассвете они целуются и расстаются, девушка предупреждает его не следовать за ней.

Иван не обращает внимания на предупреждение. Следуя за своей возлюбленной, он открывает ворота в волшебный сад Кастчей, и звучат сигналы тревоги, звонят колокольчики и устремляются стаи монстров.Появляется Кастчей, его порабощенные существа поклоняются ему, и он угрожающе приближается к Ивану. Злой маг пытается превратить его в камень, но тут Иван вспоминает перо Жар-птицы. Он машет пером перед лицом Кастчея, и Жар-птица мгновенно появляется снова. Она заставляет монстров Кастчея танцевать, пока они не рухнут. Затем, вспомнив о большом яйце, в котором заключена душа волшебника, она приказывает Ивану украсть его. Найдя его, Иван подбрасывает яйцо в воздух. Когда он падает и разбивается, Кастчей умирает.После этого Иван может жениться на своей принцессе. Все на церемонии радуются. Жар-птица улетает навсегда.


Как и во всех сказках, в истории Жар-птицы присутствуют четыре основных архетипа персонажей: доброе волшебное существо (Жар-птица), плохое волшебное существо (Кастчей), прекрасный принц (Иван-царевич) и прекрасная принцесса. (Княгиня Царевна). А теперь давайте посмотрим на футуристическую постановку Иб Андерсена «Жар-птица»:

.

В глухом месте принц и его команда исследуют странный и загадочный объект.Мужчины очарованы и заинтригованы его существованием. Энергия и свет начинают уходить от объекта, и перед ними начинает материализоваться инопланетянин. Мужчины, пораженные таким чудесным существом, пытаются схватить ее. Бессильный против группы, инопланетянин подчиняется их силе. Принц, понимая ее страдания, помогает оживить ее и позволяет ей восстановить силы. Полностью восстановленный инопланетянин уводит принца от его команды, переносит его в мир Бессмертных Кастчей и приближает его на шаг ближе к своей судьбе.В знак благодарности она одаривает его подарком — волшебным кристаллом, который призовет ее помощь, если он когда-нибудь в ней понадобится. Затем инопланетянин исчезает, оставляя принца бродить в одиночестве.

Заключенные Кастчей, принцесса и ее племя принцесс-воинов, собираются вместе для ежедневного отдыха под присмотром высокопоставленных генералов Кастчея. Пока женщины играют, высокопоставленные генералы засыпают, оставив их без присмотра. В этот момент в группу внезапно натыкается Принц.Словно сброшенные судьбой, принц и принцесса танцуют вместе и признаются друг другу в любви. Потерявшись в своем собственном мире, двое засыпают в объятиях друг друга. Группа просыпается, и высокопоставленные генералы вместе обнаруживают принца и принцессу. Они разрывают их, схватывают принца и готовятся доставить его в Кастчей.

Кастчей прибывает с ордой своих монстров, людей, которых он захватил и поработил, которые потеряли свою человечность под его чарами.Он возмущен действиями принца и пытается его уничтожить. Принцессы безуспешно молят Кастчея о пощаде. Принц внезапно вспоминает свой дар от инопланетянина и использует его, чтобы вызвать ее присутствие. В последний момент она появляется. Используя свои энергетические силы, она заставляет всех дико танцевать, высасывая их волю и контролируя их, пока они не рухнут. Вместо этого инопланетянин заставляет высокопоставленных генералов уничтожить Кастчей и разорвать его на части. Со смертью Кастчея его злые чары разрушены, и земля снова свободна.Их судьбы свершились, принц и принцесса коронованы, и все на церемонии радуются.


История жар-птицы — сказки на ночь

Это одна из лучших сказок для детей « История жар-птицы ». Там живет принц, который любит приключения. Его зовут Иван-царевич. Он любит исследовать леса и джунгли. Однажды Иван-царевич гуляет по темному лесу. Он видит странные статуи. Он рядом с замком плохого волшебника! В лес прилетает жар-птица.Иван-царевич ловит. «Отпусти меня!» говорит жар-птица. «Помогите мне, когда вы мне понадобитесь! — Обещай перышко, — говорит Иван-царевич. Жар-птица дает ему перышко. Жар-птица улетает.

Потом приходит много красивых девушек. «Кто ты?» — спрашивает Иван-царевич. «Мы пленники плохого волшебника», — говорит одна из девушек. «Мы не можем уйти далеко от его замка и можем выйти только ночью», — говорит другая девушка. Вам также может понравиться «Соловьиная история».

История жар-птицы

Источник изображения -> elui.deviantart.com. Утром девушки уходят. Иван-царевич хочет им помочь. Он идет к воротам замка волшебника. Выходит плохой волшебник. «Я превращу тебя в камень!» говорит плохой волшебник. Иван-царевич вынимает перо жар-птицы. «Помоги мне!» — говорит Иван-царевич. Тут же появляется жар-птица.

«Моя магия сильнее твоей!» она говорит волшебнику. «Я заставлю тебя танцевать». Плохой волшебник танцует, танцует и танцует. Он очень устал, поэтому идет спать. Жар-птица отправляется к княгине Ивану.«Найдите самое большое дерево», — говорит жар-птица. «Посмотри в дерево. В нем большое яйцо. Разбейте яйцо, и это убьет волшебника ».

Через некоторое время Иван-царевич находит яйцо. Он его ломает! Волшебник умирает, и его магия прекращается. Девочки свободны. Статуи снова становятся людьми. Все благодарят царевича Ивана. Также прочтите «Очень тщеславную бабочку».

Вот визуальное изображение, «История Жар-птицы» . Смотрите видео-рассказ ниже,

The Firebird Story Video

Жар-птица: В чем суть проблемы

Автору Артуру Рэнсому было двадцать девять лет, когда он поехал в Россию, чтобы изучать ее фольклор.В последующие годы этот замечательный человек стал военным корреспондентом, писателем и (как говорили некоторые) шпионом. Он лично был свидетелем русской революции, а со временем даже влюбился в личного секретаря Троцкого.

Это были действительно тяжелые годы для мира, и посреди всего этого Рэнсом каким-то образом находил время собирать народные сказки. Книга русских сказок Старого Петра была издана в 1916 году. Этот сборник из двадцати одной народной сказки — один из самых любимых на моей книжной полке, и хотя все рассказы в нем прекрасны и сильны, есть одна, которая действительно сияет для меня. последние несколько страниц.

Обложка Дмитрия Митрохина «Русские сказки Старого Петра», 1916 год.

Жар-птица, Конь силы и царевна Василиса — это необычный геройский квест, и это сказка, которую любят многие рассказчики. Среди первых записанных версий рассказа Александра Афанасьева середины 19, -го, века. Это одна из многих русских сказок о мифической Жар-птице.

Огонь и мудрость

В славянском фольклоре жар-птица горит пламенем настолько ярким, что освещает все вокруг — и единственное перо птицы будет гореть с той же магией.Жар-птицы приносят удачу, но также и гибель. На них охотятся и желают, но они всегда приносят больше неприятностей, чем кто-либо ожидал. Таким образом, встреча с жар-птицей (или ее пером) — верный знак того, что вы собираетесь отправиться в нелегкое путешествие.

В этой истории появляется еще одно славянское животное силы и мудрости: лошадь. Богатыры , или русские силачи, ехавшие на этих лошадях, были благословлены зверем с «широкой грудью, глазами, подобными огню, и железными копытами».’

Богатыри и их кони силы. Виктор Васнецов.

Вызов лучника

История начинается с того, что молодой лучник едет на своем силовом коне по лесу, но этим утром птицы не пели. Прямо на их пути лежало изогнутое перо жар-птицы; но конь силы сказал: «Оставь это в покое. Если вы возьмете это перо, вы пожалеете и узнаете, что такое страх ».

Что сделал лучник? Он, конечно, взял перо и отнес его царю, чтобы снискать расположение.Царь любил перо, но желал всей птицы. Охотника отправили с поручением найти саму жар-птицу и пообещать верную смерть, если он потерпит неудачу.

Теперь лучник думал, что знает значение страха. Он плакал на гриве своей лошади, но слова лошади его немного успокаивали. «Пока не бойся, — сказала лошадь, — это не настоящая проблема». Лошадь велела ему в полночь разбросать кукурузу по лесной подстилке. Немного украдкой жар-птицу поймали и доставили к царю.

Царь все еще не был удовлетворен. «Приведите мне княжну Василису», — сказал он. «Она живет в стране Never, где солнце встает из-за моря. Я хочу жениться на ней. А если проиграешь — потеряешь голову ».

Конь Силы не устоял. «Пока не бойся, — сказала лошадь, — это не настоящая проблема». Он посоветовал охотнику попросить серебряный шатер с золотой крышей, а также прекрасную еду и питье. Вооружившись ими, охотник и его лошадь отправились к самому дальнему берегу, где они поджидали прекрасную принцессу и заставили ее заснуть слишком большим количеством вина; но не раньше, чем она и охотник полюбили друг друга.

Он отвез принцессу обратно к царю, который объявил, что женится на ней. На нее это не произвело большого впечатления, и она попросила поставить перед ее потенциальным любовником и предателем невыполнимую задачу. На этот раз охотнику под страхом смерти приказали принести ее свадебное платье. Он найдет его под огромным камнем на дне моря.

И все же Лошадь Силы не смутила. «Это еще не настоящая проблема», — сказал он и отвел охотника в землю Никогда. Там — с помощью гигантского омара — платье было восстановлено и доставлено принцессе, которая с тоской смотрела на охотника, когда он протягивал ее ей.

Делать немыслимое

Подготовка к свадьбе была завершена, и королевская чета была готова в своих нарядах; но принцесса заявила, что не примет своих обетов, «пока тот, кто привел меня сюда, не покаялся — в кипящей воде».

Царь позвал своих слуг. «Пусть над огнем поставят котел с кипящей водой».

«Пожалуйста, позвольте мне пойти в конюшню и поговорить с моей лошадью в последний раз», — умолял перепуганный охотник.

В конюшне лошадь была спокойна. «Вот, наконец, настоящая беда», — сказал он. «И конец будет лучше, чем вы думаете. Иди и бросься в воду ».

Охотнику ничего не оставалось, как вернуться в большой зал, где ждала свадебная компания. «Дай мне проверить, достаточно ли горячая вода», — сказала принцесса и держала руку над водой. Довольная, она отступила назад. Слуги схватили охотника, но он вывернулся, побежал к котлу и прыгнул в него.

Он дважды тонул в кипящей, бурлящей воде. Затем он встал и вышел из котла, красивый, сияющий молодой человек, подобие молодого охотника, только моложе, яснее и ярче.

«Это чудо!» — воскликнул царь. «Я также хотел бы вернуться к своей юношеской бодрости». Прежде чем кто-либо смог его остановить, царь залез в котел с кипящей водой. Он был убит мгновенно.

В тот день юный охотник и царевна поженились, и охотник стал царем.Они жили счастливо много лет и правили этим королевством в мире и доброй воле.

Обретение устойчивости

Часто кажется, что неприятности возникают многократно, одна за другой. Похоже, что в настоящий момент это относится к мировому сообществу, будь то политическое бедствие, опасная для жизни болезнь, падающая экономика или перегретый климат. Мы бросаемся к следующему вызову, у нас мало времени, чтобы перевести дух или поразмышлять о том, через что мы только что прошли.Будь то отдельный человек или все общество, мы страдаем от раны за раной, от огромных трудностей, и тем не менее от нас требуют еще большего. Настоящая проблема для всего живого — климатическая и экологическая катастрофа — начинает ясно проявляться и требует неотложных действий; это не будет ждать.

Отчасти по этим причинам меня сейчас тянет к этой истории о Жар-птице и Лошади Власти. Если мы сможем следовать своей интуиции и обучению, как молодой охотник слушал лошадь, у нас все еще может быть надежда на обновление.В конце концов, был бы охотник готов к последнему испытанию и к трансформации, которую оно принесет, если бы он не прошел через все, что было раньше?

Вдохновение для смутных времен я нашла в рассказе «Жар-птица», «Конь силы» и царевна Василиса. Я надеюсь, что это принесет вам кое-что из этого: храбрость героя, мудрость лошади и вера в то, чтобы знать, что можно возродиться в трудностях, которые еще впереди.

Последняя книга Лизы,

Лесные народные сказки Британии и Ирландии, , будет опубликована в History Press в августе 2020 года!

Когда-то большая часть Британии и Ирландии была покрыта лесами.Многие деревья вырублены, но наша связь с диким лесом остается. Это место опасностей, приключений и преобразований, где может случиться все, что угодно. Здесь собраны традиционные народные сказки о дубе, ясене и терновнике, лесах охоты и восстании, дереве и победе в битвах, диких привидениях и лесных косах. Лиза Шнайдау пересказывает некоторые старые истории и связывает их с деревьями и лесами в ландшафте наших островов сегодня. Эти истории необходимо прочитать всем тем, кто чувствует тягу к дикой природе в нашем ландшафте и на грани нашей жизни.

Купите здесь.

Ссылки и дополнительная литература

Афанасьев, Александр (1916), Магнус, Леонард А. (ред.), Русские народные сказки.

Рэнсом, Артур (1916), Русские сказки Старого Петра, Фредерик А. Стоукс, иллюстрировано Дмитрием Митрохином.

Следующие две вкладки изменяют содержимое ниже.

Лиза Шнайдау — рассказчик и защитник окружающей среды из Дартмура в Девоне, Англия. Она ищет истории о земле и наших сложных отношениях с ней.Лиза является автором Лесных народных сказок Британии и Ирландии (2020) и Ботанических народных сказок Британии и Ирландии (2018), опубликованных в History Press. Вы можете узнать больше о работе Лизы на ее веб-сайте и в блоге.

Последние сообщения от Lisa Schneidau (посмотреть все)

Жар-птица | Encyclopedia.com

Национальность / Культура

Русский

Альтернативные имена

Жар-птица

Появляется в

Русские народные сказки

Обзор мифа

Волшебная птица золотые перья и хрустальные глаза, встречающиеся во многих русских народных сказках.Некоторые из сказок связаны с молодым царевичем Иваном, сыном царя или вождем России.

В одном из рассказов жар-птица украла волшебные золотые яблоки из царского сада. Царь обещал свое царство сыну, который сможет поймать жар-птицу. Младший сын Иван нашел волшебного серого волка, который помог ему поймать птицу. Пока Иван и волк были в пути, они встретили прекрасную царевну и коня с золотой гривой. Увидев их, двое ревнивых братьев Ивана убили Ивана и забрали себе коня и царевну.Волк нашел Ивана и вернул его к жизни как раз вовремя, чтобы не дать старшему брату Ивана жениться на царевне. Когда их отец услышал всю историю, он заключил в тюрьму двух своих злых сыновей и позволил Ивану жениться на царевне.

В другой сказке Иван поймал жар-птицу в замковом саду, но освободил ее в обмен на волшебное перо жар-птицы. Тринадцать принцесс вышли из замка и сказали Ивану, что хозяин — злой маг, обращающий людей в камень. Но Иван, влюбившийся в одну из принцесс, проигнорировал предупреждение и решил встретиться лицом к лицу с волшебником и его демонами.Волшебное перо защищало Ивана, а жар-птица колдовала демонов. Когда птица показала принцу яйцо, в котором была душа чародея, Иван разбил яйцо, убив чародея и освободив принцесс.

Жар-птица в контексте

Хотя главный герой многих сказок о жар-птице — молодой принц, сами сказки также являются привлекательным посланием для более простых людей. В некоторых сказках жар-птица крадет у богатых — как золотые яблоки из царского сада — и раздает эти богатства крестьянам.Также считается, что жар-птица сбрасывает жемчуг из клюва, проезжая мимо крестьянских деревень, чтобы дать беднякам что-нибудь на продажу для еды и других предметов первой необходимости. Таким образом, жар-птица для русского народа является народным героем.

Ключевые темы и символы

В русском фольклоре жар-птица представляет собой редкое сокровище, которым трудно владеть. Это подчеркивается описаниями птицы, в которых часто упоминаются ее золотые или светящиеся перья и глаза, похожие на драгоценности.Тот факт, что только одно из ее перьев содержит магию, предполагает огромную силу птицы. Цветное золото неоднократно используется в сказках о жар-птице для обозначения не только материальных богатств, но и магической силы.

Жар-птица в искусстве, литературе и повседневной жизни

Сказки о жар-птице вдохновили русского композитора Игоря Стравинского на написание балета « Жар-птица » в 1910 году. В анимационном диснеевском фильме « Fantasia 2000 » использовалась сюита на музыку Стравинского из произведений Firebird как вдохновение и оценка для его финального сегмента.«Жар-птица» также использовалось как название автомобиля, созданного Понтиаком, супергероиней Marvel Comics, и линейки электрогитар, созданной Гибсоном.

Читать, писать, думать, обсуждать

В русской мифологии жар-птица — единственное в своем роде существо, которое редко встречается. В последнее время было обнаружено, что некоторые птицы почти вымерли, часто из-за того, что люди разрушили их естественную среду обитания. Считаете ли вы, что люди должны быть обязаны защищать виды животных, которые существуют лишь в небольшом количестве, или вы думаете, что вымирание должно происходить как естественная часть животного мира? Зависит ли ваше мнение от того, способствовали ли люди исчезновению вида?

СМОТРИ ТАКЖЕ Животные в мифологии

9781939228376: Жар-птица: Классическая русская сказка («У всех нас есть кроличьи уши») — AbeBooks

Русская легенда о лучнике по имени Иван и его неразлучном спутнике, Коне Силы.Когда Иван приносит царю золотое перо Жар-птицы, ему приказывают подарить птицу целиком, иначе он лишится жизни. Затем ему велят забрать принцессу Василису с края земли, чтобы царь женился на ней. Неизбежно сам лучник влюбляется в принцессу. Иван и Конь Власти должны в конце концов найти способ помешать царю. Эта классическая сказка передает суть старой России. Возраст от 5 лет и старше. Прекрасно иллюстрировано Робертом Ван Наттом.Часть отмеченной наградами серии «У всех кроликов» «У всех есть сказки». Версии на CD и DVD озвучены Сьюзен Сарандон с оригинальной музыкой Марка Ишема. DVD и цифровые загрузки доступны на Amazon Disc on Demand и Amazon Instant Video. Аудиокнига доступна на Audible.com в твердом переплете, издание в библиотеке доступно на www.rabbitears.com.

«синопсис» может принадлежать другой редакции этого названия.

Об авторе :

Роман Брэда Кесслера «Птицы осенью» получил Дейтонскую литературную премию мира.Среди других его книг — «Лик-Крик» и «Рождество лесоруба». Его работы публиковались в The New Yorker, The Nation, The Kenyon Review и BOMB, а также в других публикациях. Он является лауреатом премии писателей Уайтинга, стипендии Национального фонда искусств и Римской премии Американской академии искусств и литературы.

«Об этом заголовке» может принадлежать другой редакции этого заголовка.

сказка | Перья жар-птицы

Сегодня день публикации последнего прекрасного сборника сказок Кейт Форсайт и Лорены Кэррингтон «Белоснежка», «Красная роза» и «Другие сказки о добрых молодых женщинах», изданного Serenity Press.Он пополняет другие сборники сказок Кейт и Лорены, изданные Serenity Press, «Василиса Мудрая» и «Другие сказки отважных молодых женщин», и «Погребенная луна» и «Другие сказки ярких молодых женщин». В честь празднования я пригласил Кейт и Лорену написать об их совместном создании книги. (Также сегодня онлайн-презентация книги на Facebook, подробности см. Здесь).

Катя:

«Белоснежка, красная роза и другие сказки добрых молодых женщин» — это последнее творческое сотрудничество между мной и фотографом Лореной Каррингтон.Это проект, рожденный нашей общей любовью к сказкам и нашим восхищением их историей и смыслом. Это третья книга из серии, которую мы называем «Давно утерянными сказками», потому что наша цель — открыть и вернуть к жизни прекрасные старые истории, которые были несправедливо забыты.

Мы планируем выпускать новую книгу в сборник каждый год. Для начала выбираем тему. Книга 1 — это рассказы о храбрых молодых женщинах, Книга 2 — это рассказы об умных молодых женщинах, а в настоящее время мы работаем над Книгой 4, темой которой являются рассказы о нежных молодых мужчинах.

Как только у нас есть наша тема, мы с Лореной начинаем обдумывать ее. Мы читаем наши обширные сборники сказок в поисках вдохновения и начинаем экспериментировать с возможностями. Мы пересылаем друг другу истории и постепенно составляем список из тех, которые нам нравятся. В каждом сборнике по семь сказок, и мы хотим, чтобы все они были разными. Некоторые из них будут беззаботными и юмористическими, другие — мрачными и устрашающими. Некоторые из них имеют древние устные корни, другие — выдуманные литературные сказки. Некоторые покажутся знакомыми с отголосками других, более известных сказок; другие будут совершенно свежими.Мы также хотим, чтобы для сказок было много географических источников — «Белоснежка, Красная роза» — это сказка Гримма из Германии, старая словацкая сказка, одна из Баварии, две из Шотландии, английская литературная сказка, написанная в викторианские времена, и старая устная сказка из Ирландии. Часто я выбираю сказку, потому что знаю, что она вдохновит Лорену на создание поистине необычного произведения искусства, которое будет сопровождать ее, и она выбирает сказку, потому что знает, что она будет петь в моем сердце.

Иногда мы договариваемся о сказке, но потом я обнаруживаю, что не могу ее пересказать — эта история не вспыхивает во мне.

Иллюстрация Лорены Каррингтон

Например, мы думали о работе над «Снежной королевой» Ганса Христиана Андерсена, но когда я начал работать над ней, я обнаружил, что Герда слишком пассивна. Так что я написал Лорене по электронной почте, и мы поговорили об этом, и пришли к другим идеям, и в итоге заменили эту сказку другой.

Когда я работаю со сказкой, мне нравится знать, откуда она взялась и кто ее рассказал, и как она изменилась с течением времени. Для многих историй существуют десятки вариантов, и я люблю их все читать.Например, «Клубника на снегу» — одна из моих любимых историй в «Белоснежке, красной розе». Он был вдохновлен словенской сказкой «Двенадцать месяцев», но есть много других вариантов — их более 1000!

Я обычно пишу рассказы на рождественские каникулы, потому что все мои дети вернулись из школы и университета, и я обычно только что прочитал роман и хочу написать что-то другое, прежде чем я начну следующий роман. Затем я отправляю сказки Лорене, и она начинает думать о создании своего искусства, которое является не просто иллюстрациями моих историй, но ее собственным выразительным ответом на внутренний смысл сказок.Мы всегда находимся в постоянном общении, но мы не очень ругаем друг друга за работу, не вносим предложений и не просим изменений. Мы безоговорочно доверяем друг другу и любим давать друг другу полную творческую свободу. Это означает, что это свободный и радостный процесс, в котором каждый из нас вдохновляет и уважает друг друга. Вместе наше искусство создает нечто большее, чем оно могло бы быть само по себе. Это настоящее сотрудничество.

Я только что закончила писать сказки для «Сын садовника, Золотая Птица и Другие сказки нежных юношей» и не могу дождаться, чтобы увидеть, какое великолепное искусство создает для него Лорена!

Лорена:

Мои иллюстрации всегда начинаются с того, что дает мне пейзаж.Я выхожу с фотоаппаратом и часто оказываюсь на животе, фотографируя мельчайшие пейзажи: травинки на фоне неба или грибок, прорастающий из трещин на скале. Я также собираю интересные вещи — палки, листья, крошечные косточки — и приношу их домой, чтобы сфотографировать на световом ящике, который создает четкий силуэт каждого объекта. Я монтирую их вместе в Photoshop, чтобы создать зверей и существ, населяющих сказки. Иллюстрации состоят из множества слоев фотографий: фоны, человеческие фигуры, существа, вырисовывающиеся силуэты деревьев… иногда более сотни отдельных фотографий.

Конечно, процесс начинается задолго до этого, с выбора рассказов, суеты по темам и идеям, с восхитительных сюжетов и интриг, которые происходят вокруг создания новой книги. Как уже упоминала Кейт, у нас уникальные отношения между автором и иллюстратором, и за это мне очень повезло и я благодарна. Мы сплетаем нашу работу вместе, отправляя истории и изображения туда и обратно на протяжении всего процесса. Это похоже на танец, это редкий и красивый способ работы. Часто писатель отдает свою работу издателю, который передает ее иллюстратору, и они никогда не встретятся.Одна из замечательных особенностей работы с небольшим издателем, таким как Serenity Press, — это то, как мы все работаем вместе, чтобы создавать книги, которые мы делаем.

Одна из самых волнующих и вдохновляющих частей процесса — это когда Кейт присылает мне новую историю. Я завариваю чашку чая, свожу себе гнездо на диване и погружаюсь в ее слова. Я стараюсь не слишком много думать об иллюстрациях при первом чтении, хотя изображения часто вспыхивают в моем мозгу. Я пытаюсь почувствовать форму и ход истории, а также общую атмосферу.При втором чтении я достаю альбом, чтобы делать заметки и записывать любые приблизительные идеи. Когда-нибудь иллюстрация будет полностью сформирована, и все, что мне нужно сделать, это перевести ее с мозга на экран. Гоблин, например, просто выскочил из моей головы и плюхнулся на берег.

Одной из наиболее интересных задач была иллюстрация Стеклянной горы ( см. Рисунок ниже ). Сначала я попробовал сфотографировать стекло (можно подумать, логично), но оно было слишком прозрачным для гигантской стеклянной горы, на которую можно подняться.Я заморозил кусок льда, чтобы сфотографировать его на следующий день. В нем были захваченные пузырьки воздуха, которые я хотел, но, поскольку сегодня было 40 градусов, он продолжал таять, прежде чем я смог сфотографировать какие-либо острые края! Только в тот вечер, подавая желе на десерт, я заметил, как оно рассыпалось на кусочки с острыми краями. Я приготовил партию особо прочного прозрачного желе и дал ему настояться на ночь. Наконец, после трех дней экспериментов у меня была прекрасная (хотя и шаткая!) Аналогия со стеклом.

Итак, иногда это просто, и иллюстрация почти получается сама собой, а иногда это все равно, что вырезать статую из треснувшего и темпераментного блока мрамора.Но никогда не думала, что предпочла бы заниматься чем-то другим.

Одна из моих самых любимых вещей в иллюстрировании — это ощущение невероятного роста нашей совместной работы. Кейт обладает необычайным даром сохранять истинную суть рассказов, которые она пересказывает, а также наполнять их такими новыми и сияющими прелестями.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *